Стратегический ракетный комплекс УР-100Н УТТХ с ракетой 15А35

Базирование:
Система управления:
Боевая часть:
Применение:
Страна:
Дальность:
10000 км.
Год разработки:
1979 г.
Материалы предоставлены: М.А.Пашнев (г.Обнинск)

]]>Ракета УР-100Н]]>

Межконтинентальная баллистическая жидкостная ракета 15А30 (УР-100Н) третьего поколения с разделяющейся головной частью индивидуального наведения (РГЧ ИН) разработана в ЦКБ машиностроения под руководством В.Н. Челомея. В августе 1969 г. состоялось заседание Совета Обороны СССР под председательством Л.И. Брежнева, на котором обсуждались перспективы развития РВСН СССР и были одобрены предложения КБ "Южное" в части модернизации уже стоявших на вооружении ракетных комплексов ]]>Р-36М]]> и ]]>УР-100]]>.  При этом не была отвергнута и предложенная ЦКБМ схема модернизации комплекса УР-100, а по существу — создание нового ракетного комплекса УР-100Н. 19 августа 1970 года вышло постановление Правительства № 682-218 о разработке ракетного комплекса УР-100Н (15А30) с "самой тяжелой ракетой из легких МБР" (такой термин позже был принят в согласованных договорах). Наряду с комплексом УР-100Н на конкурсной основе создавался комплекс с МБР ]]>МР-УР-100]]> (под руководством М.К. Янгеля). Комплексы УР-100Н и ]]>МР-УР-100]]> предлагались для замены семейства МБР легкого класса ]]>УР-100 (8К84)]]>, принятого на вооружение РВСН в 1967 г. и развернутого в массовом количестве (пик развертывания был достигнут в 1974 году, когда число одновременно развернутых МБР этого типа достигло 1030 штук). Окончательный выбор между МБР УР-100Н и МР-УР-100 предстояло сделать после проведения сравнительных летных испытаний. Это решение положило начало тому, что в исторической и мемуарной литературе, посвященной советской ракетно-космической технике, носит название "спор века". По своим ТТХ комплекс УР-100Н, с весьма совершенной по основным техническим характеристикам ракетой, находился между «легкой» МР-УР-100 и «тяжелой» Р-36М, что, по мнению ряда участников и наблюдателей "спора века", порождало у В.Н. Челомея надежды не только на то, что его ракета сумеет выиграть соревнование с МР-УР-100, но и на то, что ее, как более дешевую и массовую, предпочтут сравнительно дорогой тяжелой Р-36М. Такие взгляды, разумеется, не разделялись М.К. Янгелем. Кроме того, руководство страны также считало совершенно необходимым для обороны СССР иметь в составе РВСН МБР тяжелого класса, поэтому надежды В.Н. Челомея на «подмену» Р-36М с помощью УР-100Н не оправдались.

Для В.Н. Челомея сложность создания новой ракеты заключалась и в том, что доработка шахтной пусковой установки комплекса УР-100 под ракету УР-100Н с ее "горячим" "газодинамическим стартом" практически выливалась в полный демонтаж существующей ШПУ и строительство новой с осуществлением полного цикла строительных работ (для упрочнения шахтного устройства нужны были полный демонтаж ствола шахты, ее оголовка и мощного фундамента, проведение земляных работ по увеличению диаметра шахты и сооружение новой железобетонной конструкции ШПУ), т.к. в противном случае возникла бы реальная опасность появления в некоторых местах газохода ШПУ сверхзвукового течения газов и скачков уплотнений с резким изменением его режимов (давления, температуры, теплообмена), приводящих к аварийному старту новой перспективной ракеты. Грубо говоря, от прежней ШПУ оставалась неизменной только осевая линия, в то время как предлагаемая М.К. Янгелем новая и рискованная концепция "холодного" "минометного старта" для обеих разрабатываемых его коллективом ракет позволяла фактически обойтись уже построенными ШПУ с проведением необходимых доработок (это выглядело как более рачительное использование уже построенных ШПУ, т.е. как более экономичный подход). При проектировании шахтного сооружения нового ракетного комплекса УР-100Н отработка газодинамики старта была поручена ЦНИИмашу. Институт справился с этой задачей, располагая малой по масштабу моделью. На ней были проведены с прецизионной точностью эксперименты и отработаны малогабаритные газоотводные аппараты. Для снижения недопустимо высоких уровней ударно-волнового давления на ракету УР-100Н при запуске ее двигателя в нижней части контейнера по рекомендации института был установлен специально разработанный дюралевый экран. При подъеме ракеты экран под воздействием струй разрушался, чем в дальнейшем обеспечивался эжекционный режим течения. Вместе с тем, несмотря на большой объем требовавшихся работ, по данным разведслужб США, ШПУ ОС 15П730 (затем 15П730П, 15П735) удерживали первое место по устойчивости к ПФЯВ среди прочих советских шахтных боевых ракетных комплексов вплоть до принятия на вооружение МБР ]]>Р-36М2 «Воевода»]]> (15А18М, ШПУ ОС 15П718М) и ]]>РТ-23УТТХ «Молодец»]]> (15Ж60, ШПУ ОС 15П760). При этом лидером стал последний комплекс. Американские эксперты в 1980-е годы оценивали вероятность уничтожения ШПУ ОС комплекса 15А35 двумя попаданиями ББ Mk12A с БЧ W78 (МБР ]]>Minuteman-III]]>) мощностью 335кт каждый как 0.509, в то время как два ББ Mk12 с БЧ W62 (МБР ]]>Minuteman-III]]>) мощностью 170 кт каждый уничтожали ту же шахту с вероятностью 0.333, а два ББ Mk4 с БЧ W76 (БРПЛ ]]>Trident I C4]]>) мощностью 100 кт каждый уничтожить эту ШПУ вообще не могли (вероятность 0). Для ШПУ ОС комплекса 15А18 оценки американских аналитиков давали следующие цифры вероятностей: 0.590 (Mk12A), 0.407 (Mk12) и 0.044 (Mk4).

Летно-конструкторские испытания МБР 15А30 проводились на полигоне Байконур (председатель госкомиссии - генерал-лейтенант Е.Б. Волков). Первый пуск МБР 15А30 состоялся 9 апреля 1973г. Испытания велись по сокращенной программе, так как разработчики представили расчеты, обосновавшие именно такой подход. Это позволило закончить испытания в октябре 1975 года, когда был выполнен последний из 27 пусков. Во время испытаний были выполнены запуски с моноблочной ГЧ, а также РГЧ ИН с 4 и 6 боевыми блоками. Первый полк с БРК 15П030 встал на боевое дежурство в 46-й Нижнеднепровской Краснознаменной ордена Октябрьской Революции ракетной дивизии (г. Первомайск, Николаевская обл., УССР) 26 апреля 1975 года. 30 декабря 1975 года Постановлением правительства № 1063-356 ракетный комплекс УР-100Н (15А30) был принят на вооружение. Первый полк с ракетами УР-100Н, оснащенный БРК 15П030П повышенной стойкости к ПФЯВ, встал на боевое дежурство в 60-й Таманской Краснознаменной ордена Октябрьской Революции ракетной дивизии имени 60-летия СССР (г. Татищево, Саратовская обл., РСФСР) 18 декабря 1976 года. Позже все имевшиеся БРК были доведены до уровня 15П030П. За создание упрочненного ШПУ для ракетного комплекса УР-100Н Ленинскую премию получила группа военных и гражданских специалистов, в том числе министр обороны А.А.Гречко. Сам же "спор века" закончился довольно неожиданно - на вооружение были приняты и УР-100Н и МР-УР-100, хотя последняя в количестве значительно меньшем, чем первая (окончательно - 360 против 150). Работы над комплексом УР-100Н в целом получились более сложными и дорогими (по сравнению с БРК МР-УР-100), но он полностью отвечал перспективам развития ракетного вооружения. Кроме того, по всей видимости, руководство страны опасалось возможности сосредоточения разработки жидкостных МБР всех классов в "одних руках" (КБ "Южное").

Серийное производство МБР 15А30/15А35 было развернуто в 1974 году на Московском Машиностроительном заводе имени М.В. Хруничева. Выпуск маршевых двигателей первой ступени был освоен Воронежским механическим заводом и филиалом Пермского моторостроительного завода имени Я.М.Свердлова. Маршевые двигатели второй ступени и рулевые двигатели выпускались Ленинградским машиностроительным производственным объединением "Красный Октябрь". Двигатели блока разведения изготовлял Усть-Катавский вагоностроительный завод. Компоненты системы управления собирали на Киевском радиозаводе, заводе имени Тараса Шевченко и Харьковском НПО "Хартрон". Блок разведения боеголовок и система управления производились в Оренбургском производственном объединении "Стрела".

Однако "новаторское" решение разработчиков относительно сокращенной программы испытаний имело и отрицательные последствия. При проведении пусков ракет по программе учебно-боевой подготовки со стрельбами на предельную дальность во второй половине 70-х годов возник серьезный инцидент с ракетным комплексом УР-100Н. Когда был проведен пуск ракеты УР-100Н, стоявшей на боевом дежурстве, на максимальную дальность с целью проверки состояния комплексов, результаты оказались неожиданными. Отклонения точек падения боевых блоков от точек прицеливания намного превосходили расчетные. Пуск повторили, результаты оказались такими же. Стало ясно, что в конструкции ракеты скрывается какой-то недостаток, не выявленный при проведении испытаний. Но на боевом дежурстве стояли уже десятки ракет, ускоренными темпами готовилась поставка новых. Исследование причин недопустимых отклонений точек падения блоков позволило установить следующее. На последних секундах работы ЖРД 1-й ступени начинались интенсивные продольные колебания ракеты, вызвавшие резонансные колебания элементов системы управления дальностью. В результате этих колебаний бортовые приборы, измерявшие дальность полета, давали ошибочную команду на выключение двигателей, что и вело к недопустимым отклонениям точек падения блоков. К разработке мер по устранению колебаний ракеты УР-100Н были привлечены самые опытные ракетные организации - КБ, НИИ, полигоны и др. Специальным решением были выделены дополнительные ракеты для летных испытаний. Головной организацией было определено ЦКБ машиностроения, проведение летных испытаний возложено на ту же Государственную комиссию, что вела испытания МБР УР-100Н. Начался период доработки этих ракет. Работа была организована следующим образом. Совет главных конструкторов при ЦКБ машиностроения под председательством В.Н. Челомея разрабатывал предложения по доработке ракеты. Соответствующие изменения вносились на заводе-изготовителе ракет им. М.В. Хруничева. Доработанная ракета отправлялась на полигон Байконур, где и производился ее пуск по программе, предусматривающей полное выгорание топлива первой ступени. Данные, полученные при пусках, позволяли оценить эффективность доработки. Так было проведено несколько пусков ракет с различными вариантами доработки. Результаты были отрицательными - ликвидировать колебания не удавалось. Между тем истекали сроки и запасы ракет, отпущенных на доработку. Ситуация становилась угрожающей. Вариант решения проблемы был найден совсем не там, где его искали. Генеральный конструктор В.Н. Челомей настаивал на переделке аппаратуры СУ, чтобы избежать резонансных режимов, и замене ее на всех ракетах. Однако научный сотрудник НИИТП М.С.Натанзон предложил более простое решение: в хвостовом отсеке 1-й ступени ракеты поставить антивибраторы (динамические гасители колебаний), настроенные на опасную частоту и подавляющие ее в спектре вибраций ракеты. Изготовление и установка таких антивибраторов были достаточно простыми и дешевыми операциями. ЦНИИмаш под руководством Ю.А. Мозжорина провел обширный комплекс теоретических и экспериментальных исследований. Свою роль в решении указанной проблемы сыграли стендовые динамические испытания натурной ракеты с установленными гасителями колебаний. В короткие сроки были проведены необходимые расчеты, изготовлены гасители колебаний и установлены на ракету, подготавливаемую к отправке на Байконур. Результаты стали известны сразу же, как только закончили работать двигатели первой ступени - данные о полете передавались на землю телеметрической системой. Недопустимых колебаний не было. Пуски ракет с гасителями колебаний были срочно повторены. Результаты оказались такими же. Однако в шахтах стояли на боевом дежурстве ракеты без гасителей колебаний. В крайне сложных условиях - на глубине примерно 20 м - гасители были установлены. В последующем контрольные пуски ракет проводились десятки раз. Высокая надежность комплексов была подтверждена. Однако пришлось затрачивать дополнительные усилия и немалые финансовые средства, чтобы устранить недостатки.

16 августа 1976 года вышло постановление правительства № 654-214 об улучшении тактико-технических характеристик (УТТХ) ракетного комплекса УР-100Н. Модернизация ракетного комплекса шла по следующим основным направлениям: повышение устойчивости к ПФЯВ и повышение боевой эффективности комплекса. От своей предшественницы новая ракета отличалась новой ступенью разведения (более устойчивой к ПФЯВ, позволившей увеличить дальность стрельбы, улучшить построение порядков из элементов боевого оснащения, повысить площадь района разведения ББ), улучшенной системой управления (более устойчивой к ПФЯВ, обеспечившей повышенную точность стрельбы), позволившей выбирать одну из 6 целей, заранее заложенных для ракеты в СУ, что значительно расширило применение БРК), улучшенным КСП ПРО, новыми ББ (более высокоскоростными, мощными, точными и устойчивыми к ПФЯВ), повышенной устойчивостью к ПФЯВ для ШПУ ОС 15П735 и БРК 15П035 в целом (позже все имевшиеся БРК 15П030П были доведены до уровня 15П035 со способностью противостоять давлению в ударной волне до 100 атмосфер). Значительно упростилась в целом эксплуатация ракетных комплексов при одновременном повышении стойкости к поражающим факторам ядерного взрыва. Все это было достигнуто без изменения величины массы МБР и забрасываемой массы. 26 октября 1977 года на Байконуре начались летно-конструкторские испытания ракеты 15А35 с улучшенными ТТХ (УР-100Н УТТХ). На этот раз их провели в полном объеме. Всего было выполнено 68 испытательных запусков усовершенствованной ракеты в период с 28 сентября 1977 г. по 26 июля 1979 г. Все пуски в ходе ЛКИ проводились: по району «Кура», по району «Акватория» (на максимальную дальность), по району «Кзыл-Ту» (на минимальную дальность порядка 1000 км). 17 декабря 1980 года Постановлением правительства № 1180-402 ракетный комплекс УР-100Н УТТХ принят на вооружение. Первым полком с новым БРК стал полк в 19-й Запорожской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова ракетной дивизии (г. Хмельницкий, Хмельницкая область, УССР), который полностью стал на боевое дежурство в январе 1981 года. К 1984 году всего в 4-х позиционных районах страны (кроме 3-х вышеперечисленных - также 28-я гвардейская Краснознаменная ракетная дивизия, г. Козельск, Калужская обл., РСФСР) было развернуто 360 ракет УР-100Н УТТХ. Производство ракет было прекращено в 1985 году. После постановки усовершенствованных ракет на вооружение с целью наиболее полного использования возможностей комплекса с МБР 15А35 в конце первой - начале второй половины 80-х годов во всех эксплуатирующих частях для повышения устойчивости системы боевого управления были сформированы подвижные запасные командные пункты (ПКП) «Выбор» на шасси МАЗ высокой проходимости. Для обеспечения оперативности расчета полетных заданий в дивизиях были сформированы вычислительные центры.

]]>]]>

МБР 15А30 первоначально размещались в ШПУ повышенной защищенности, разработанных Филиалом № 2 ЦКБ машиностроения (ныне - ГНИП "ОКБ Вымпел"), возглавляемым В.М.Барышевым. Позже все имеющиеся шахты повышенной защищенности были переоборудованы в шахты высокой защищенности. Всего было построено 360 шахтных пусковых установок высокой защищенности (ШПУ ВЗ). Они размещались в позиционных районах дивизий, дислоцированных под городами Первомайск (90 ШПУ ОС), Хмельницкий (90 ШПУ ОС), Татищево (110 ШПУ ОС) и Козельск (70 ШПУ ОС). Всего было развернуто 360 МБР этого типа. Начиная с 1988 года, в соединениях, дислоцированных под городами Первомайск и Татищево, началось развертывание твердотопливной МБР ]]>15Ж60]]> вместо МБР 15А35, снимаемых с дежурства. К концу 1989 года на боевое дежурство было поставлено 56 новых ракет, взамен снято с дежурства 60 15А35. Однако, начиная с 1990 года, этот процесс приостановился вплоть до развала СССР в конце 1991 года. Часть еще развернутых ракет 15А35 (130 единиц) после развала СССР оказалась на территории Украины и была впоследствии ликвидирована в соответствии с буквой международных договоров. Однако не был уничтожен 31 комплект 15С300 (МБР 15А35 в ТПК без ГЧ и СУ). Россия купила у Украины в 2002-2004 гг. 30 таких комплектов, хранившихся на складах в незаправленном состоянии. По заявлению тогдашнего главкома РВСН РФ Н.Соловцова, эти ракеты могут простоять на боевом дежурстве, по меньшей мере, до 2020 года, а как максимум - до 2030 года.

По официальным данным, на июль 2009 г. РВСН РФ имели 70 развернутых МБР 15А35: 1. 60-я ракетная дивизия (г. Татищево), 41 УР-100Н УТТХ 2. 28-я гвардейская ракетная дивизия (г. Козельск), 29 УР-100Н УТТХ.

Последняя дивизия ранее находилась в процессе ликвидации, однако решением Президента РФ Д.А. Медведева в ноябре 2008 года процесс ликвидации прекращен. Дивизия по-прежнему будет нести дежурство с МБР 15А35 до перевооружения на «новые ракетные комплексы» (по всей видимости - или «Тополь-М» или РС-24). По-видимому, в ближайшем будущем количество ракет 15А35, стоящих на боевом дежурстве, будет сокращаться и далее вплоть до стабилизации на уровне порядка 20-30 единиц с учетом закупленных ракет. Для сравнения с данными июля 2009 года (когда фигурировало число в 70 МБР) - по состоянию на январь того же года ракет данного типа было развернуто 97 штук, в январе же 2008 года 110 штук.

Ракетный комплекс УР-100Н УТТХ является исключительно надежным - проведено 165 испытательных и учебно-боевых пусков, из них только три были неудачными. Американский журнал "Ассоциации ракетчиков ВВС" назвал ракету УР-100Н УТТХ  "одной из наиболее выдающихся технических разработок "Холодной Войны". Первый комплекс, еще с ракетами УР-100Н, был поставлен на боевое дежурство в 1975 году с гарантийным сроком эксплуатации 10 лет. При его создании были реализованы все лучшие конструкторские решения, отработанные на предыдущих поколениях "соток" (8К84/УР-100,8К84М/УР-100М,15А20/УР-100К,15А20У/УР-100У). Достигнутые затем при эксплуатации улучшенного комплекса с МБР УР-100Н УТТХ высокие показатели надежности ракеты и комплекса в целом позволили военно-политическому руководству страны поставить перед Министерством обороны, Генеральным штабом, командованием Ракетных Войск Стратегического Назначения и головным разработчиком в лице НПО Машиностроения задачу постепенного продления сроков эксплуатации комплекса с 10 до 15, затем до 20, 25 и, наконец, до 30 лет и далее. В 1990-х годах, после распада СССР, военно-политическим руководством страны было принято решение о начале работ по существенному продлению сроков эксплуатации РК с МБР УР-100Н УТТХ вместо окончательного снятия его с вооружения и заменой комплексом с МБР РТ-23 УТТХ "Молодец", как первоначально планировалось во второй половине 1980-х годов. Эта задача, при острой нехватке бюджетных средств, выделяемых на поддержание существующих и закупку новых образцов стратегического и другого вооружения, была определена военно-политическим руководством страны как особо приоритетная. В этих условиях значимо возросла роль многолетнего взаимодействия НПО машиностроения и РВСН.  С 1996 года НПО машиностроения, как головное предприятие в совместной кооперации с другими предприятиями, решает важнейшую задачу - проведение работ по продлению сроков эксплуатации ракетного комплекса с МБР УР-100Н УТТХ в условиях несения боевого дежурства (тема «Зарядье»). В целях проведения указанных работ,  по инициативе НПО машиностроения, в 2000 году был создан Совет Генеральных (главных) конструкторов, в задачу которых входит координация работ всей кооперации предприятий - разработчиков (изготовителей) составных частей комплекса и служб РВСН. Раз в два года Совет проводит свою работу непосредственно на объектах эксплуатации. По результатам работ Совета оформляется соответствующее решение, определяющее порядок обеспечения и продления сроков эксплуатации РК с МБР УР-100Н УТТХ.  Основным результатом проведения работ по этой тематике является подтверждение высокой надежности стоящих длительное время на боевом дежурстве ракетных комплексов с МБР УР-100Н УТТХ. Задача по обеспечению столь длительной эксплуатации комплекса при сохранении высоких боевых и технических характеристик была решена впервые в мире. Потребовалось реализовать множество научных исследований и опытно-конструкторских работ, объединенных в одну комплексную программу. Были найдены подходы к прогнозированию состояния комплекса не менее чем на 2-3 года вперед. Определяются запасы прочности силовых конструкций, тщательно проверяется состояние стенок топливных баков, анализируется состояние компонентов ракетного топлива, проводятся ускоренные испытания в климатических камерах, обеспечивающих эквивалентные воздействия параметров окружающей среды на конструкции узлов и агрегатов ракетного комплекса. Полученный опыт является универсальным и используется для продления сроков эксплуатации всех комплексов с жидкостными ракетами.

Важным этапом по подтверждению основных ТТХ ракеты являются регулярно проводимые пуски УР-100Н УТТХ с космодрома "Байконур". Для пуска выбирается ракета с максимальным сроком эксплуатации. Последний на текущий момент запуск был проведен 22 октября 2008 года, когда с Байконура была запущена ракета УР-100Н УТТХ. Головная часть успешно поразила цели на полигоне "Кура". Проведенный пуск подтвердил неизменность основных летно-технических характеристик МБР РС-18Б, а также показал высокую степень надежности системы эксплуатации боевых ракетных комплексов. В декабре 2008 года по результатам проведенных испытаний и исследований принято решение о продлении сроков эксплуатации ракет до 33 лет. Экономические расчеты показывают, что сохранение ракет УР-100Н УТТХ в составе СЯС РФ только за последние 10 лет дало возможность высвободить несколько десятков миллиардов рублей для решения важных государственных задач. Отмечено, что за время эксплуатации были проведены пуски ракет УР-100Н УТТХ не только на максимальную (10000 км), но и на минимальную (около 1000 км) дальность, что обеспечивает гибкость ее использования в современных меняющихся геополитических условиях. Значительный объем экспериментальных данных для продления сроков эксплуатации МБР РС-18Б также приобретается в рамках осуществления программы использования конверсионных РН "Рокот",поставка блока 15С300 для которых (1-я и 2-я маршевые ступени МБР 15А35 в штатном ТПК 15Я64) осуществляется от РВСН к Космическим войскам после проведения соответствующих проверочных мероприятий.По результатам проведенных НИР в феврале 2011 г. было объявлено о возможности увеличения гарантийного срока эксплуатации МБР 15А35 до 36 лет.

В течение последнего десятилетия в СМИ неоднократно появлялась информация разного рода, содержащая сведения о необходимости и даже начале работ по созданию в РФ силами отечественной кооперации производителей новой жидкостной МБР массой порядка 100 тонн с РГЧ ИН с тем, чтобы поставить ее на вооружение в период "после 2015 года", однако никаких конкретных указаний на начало работ в этом направлении в течении длительного времени официально не озвучивалось. Как сторонники, так и противники этой идеи отмечали, что, по всей видимости, окончательное решение по этому направлению будет принято по конечным результатам работ МИТа над перспективными образцами вооружения - МБР с РГЧ ИН РС-24 и БРПЛ с РГЧ ИН Р-30 "Булава", эти результаты должны окончательно заявить о себе в ближайшие год-два (о нахождении МБР РС-24 в войсках и несении на данном комплексе опытно-боевого дежурства было объявлено в июле 2010 года, а уже в марте 2011 года было объявлено о постановке данного комплекса на боевое дежурство). Если эта работа будет выполнена удачно и новейшие мобильные твердотопливные МБР и БРПЛ с РГЧ ИН поступят на вооружение РВСН и ВМФ РФ в достаточном количестве, то необходимость создания перспективной жидкостной МБР, вероятно, отпадет. Кроме того, противники создания новой жидкостной МБР, главным плюсом которой является возможность размещения значительного числа ББ большой мощности на одной ракете,указывают на то,что в современных условиях (действие договора СНВ-3, наличие у целого ряда стран высокоточного оружия и пр.) главный ее плюс, наряду с базированием в ШПУ ОС, станет и главным недостатком - большое число боевых блоков может быть выведено из строя нанесением удара по сравнительно небольшому числу стационарных носителей в ШПУ ОС. Вместе с тем, в феврале 2011 г. было объявлено о возможности создания перспективной тяжелой МБР со значительным числом ББ на борту как замене МБР Р-36М2 "Воевода" и УР-100Н УТТХ с поступлением на вооружение к 2020 году. В апреле 2011 года о создании такой ракеты, которая будет иметь значительно повышенную боевую живучесть за счет конструктивного совершенства, усиленной фортификационной защиты ШПУ ОС и принятия других мер пассивной и активной защиты (в том числе и средств ПВО и ПРО района базирования) при максимально возможном использовании уже развернутой инфраструктуры ракет-предшественниц, было заявлено официально со стороны представителей РВСН.  Принятие на вооружение новой ракеты планируется уже к концу 2018 г., в ее создании примут и предприятия "военно-морской" кооперации, создававшей ранее жидкостные БРПЛ, во главе с ГРЦ им. В.П. Макеева.   

На Западе ракета 15А35 (УР-100Н УТТХ) получила обозначение SS-19 mod.3 Stiletto (по договору ОСВ-1 РС-18Б), а 15А30 (УР-100Н) - SS-19 mod.1,2 Stiletto (по договору ОСВ-1 РС-18А).

Состав

]]>УР-100Н]]>

МБР 15А35 - двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета, выполненная по схеме "тандем" с последовательным разделением ступеней (см. ]]>схему]]>). Ракета отличается очень плотной компоновкой и практически отсутствием "сухих" отсеков.

Корпус первой ступени состоит из хвостового, топливного отсеков и переходника. Топливные баки - несущей конструкции,с общим днищем. Двигательная установка первой ступени РД-0234 (15Д96) состоит из четырех маршевых жидкостных ракетных двигателей (ЖРД) РД-0233 (15Д95) (см. фото).  Каждый двигатель закреплен шарнирно на раме в хвостовом отсеке и может отклоняться от нейтрального положения в соответствующей плоскости. Двигатели имеют турбонасосную систему топливоподачи с дожиганием генераторного газа. Верхнее днище бака окислителя первой ступени имеет сложную форму и состоит из конической части, направленной внутрь бака, и сферической центральной части, имеющей выпуклость наружу. В образовавшемся таким образом пространстве размещается сопло маршевого ЖРД второй ступени. Наддув баков маршевых ступеней осуществляется с помощью горячих газов. Разделение первой и второй ступени происходит по "горячей" схеме за счет рулевого двигателя второй ступени, который запускается до подачи команды на выключение ЖРД первой ступени. Отработанные газы работающего рулевого двигателя второй ступени выводятся с помощью специальной системы окон в корпусе первой ступени. Затем по команде происходит разрыв механических связей между ступенями, увод первой ступени и запуск маршевого двигателя второй ступени. Торможение первой ступени осуществляется четырьмя твердотопливными тормозными двигателями, установленными на хвостовом отсеке.

Корпус второй ступени состоит из укороченного хвостового и топливного отсеков. Топливные баки - несущей конструкции. Двигательная установка второй ступени включает в себя маршевый ЖРД РД-0235 (15Д113), установленный неподвижно, и четырехкамерный рулевой двигатель РД-0236 (15Д114) (см. ]]>фото]]>). Маршевый двигатель имеет схему топливоподачи с дожиганием, а рулевой - без дожигания генераторного газа. Отделение третьей ступени от второй происходит при неработающем ЖРД за счет тяги тормозных твердотопливных двигателей второй ступени. Тормозные двигатели обеих маршевых ступеней разработаны в КБ-2 завода № 81 под руководством И.М. Картукова. К верхней части второй ступени корпуса ракеты крепится агрегатно-приборный блок разделяющейся головной части, в котором размещаются приборы инерциальной системы управления и двигатель разведения боевого оснащения.

Боевые блоки прикрыты обтекателем. Ракета оснащена комплексом преодоления ПРО. Ядерные боезаряды МБР УР-100Н разработаны в НИИ-1011 (ныне ВНИИТФ, г. Снежинск Челябинской области).

УР-100Н была принята на вооружение с двумя взаимозаменяемыми ГЧ: "легкая" моноблочная ГЧ с термоядерным боезарядом мощностью 5.3Мт и РГЧ ИН с 6 неуправляемыми ББ, мощность каждого - 400кт (КВО - не более 650м на предельной дальности 9650км). Ядерные боезаряды для УР-100Н УТТХ разработаны в КБ-11 (ныне ВНИИЭФ, г. Саров Нижегородской области). УР-100Н УТТХ была принята на вооружение с одним вариантом ГЧ - РГЧ ИН с 6 неуправляемыми ББ, мощность каждого - 550 кт (КВО - не более 350 м на предельной дальности 10 000 км). Боевое оснащение УР-100Н УТТХ позволяет уверенно поражать высокозащищенные и прикрытые системой ПРО точечные и площадные цели. По данным западных экспертов, рассматривались версии оснащения РГЧ ИН МБР 15А35 новыми легкими малогабаритными ББ малого класса мощности спецзарядов, что позволило бы увеличить при необходимости число ББ на одной ракете до 18 единиц.

Двигатель разведения РД-0237 (см. ]]>фото]]>) - жидкостный с вытеснительной системой подачи топлива, без дожигания генераторного газа. Двигатель разведения, а также маршевые ЖРД первой и второй ступеней созданы в Конструкторском бюро химической автоматики под руководством А.Д.Конопатова (г. Воронеж). В качестве топлива все ступени используют азотный тетраоксид и несимметричный диметилгидразин. Разработка указанных ЖРД и их отработка осуществлялись в 1969-1974 гг.

Система управления разработана в харьковском НИИ-692 (позднее - НПО «Хартрон») под руководством В.Г. Сергеева. На ракету устанавливается автономная инерциальная система управления с БЦВМ 15Л579. Бортовой вычислительный комплекс унифицирован с ракетой ]]>15А18]]>. При несении боевого дежурства все важнейшие параметры ракеты непрерывно контролируются. Высокие характеристики СУ подтвердились при пусках. КВО не превышает 350 м (в начальный период эксплуатации для МБР 15А35 эта величина составляла 430м). Для систем управления МБР 15А35 и 15А18 впервые в СССР была разработана новая технология отработки программно-математического обеспечения, включающая т.н. "электронный пуск", при котором на специальном комплексе, включающем ЭВМ БЭСМ-6 и изготовленные блоки системы управления МБР моделировался полёт МБР и реакция системы управления на воздействие основных возмущающих факторов. Эта технология обеспечила также эффективный и полный контроль полётных заданий. Коллектив разработчиков "электронного пуска" (Я.Е.Айзенберг и др.) был удостоен Государственной премии УССР. Установка новой аппаратуры контроля дала возможность полностью автоматизировать цикл проверок технического состояния ракет и систем пусковой установки.

Боевой стартовый комплекс УР-100Н УТТХ включает 10 ракет в ШПУ 15П735, командный пункт 15В52У и ремонтно-техническую базу. Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБТМ под руководством Б.Р.Аксютина. Ракета 15А35 имеет газодинамическую схему старта, при которой она выходит из транспортно-пускового контейнера 15Я54, размещенного в ШПУ, по направляющим на внутренней поверхности ТПК за счет действия силы тяги двигательной установки первой ступени ракеты. Баки с топливом ампулизированы, весь период эксплуатации ракета находится в заправленном состоянии в транспортно-пусковом контейнере, который обеспечивает требуемый температурный режим. Конструкция ТПК позволяет производить техническое обслуживание систем ракеты, заправку и слив компонентов топлива после установки ракеты в шахту. Система поддержания заданного температурно-влажностного режима в ТПК позволяет на всех этапах эксплуатации ракеты содержать ее в требуемых условиях хранения. В шахтной пусковой установке ТПК ракеты закреплен с помощью высокоэффективной системы амортизации, обеспечивая дополнительную защиту ракеты от воздействия поражающих факторов ядерного взрыва. По данным американских аналитиков, МБР 15А35 способна стартовать спустя не более 3 минут после непоражающего термоядерного воздействия по ШПУ ОС. ТПК заполнен инертным газом - азотом. Во время боевого дежурства ракеты подвергается промежуточному регламентному осмотру раз в три месяца и главному раз в три года. В результате выполнения всех работ по улучшению ТТХ защищенность сооружений ракетного комплекса повысилась на порядок. Управление пуском – дистанционное.

Тактико-технические характеристики

Дальность стрельбы, км 10000 (9 650 с РГЧ ИН)
Длина ракеты, м 24.3 (24.0 для 15А30)
Максимальный диаметр корпуса, м 2.5
Стартовая масса, т 105.6
Масса головной части, кг 4350
КВО, км 0.35 (0.65)
Гарантийный срок хранения, лет 10 (для 15А35 продлен до 33 лет)
ДУ 1-ой ступени
            - тяга в вакууме, кН
            - тяга на уровне моря, кН,
            - удельный импульс в вакууме, с
            - удельный импульс на уровне моря, с
            - время работы, с

2070
1870
310
285
121
ДУ 2-ой ступени
            - тяга в вакууме (маршевый), кН
            - удельный импульс в вакууме (маршевый), с
            - время работы (маршевый), с
            - тяга в вакууме (рулевые в связке), кН
            - удельный импульс в вакууме (рулевые), с
            - время работы (рулевые), с

240
320
183
15.76
293
200

Испытания и эксплуатация

На базе ракеты 15А35 в ГКНПЦ им. М.В. Хруничева создана конверсионная ракета-носитель легкого класса "Рокот"(см. ]]>фото]]>), ее запуски проводятся с Государственного испытательного космодрома Плесецк. РН "Рокот" - трехступенчатая ракета. Первая и вторая ступени - ракетный блок МБР УР-100Н. В качестве третьей ступени используется разгонный блок “Бриз”. Длина ракеты - 27,7 метров, диаметр - 2,5 метра. Стартовая масса (без полезного груза) - 107 тонн. РН способна выводить полезный груз массой 1950 килограмм на орбиту высотой 200 километров или 1250 килограмм на орбиту высотой 1500 километров. Относительная масса полезного груза - 1,82 %.

На базе ракет 15А35 в НПО Машиностроения создан ракетно-космический комплекс “Стрела”(см. ]]>фото]]>), предназначенный для запуска космических аппаратов с космодрома "Свободный" из модернизируемой шахтной пусковой установки 15П720, предназначенной для запуска ракет 15А20. Основной концепцией, реализованной в этом проекте, является сохранение максимальной преемственности КРК "Стрела" с базовым комплексом. Использование космического ракетного комплекса "Стрела" обеспечит экономически выгодные запуски малых космических аппаратов на орбиты с различными высотами и наклонениями. Ракета 15А20 меньше по габаритам и по энергетике, чем ракета 15А35. Для этого шахта 15П720 углубляется и усиливается ее нижняя часть. Изменяется и геометрия верхней части ШПУ подобно верхней части ШПУ 15П735 для установки газоотводящей решетки.

Источники

  1. ]]>Продление сроков эксплуатации МБР УР-100Н УТТХ]]> /НПО Машиностроения /
  2. Журнал "Техника и вооружение" 5/6 2001 год
  3. ]]>Вычислительная техника для ракет и космических систем]]>
  4. ]]>Межконтинентальная баллистическая ракета УР-100НУ]]>
  5. ]]>Ю.А.Мозжорин "Так это было..." ("Спор века”)]]>
  6. ]]>Л.В.Каменский, А.С.Намятов, В.А.Хотулев "Проблемы обеспечения газодинамических, акустических и тепловых процессов при старте ракеты-носителя 'Стрела' из шахтной пусковой установки]]>
  7. М.Первов. "Межконтинентальные баллистические ракеты СССР и России". Краткий исторический очерк. / М.: 1998.
  8. Андрюшин И.А., Чернышев А.К., Юдин Ю.А. "Укрощение ядра. Страницы истории ядерного оружия и ядерной инфраструктуры СССР" / С., С.: Красный Октябрь, 2003
  9. "Призваны временем. Ракеты и космические аппараты конструкторского бюро "Южное"./ Под общей редакцией С.Н.Конюхова /. Д.: Арт-Пресс, 2004.
  10. M.G. McKinzie, T.B. Cochran, R.S. Norris and W.M. Arkin. “The U.S. Nuclear War Plan: A Time For Change” / Natural Resources Defense Council, 2001.
  11. ]]>http://www.npomash.ru]]>
  12. ]]>http://www.khrunichev.ru]]>
  13. ]]>http://www.kbkha.ru]]>
  14. ]]>http://www.okb-vympel.ru]]>
  15. ]]>http://www.vniief.ru]]>
  16. ]]>http://www.astronautix.com]]>
  17. ]]>http://www.globalsecurity.org]]>
  18. ]]>http://www.russianforces.org]]>
  19. ]]>http://www.fas.org]]>