Межконтинентальная баллистическая ракета LGM-118A Peacekeeper - MX

Базирование:
Система управления:
Боевая часть:
Применение:
Страна:
Дальность:
9600 км.
Год разработки:
1979 г.
Материалы предоставлены: М.А.Пашнев (г.Обнинск)

]]>ракета LGM-118A "Peacekeeper" - "MX"]]> В 1972 году специальная правительственная комиссия занималась исследованием перспектив развития стратегических ядерных сил США до конца 20 века. По результатам ее работы администрация президента Р. Никсона выдала задание на разработку перспективной МБР, способной нести разделяющуюся головную часть с десятью боевыми блоками. Исследовательские работы по программе разработки новой МБР начались в феврале 1972 года, а в апреле Штаб ВВС США присвоил новой ракете предварительное обозначение MX (Missile eXperimental) и назначил Организацию по разработке космических и ракетных систем SAMSO ("Space and Missile Systems Organization") ответственной за программу. Новая ракета должна была превосходить предшественницу ("Minuteman-III") по точности, числу боевых блоков (ББ), их эффективности, площади района разведения ББ, устойчивости к ПФЯВ и пр. Новая ракета предназначалась, в первую очередь, для уничтожения высокозащищенных целей - ракетных шахт и защищенных командных бункеров при нанесении упреждающего удара. Большая точность и полезная нагрузка делали ее действительно эффективной; живучесть ракеты предполагалось повысить за счет мобильного базирования. В качестве мобильных вариантов базирования рассматривались авиационный, грунтовый, железнодорожный и прочие варианты (в разное время рассматривалось до 40 различных вариантов базирования, включая и самые экзотические). Например, в октябре 1974 года был проведен экспериментальный запуск МБР "Minuteman-IB", сброшенной с военно-транспортного самолета C-5A "Galaxy". Первая ступень МБР содержала заряд топлива для семисекундного полета. Эксперимент подтвердил потенциальную возможность мобильного авиационного варианта базирования.

В начале 1976 года программа MX перешла от концептуальной проработки к изготовлению экспериментальных образцов. В июле того же года Конгресс США заблокировал выделение финансирования на проработку стационарного шахтного и авиационного видов базирования и предложил рассмотреть другие варианты размещения новой МБР. В качестве альтернативы предлагался вариант размещения МБР MX на платформе, перемещающейся в специально подготовленной защищенной траншее и вариант размещения в системе мобильных защищенных укрытий MPS ("Mobile Protective Shelters"). Согласно концепции MPS, для размещения 200 МБР предполагалось создать 4600 стартовых площадок-укрытий для горизонтального размещения ракет, рассредоточенных по окружности большого диаметра. Ракета должна была скрытно перемещаться из укрытия в укрытие по случайному закону. Уровень защищенности укрытий должен был быть таким, чтобы обеспечивать вывод из строя только одного укрытия одной атакующей боеголовкой противника. При получении сигнала на пуск крыша укрытия раздвигалась, и ракета, поднявшись в вертикальное положение с помощью системы специальных домкратов, стартовала. В апреле-мае 1978 года в качестве основного подрядчика для разработки МБР MX была выбрана корпорация "Martin Marietta", а корпорации "Thiokol", "Aerojet", "Hercules" и "Rocketdyne" получили контракты на разработку 1-й, 2-й, 3-й ступеней и ступени разведения, соответственно. Боевые блоки разрабатывала компания AVCO, боевую часть - "Lawrence Livermore National Laboratory", а полномасштабной интеграцией боевого оснащения занималась также компания AVCO. Разработкой инерциальной системы управления занималась компания "Rockwell Autonetics", а БЦВМ – "Hewlett-Packard". В июне 1979 года началась полномасштабная инженерная проработка ракеты MX с основным видом базирования в соответствии с концепцией MPS. Однако, в ходе работ выяснилось, что выбранный вид базирования требовал не только больших финансовых затрат (37 млрд. $), но и огромного количества отчуждаемых земель. В октябре 1981 года решением президента Рейгана работы в этом направлении были свернуты.

Несмотря на это, отработки систем ракеты продолжались – к концу 1981 года были испытаны на наземных стендах все три маршевых ступени и ступень разведения, в полетах на МБР "Minuteman-III" были испытаны боевые блоки, КСП ПРО и компоненты инерциальной системы управления. В 1973-1986 г.г. на полигоне в штате Невада осуществлены 14 ядерных взрывов по программе испытаний боевой части и систем ракеты на устойчивость к ПФЯВ. В январе 1982 года был впервые проведен исследовательский «минометный» запуск макета ракеты на специальном стенде полигона "Nevada Test Site".

В ноябре 1982 года разрабатываемая ракета получила новое обозначение - LGM-118A "Peacekeeper". Тогда же были развернуты работы по новому варианту базирования, т.н. ”плотной упаковки” - CSB ("Closely Spaced Basing", она же “Dense Pack”). В соответствии с этой концепцией предполагалось строительство сверхукрепленных шахт (рассчитанных на избыточное давление во фронте ударной волны более 700 кгс/см2) всего в 550 метрах друг от друга. Идея заключалась во взаимоуничтожении атакующих боеголовок противника и гашении ударных волн ядерных взрывов, что позволило бы уцелеть основной части ШПУ и произвести ответный запуск. Впрочем, быстро стало ясно, что концепция CSB основана на чрезвычайно сомнительных допущениях.

Для решения вопроса базирования МБР LGM-118A была учреждена специальная правительственная комиссия, возглавляемая генералом Скоукрофтом. Вердикт комиссии был обнародован в апреле 1983 года, который гласил, что в связи с деактивацией тяжелых МБР ]]>"Titan-II"]]> необходимо срочно «для демонстрации национальной воли» развернуть 100 МБР LGM-118A "Peacekeeper" в уже существующих шахтах ракет ]]>"Minuteman-III"]]>, а также начать разработку легкой моноблочной твердотопливной МБР мобильного базирования (позже получившей название "Midgetman"). Это решение позволяло быстро развернуть новые МБР при сравнительно небольших финансовых затратах и было одобрено администрацией Рейгана. Для размещения ракет были выбраны 400-я и 319-я стратегические ракетные эскадрильи 90-го стратегического ракетного крыла, размещавшегося на авиабазе Ф.Е. Уоррен (шт. Вайоминг). Этот вариант размещения не позволял МБР LGM-118A со штатной нагрузкой (10 ББ + КСП ПРО) поражать южные советские ракетные группировки тяжелых МБР. В августе 1983 г. министр обороны США санкционировал начало работ по развертыванию ракет в составе 90-го стратегического ракетного крыла. Первые ракеты должны были начать поступать в часть в январе 1986 года и достигнуть состояния боеготовности в декабре того же года. Готовность всей группировки должна была быть достигнута к декабрю 1989 года.

Испытания МБР LGM-118A решено было провести в два этапа, по шесть пусков в каждом. Испытания проводились на Западном испытательном полигоне (авиабаза Ванденберг, штат Калифорния). Первый испытательный этап из шести пусков был выполнен в 1983-1984 г. Пуски проводились из установленного на специальной площадке пускового контейнера. В феврале 1984 года началось серийное производство ракет. Второй этап испытаний начался в 1985г. и закончился в 1986г. Первые два пуска второго этапа также проводились из наземного ПК, последующие – из переоборудованных шахт МБР "Minuteman-III".

В июле 1985 года программу поджидало новое испытание – Конгресс ограничил развертывание ракет 50-ю экземплярами. Еще 50 должны были быть развернуты после того, как будет воплощен в жизнь новый план базирования, обеспечивающий повышенную выживаемость. Таким образом, было решено, что ракеты на первом этапе будет развернуты на базе только 400-й стратегической ракетной эскадрильи. Первые ракеты "Minuteman-III" начали удаляться из шахт в январе 1986 года. САК ВВС получило для развертывания первые четыре ракеты в октябре 1986 года.

В декабре того же года президент США Рейган обнародовал план размещения оставшихся 50 ракет. План получил название "Peacekeeper Rail Garrison" и предполагал развертывание 25 железнодорожных комплексов, на каждом из которых должно было разместиться по 2 ракеты LGM-118A.

В декабре 1986 года САК ВВС США объявило о том, что первое звено из 10 ракет LGM-118A достигло состояния первоначальной боеготовности. Однако, в ходе летных испытаний была зафиксирована неудовлетворительная работа гиростабилизированной платформы инерциальной системы управления ракеты. Было принято решение о проведении третьего этапа испытаний (также из шести пусков). Пуски были совмещены с партионными испытаниями и начались в 1986 году. Технические проблемы с системой управления были устранены, но отделение "Electronics Division" корпорации "Northrop" (поглотившее компанию "Rockwell Autonetics") не успевало поставлять сверхсложную (около 20 000 деталей только в гиростабилизированной платформе) систему в достаточных количествах. В результате к июлю 1987 года из 20 ракет, стоявших в шахтах, до трети не имели установленной системы управления. К январю 1988 года проблемы были решены и все ракеты получили систему управления; на боевом дежурстве уже стояло 30 ракет.

 

В феврале 1987 года ВВС обнародовали список десяти авиабаз – кандидатов на развертывание системы "Peacekeeper Rail Garrison".На предварительную разработку проекта Конгрессом было выделено 350 млн.$.С января по июнь 1988 года было проведено 3 испытания с выводом экспериментального поезда на различные участки железных дорог США. В мае 1988 года министерство обороны США санкционировало полномасштабное развертывание работ по данной программе. В 1987-м году, после проведения пяти успешных запусков по третьей испытательной программе было решено временно «притормозить» ее – для ВВС была на счету каждая выпущенная ракета. В марте 1989 года был выполнен последний испытательный пуск и объявлено о достижении системой полной боевой готовности. В апреле того же года новым президентом Дж. Бушем-старшим было объявлено о том, что число одновременно развернутых ракет Peacekeeper не превысит числа 50 – уже развернутые ракеты будут удалены из шахт и размещены на поездах. Это была дань не только «потеплению между Востоком и Западом», но и появлению на вооружении РВСН СССР новейших ракет – ]]>Р-36М2 "Воевода"]]>, ]]>РТ-23 УТТХ "Молодец"]]> и ]]>РТ-2ПМ "Тополь"]]> способных поражать КП и ШПУ МБР "Peacekeeper". В сентябре того же года САК ВВС приступили к учебно-боевым пускам новой ракеты, а в ноябре ВВС объявило авиабазы, отобранные для размещения ракетных поездов – Барксдэйл (Луизиана), Литтл Рок (Арканзас), Гранд Форкс (Северная Дакота), Дайесс (Техас), Вуртсмис (Мичиган) и Фэйрчайлд (Вашингтон). База Ф.Е. Уоррен должна была стать главной технической базой программы. Первый поезд должен был встать на боевое дежурство в декабре 1992 года. В ходе разработки боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) американцы столкнулись с целым рядом технических и организационных проблем, но тут им неожиданно помогло советское руководство, согласившись на подписание в июле 1991-го года договора о сокращении наступательных вооружений СНВ-1, согласно которому существенно урезалось количество советских тяжелых МБР, а уже развернутые советские БЖРК прекращали боевое дежурство на магистралях страны, вставая на стационарное дежурство в базах. После этого работы по перспективным стратегическим ракетным системам США ("Peacekeeper Rail Garrison" и "Midgetman") резко сбавили обороты, а в январе 1992 года обе программы были закрыты окончательно.

]]>Пусковой вагон Peacekeeper Rail Garrison]]>

В отношении разработки американского БЖРК следует дополнительно отметить следующее. По сведениям зарубежных источников, опытный образец БЖРК проходил испытания на железнодорожном полигоне США и Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг, Калифорния) до июля 1991 года. Возможный облик американского БЖРК включал: один-два типовых локомотива, два пусковых вагона с ракетами "МХ", вагон (командный пункт) со средствами боевого управления и связи, вагон системы энергообеспечения, два вагона для личного состава и вагоны обеспечения. Массогабаритные характеристики ракеты позволили разработать пусковой вагон, адаптированный к сети железных дорог США. Его длина составляла почти 30 м, масса – около 180 тонн. Подъем контейнера с ракетой в положение для пуска осуществлялся специальным подъемным механизмом. С целью уменьшения нагрузки на рельсы пусковой вагон имел восемь колесных пар. Снижение ударных и вибрационных нагрузок достигалось за счет воздушных и пружинных амортизаторов. В отдельной секции размещалось проверочно-пусковое оборудование. В вагоне боевого управления и связи находилось также оборудование различных технических систем. Управление локомотивами осуществлялось гражданскими поездными бригадами. В условиях мирного времени БЖРК должны были нести боевое дежурство в пунктах постоянной дислокации, в "одном из нескольких тысяч" заранее выбранных пунктов стоянок или осуществлять боевое патрулирование. С переводом Стратегических наступательных сил США с мирного на военное время планировалось оперативное рассредоточение комплексов на значительной территории. С получением приказов на пуски ракет БЖРК следовал к ближайшему пункту стоянки, где осуществлялись предстартовая подготовка и пуск МБР. По результатам испытаний военное руководство США планировало поставить на боевое дежурство до 25 БЖРК с двумя ракетами "МХ" в каждом. В качестве пунктов постоянной дислокации комплексов рассматривались семь авиабаз, расположенных в различных штатах. Для рассредоточения БЖРК могло быть задействовано около 110 тыс. км железнодорожной сети США.

В начале 1991 года военно-политическое руководство США неожиданно заявило, что комплексные испытания БЖРК успешно завершены. При этом, однако, перечислялся комплекс выявленных проблем. В частности, отмечалось, что относительная неразвитость железнодорожной сети США не обеспечивает высокой скрытности и живучести БЖРК. Обращалось внимание на их уязвимость и недостаточную физическую защищенность от наземных и воздушных атак вероятного противника, действий диверсионно-разведывательных и террористических групп. Значительные затраты требовались на усиление железнодорожных путей и строительство различных объектов инфраструктуры. Выявилось негативное отношение населения к перемещению ракетно-ядерного оружия по территории штатов и к потенциальным угрозам нанесения ущерба окружающей среде. В интересах усиления режима секретности было признано невозможным использование гражданских специалистов. Тем не менее в ходе переговоров американцы, видимо, убедили советскую сторону, что создан значительный научно-технический задел, обеспечивающей развертывание БЖРК. Но анализ информационных материалов тех лет позволяет сделать вывод, что изготовление даже опытного образца американского БЖРК и его полномасштабные испытания были далеки от завершения. Так, единственный испытательный пуск ракеты из железнодорожной пусковой установки по техническим причинам не состоялся и был заменен бросковым испытанием. В связи с этим не просматривается решение проблемы отвода реактивной струи от пускового вагона при запуске маршевого двигателя ракеты после ее выброса из контейнера. Отмечалось, что ракета "МХ" была разработана для шахтного варианта базирования, доработкам не подвергалась и двигателей заклона ракеты после старта не имела. Это могло привести к возгоранию и выводу из строя пускового вагона и железнодорожного участка пути. Определение состава, облика и требований к объектам пунктов постоянного базирования БЖРК и железнодорожной инфраструктуры было прекращено еще на стадии эскизного проектирования. Варианты рассредоточения и боевого патрулирования с использованием опытного БЖРК на реальной железнодорожной сети не нарабатывались. Не удалось создать высокоточные системы навигационного обеспечения БЖРК и прицеливания ракет при подготовке пусков с любых пригодных участков железных дорог. Не проводилось комплексных ресурсных и транспортных испытаний БЖРК с ракетой "МХ" с выводом на железные дороги и отработкой учебно-боевых задач. Поведение ракеты в условиях реальных ударных и вибрационных воздействий не оценивалось. Не была решена проблема создания централизованной системы управления боевым патрулированием БЖРК по железным дорогам США, которые находились в руках частных компаний. Боевой железнодорожный ракетный комплекс отличался значительным количеством демаскирующих признаков. Не удалось практически отработать формы и способы боевого применения БЖРК, идеологию их рассредоточения, организацию боевого дежурства и управления ракетно-ядерным оружием на маршрутах боевого патрулирования, основы технической эксплуатации и всестороннего обеспечения функционирования БЖРК.

Неудивительно, что основные усилия Вашингтона были направлены на ограничение функционирования и последующую ликвидацию отечественных БЖРК. С этой целью американцы добились включения в тексты Договора о СНВ и его приложений односторонних ограничительно-ликвидационных статей и процедур, выполнение которых и привело к уничтожению наших боевых железнодорожных ракетных комплексов, хотя свою аналогичную группировку Пентагон развертывать не планировал. Это подтверждается следующим. Так, согласно п.10 b) статьи III Договора американская сторона существующими типами МБР для мобильных пусковых установок заявила ракету "МХ" (ТТХ для железнодорожного варианта ракеты указаны не были), отметив, что ракета в мобильном варианте не развернута. В соответствии с разделом II, п. b) и приложением А «Меморандума о договоренности об установлении исходных данных в связи с Договором между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений» американцы представили: количество ракет и боезарядов БЖРК – 0; их забрасываемый вес – 0; неразвернутых мобильных пусковых установок – только прототип; пусковая установка для испытаний – 1; стационарное сооружение для мобильных пусковых установок – нет; транспортно-перегрузочные средства – 1; неразвернутая ракета МХ на полигоне – 1. Фотографий пускового вагона и других средств согласно приложению J (в порядке взаимного обмена) предъявлено не было. Таким образом, в действительности американский БЖРК существовал преимущественно в виде громких заявлений политиков США. Не были заявлены и объекты инфраструктуры предполагаемых пунктов постоянной дислокации. В ходе инспекций выяснилось, что к дооборудованию указанных ранее авиабаз в интересах развертывания своего БЖРК американцы и не думали приступать. Очевидно, не хотели вкладывать средства, выжидая подписания Договора о СНВ.

После того, как стало ясно, что развертывание ракет МБР LGM-118A останется шахтным, было решено предпринять меры для глубокой модернизации электронного оборудования и систем связи командных пунктов (программа "Rapid Execution And Combat Targeting" - "ускоренное исполнение команд боевого управления и перенацеливания"). Однако, после подписания в январе 1993 года нового договора СНВ-2, согласно которому ракеты "Peacekeeper" планировалось снять с дежурства к концу 2004 года как ракеты с РГЧ МИРВ, эти планы были переориентированы для осуществления на КП МБР "Minuteman-III" (модернизация была проведена в период с октября 1994-го по август 1996-го года). К этому времени изменилась и структура ВВС США – САК было расформировано в 1992 году, а все МБР переданы в сформированное Космическое Командование ВВС, все стратегические ракетные крылья были переименованы в космические крылья, а стратегические ракетные эскадрильи переименованы в ракетные эскадрильи с сохранением номера. Кроме того, шло и сокращение числа авиабаз с МБР – с 9 в 1982-м до 3-х в 1998-м году. В июне 2001 года министр обороны США Д.Рамсфельд объявил о снятии с вооружения МБР LGM-118A. Несмотря на то, что Россия сочла себя не связанной договором о сокращении МБР с РГЧ ИН в силу выхода США из Договора по ПРО от 1972-го года, демонтаж ракет LGM-118A начался уже в октябре 2002-го года с темпом 1 ракета в 17 дней. Демонтированные ракеты отправлялись на хранение на авиабазу Хилл, штат Юта. К январю 2003 года на дежурстве осталось 46 ракет из 50-ти, к январю 2004 года - 29. В том же году состоялся учебно-боевой запуск данной МБР, оказавшийся последним. Всего в период с 1983-го по 2004-й годы была запущена 51 МБР (из них 18 по программе испытаний), полностью неудачным был только один пуск, в 2001 году.Учебно-боевой пуск, планировавшийся на август 2005 года, был отменен. Всего же было построено 114 ракет. К январю 2005 года на боевом дежурстве осталось только 10 МБР и последняя была снята с боевого дежурства в сентябре 2005 года, а 400-я ракетная эскадрилья 90-го космического крыла деактивирована в октябре того же года.На базе элементов снятых с боевого дежурства МБР "Peacekeeper" и "Minuteman-II" разработаны конверсионные РН семейства "Minotaur" - ]]>"Minotaur-IV"]]> и ]]>"Minotaur-II"]]> соответственно.

Рассматривая же в целом ракетный комплекс с МБР "Peacekeeper", можно отметить, что американским инженерам удалось создать действительно весьма совершенную МБР нового поколения, которая благодаря значительно большей точности стрельбы получила возможность уничтожения самых укрепленных стратегических целей на территории СССР. Американские эксперты оценивали вероятность уничтожения ШПУ ОС комплекса 15А18 двумя попаданиями ББ Mk21 с БЧ W87-0 (МБР Peacekeeper) мощностью 300 кт каждый как 0,962, в то время как два ББ Mk12A с БЧ W78 (МБР "Minuteman-III") мощностью 335 кт каждый уничтожали ту же шахту с вероятностью всего 0,59, а два ББ Mk12 с БЧ W62 (МБР "Minuteman-III") мощностью 170 кт каждый уничтожали эту же шахту с вероятностью только 0,407. Ракета имела довольно сильный КСП ПРО, а сама она и ее боевое оснащения имели значительно повышенную, по сравнению с предшественницами, устойчивость не только к ПЯФВ, но и к оружию, основанному на новых физических принципах. Модернизированные шахты обеспечивали комплексу повышенную устойчивость к ПФЯВ (прежде всего к избыточному давлению во фронте ударной волны -до 155 кгс/см2 и сейсмодинамическому смещению почвы). По расчетам американских экспертов, ракета LGM-118A превосходила ракету "Minuteman-III" по боевой эффективности в 6-8 раз. Разработка этой ракеты в США вынудила СССР начать разработку своего аналога этой ракеты – МБР РТ-23 УТТХ, которая была поставлена на дежурство в двух вариантах – мобильный железнодорожный и стационарный шахтный, и не уступала МБР "Peacekeeper" по боевой эффективности. Тем не менее, несмотря на все плюсы, в целом программа MX может быть оценена как программа, не выполнившая значительное число задач, стоявших перед ней (хотя отчасти и с помощью этой программы американцам удалось «раскрутить» СССР на огромные траты, связанные с программами создания и развертывания сразу нескольких новых или усовершенствованных типов МБР различного базирования). Поэтому при приближении окончания гарантийного срока МБР Peacekeeper (20 лет) США отказались от дальнейшего использования этой МБР (хотя, учитывая опыт продления гарантийного срока твердых топлив, полученный на МБР Minuteman, а также располагая запасом выпущенных ракет, США могли бы эксплуатировать эту ракету в свою арсенале еще не менее 10 лет). Выбор был сделан в сторону существенного повышения возможностей МБР "Minuteman-III", в том числе и за счет технологий, наработанных по программе MX.

Состав

]]>МБР Peacekeeper]]>МБР LGM-118A "Peacekeeper" (см. ]]>схему]]>) представляет собой твердотопливную трехступенчатую ракету, ступени которой соединены по продольной схеме. Все три маршевые ступени были изготовлены из кевлароэпоксидного материала типа Kevlar, 92’’ и имели на внешней поверхности многофункциональное покрытие черного цвета, защищавшее ракету от действия ПФЯВ и аэродинамического нагрева. Каждая ступень имела одно центральное, частично утопленное в камеру сгорания, отклоняемое сопло, что позволяло управлять ракетой по каналам тангажа и рыскания. Сопла изготавливались из специального кевлароэпоксидного материала, материалом горловин служил высокочистый пирографит. Сопла второй и третьей маршевых ступеней оснащались выдвижным коническим насадком на корпусе сопла. Для выдвижения насадка использовался специальный пневмогидравлический привод. Это решение позволяло обеспечить требуемую степень расширения сопла (и, соответственно, максимальную тягу двигателя) при одновременном сокращении габаритов ракеты. Для управления ракеты по каналу крена на участке работы второй ступени использовались два газогенераторных автономных блока, закрепленных на сопловом блоке ступени. На участке работы первой и третьей ступеней управление по каналу крена не осуществлялось, а накапливающаяся ошибка компенсировалась во время работы второй ступени и ступени разведения. На первой и второй ступенях применялось твердое топливо HTPB Class 1.3, на третьей ступени – твердое топливо NEPE Class 1.1 (унифицированное с топливом БРПЛ ]]>"Trident-2" D5]]>). Разделение ступеней производилось наддувом межступенного пространства с помощью специального газогенератора и последующим продольным делением соединения ступеней с помощью удлиненного конического заряда. Ступень разведения отделялась от третьей маршевой ступени после срабатывания пироболтов и вскрытия на третьей ступени сопел противотяги, что глушило РДТТ ступени и уводило ее в сторону от ступени разведения.

Ступень разведения (см. ]]>фото]]>) изготавливалась из специальных алюминиевых сплавов. Снаружи ступень разведения имела многофункциональное покрытие черного цвета, защищавшее от действия ПФЯВ и аэродинамического нагрева. Ступень оснащалась маршевым ЖРД с неподвижным центральным соплом и восемью малыми рулевыми двигателями, благодаря которым осуществлялось управление ступенью по тангажу, рысканию и крену. Топливо ЖРД ступени разведения – азотный тетраоксид в качестве окислителя и монометилгидразин в качестве горючего. Наддув топливных баков ступени осуществлялся с помощью гелия, размещавшегося в специальном баке. Ступень несла разделяющуюся головную часть (РГЧ ИН) (см. ]]>фото]]>), состоявшую из 10 боевых блоков (ББ) Mk21 индивидуального наведения, комплектовавшихся БЧ W87-0 мощностью 300кт и реализовывала т.н. «толкающий» алгоритм разведения. Площадь разведения боевого оснащения составляла до 320000 кв.км. Максимальный вариант комплектации предусматривал оснащение МБР LGM-118A одинадцатью ББ Mk21. Рассматривался и вариант комплектации ракеты боевыми блоками Mk12A с БЧ W78 мощностью 335кт от ракеты "Minuteman-III". В этом случае МБР могла бы нести до 12-и подобных блоков, но выбор был сделан в пользу более тяжелого и менее мощного, но более точного, устойчивого к ПФЯВ, малозаметного и дешевого Mk21. Боевое оснащение прикрывалось сверху отстреливаемым на конечном участке работы 2-й ступени триконическим титановым головным обтекателем. Ступень разведения имела специальные отсеки для размещения элементов КСП ПРО (легкие надувные и тяжелые ложные цели, дипольные отражатели, генераторы активных помех, инфракрасные аэрозоли). Масса КСП ПРО достигала 500кг. По ряду сведений, после окончания формирования боевых порядков из ББ и ложных целей ступень подрывалась, формируя дополнительное поле ложных целей.

Инерциальная система управления NS-50A с гиростабилизированной платформой ]]>AIRS]]> ("Advanced Inertial Reference Sphere") и бортовым цифровым вычислительным комплексом (БЦВК) LC5400 типа "Meca" расположена в отсеке двигательной установки ступени разведения. БЦВК обеспечивает управление полетом на активном участке траектории, на этапе разведения боевых блоков, а также в процессе несения боевого дежурства и при подготовке к старту. Высокое качество приборов ИСУ NS-50A, учет погрешностей и применение новых алгоритмов обеспечили высокую точность стрельбы. Дрейф ИСУ NS-50A составляет менее 1.5x10-5 градуса за час работы. Для создания необходимого температурного режима работы система управления в полете охлаждается фреоном. Электроника ракеты выполнена на радиационностойкой полупроводниковой электронике RAM-типа. Система управления обеспечивала ракете очень высокую точность (КВО ~ 90 м).

]]>ШПУ "MX"]]>

Для обеспечения старта ракеты LGM-118A американские конструкторы, впервые, использовали т.н. "минометную" схему. Стартовые комплексы МБР LGM-118A (см. ]]>схему]]>) представляли собой модифицированные ШПУ ОС комплекса ]]>LGM-30G "Minuteman-3"]]>, из которых удалялось все оборудование, связанное с газодинамической схемой старта ракеты LGM-30 и устанавливался специальный пусковой контейнер, выполненный из армированного графитовым волокном стеклопластика. Твердотопливный газогенератор, размещенный в нижней части контейнера, при срабатывании выбрасывал ракету на высоту 30 м от уровня защитного устройства шахты, после чего включался маршевый двигатель первой ступени. Ракета фиксировалась в пусковом контейнере с помощью девяти рядов специальных полиуретановых плиток (см. ]]>фото]]>), покрытых тефлоноподобным материалом. Они выполняли амортизирующе-обтюрирующие функции и автоматически снимались после выхода ракеты из шахты. Поскольку установленная в пусковой контейнер ракета частично выступала из него и имела меньший диаметр, для предотвращения попадания в пусковой контейнер посторонних предметов зазор между верхним обрезом пускового контейнера и корпусом МБР защищался с помощью легкого кожуха из полиуретановых плиток, который снимался при старте за счет движения корпуса МБР. Установка МБР в пусковой контейнер ШПУ ОС происходила последовательно поступенно с помощью модифицированных транспортно-установочных средств МБР "Minuteman" (в этом отношении советские комплексы, основанные на использовании единого транспортно-пускового контейнера, значительно опережали LGM-118A).

Командный пункт комплекса практически ничем не отличался от КП МБР "Minuteman" и представлял собой выполненную из тяжелого железобетона цилиндроподобную конструкцию с полусферическими наконечниками, укрепленную изнутри слоем специальной стали. Внутри этой конструкции размещался собственно командный пункт, амортизированный с помощью специальной подвески. Вход в КП закрывался стальной дверью массой 9 тонн, открыть которую можно было только изнутри. Сам КП находился под землей на глубине примерно 12 метров и мог защитить, по словам американских специалистов от «очень близкого взрыва ядерного боеприпаса мощностью 15 кт». Во второй половине 70-х годов, после появления у СССР МБР и БРПЛ с точными и мощными ББ, были проведены работы по повышению устойчивости КП и ШПУ ОС к электромагнитному импульсу ЯВ и потокам образующихся элементарных частиц.

Внутри КП нес 24-х часовую вахту экипаж из 2 офицеров. Офицеры были вооружены. Весь комплекс находился под охраной специального полицейского подразделения ВВС, размещавшегося в служебно-жилом одноэтажном здании над КП. КП и все ШПУ ОС оснащались системами охранной сигнализации. Внутри командного пункта было предусмотрено одно спальное место, комплекс для хранения и приготовления пищи, раковина и туалет. Офицеры КП наблюдали за своим звеном из 10 ракет и могли при необходимости контролировать любое из других четырех звеньев эскадрильи. Для запуска ракет всей эскадрильи (50 МБР) необходимы были согласованные действия расчетов двух КП (или, в экстремальной ситуации, расчета одного КП и расчета воздушного командного пункта EC-135 "Looking Glass"). Запуск МБР осуществлялся после получения специального приказа и проверки его обоими офицерами. Для запуска в проверочно-блокировочную аппаратуру вводилось специальное кодовое слово, каждый офицер вставлял свой ключ в специальную скважину, после чего офицеры одновременно (в пределах 2-х секунд) поворачивали ключи на 1/4 оборота и в таком состоянии удерживали их в течение 5 секунд. Пуск МБР производился в пределах 30 секунд после получения системой управления ракеты приказа на пуск.

Тактико-технические характеристики

Общие характеристики
Максимальная дальность стрельбы, км 9600
Круговое вероятное отклонение, м 90
Диаметр ракеты, м 2,34
Длина ракеты в сборе, м 21,61
Масса снаряженной ракеты, т 88,443
Масса неснаряженной ракеты, т 10,885
Длина пускового контейнера, м 20,79
Диаметр пускового контейнера, внутренний, м 2,5
I ступень
Длина, м 8,534
Масса , т:
            - снаряженной ступени
            - неснаряженной ступени

48,985
3,628
Тяга РДТТ на уровне моря, тс 226,8
Удельный импульс РДТТ на уровне моря, с 282
Время работы РДТТ , с 56,5
II ступень
Длина, м 5,486
Масса , т:
            - снаряженной ступени
            - неснаряженной ступени

27,667
3,175
Тяга РДТТ в вакууме, тс 124,7
Удельный импульс РДТТ в вакууме, с 309
Время работы РДТТ, с 60,7
III ступень
Длина, м 2,438
Масса , т:
            - снаряженной ступени
            - неснаряженной ступени

7,710
0,635
Тяга РДТТ в вакууме, тс 29,5
Удельный импульс РДТТ в вакууме, с 300
Время работы РДТТ, с 72
Ступень разведения
Длина, м 1,22
Масса , т:
            - снаряженной ступени разведения (без КСП ПРО, ББ/БЧ и головного обтекателя)
            - неснаряженной ступени разведения (без КСП ПРО, ББ/БЧ и головного обтекателя)
            - боевого оснащения (ББ/БЧ)
            - КСП ПРО

1,179
0,544
2,131
0,5
Количество рулевых двигателей 8
Тяга, тс
            - маршевого РДТТ в вакууме
            - рулевого двигателя в вакууме

1,16
0,032
Удельный импульс, с
            - маршевого РДТТ в вакууме
            - рулевого двигателя в вакууме

308
255
Время работы рулевых двигателей 168
Число боевых блоков, штук 10
Мощность боевого блока, кт 300
Апогей траектории ББ, км 1 000
Скорость(приблизительно на высоте 30 м над уровнем моря), миль/ч 15000

Источники

  1. To defend and deter: the legacy of the United States Cold War missile program / J.C. Lonnquest and D.F. Winkler. USACERL, 1997.
  2. From Snark to Peacekeeper: a pictorial history of Strategic Air Command missiles / SAC HQ Office of the Historian, 1990.
  3. Alert operations and the Strategic Air Command, 1957-1991 / SAC HQ Office of the Historian, 1991.
  4. Strategic Air Command and the Alert program: a brief history / SAC HQ Office of the Historian, 1988.
  5. US Strategic and Defensive missile systems 1950-2004 / M.A. Berhow and C. Taylor. Osprey Publishing Ltd., 2005.
  6. History of the Mighty Ninety. Volume I / D.G. Sprong. 90th SMW Office of the Historian, 1990.
  7. Minuteman Weapon System. History and Description / ICBM Prime Team TRW Systems, 2001.
  8. ]]>www.strategic-air-command.com]]>
  9. ]]>www.astronautix.com]]>
  10. ]]>www.nuclearweaponarchive.org]]>
  11. ]]>www.globalsecurity.org]]>
  12. ]]>www.af.mil]]>
  13. ]]>www.dodmedia.osd.mil]]>
  14. ]]>www.fas.org]]>
  15. ]]>www.arms.ru]]>