85 лет Геннадию Алексеевичу Денежкину

Опубликовано в Сб, 28/01/2017 - 00:55 Cтраны:, , Назначение:

]]>]]>Сегодня, 28 января 2017 года, советскому и российскому конструктору-оружейнику, учёному, руководителю Геннадию Алексеевичу Денежкину исполнилось бы 85 лет.

Этой публикацией, публикацией в газете "Тульские известия" (№ 12 (6614) от 26 января 2017 г., С. 8-9, в первом абзаце воспоминаний Н.М. Денежкиной данные искажены. Оригинальные данные опубликованы в данных материалах) продолжаются мероприятия по увековечиванию памяти известного оружейника. Запланировано издание книги, создание фильма, музейной экспозиции или экспозиций, а также доклад на Восьмой Международной научно-практической конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы» (Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, 17-19 мая 2017 г., Россия, г. Санкт-Петербург).

К годовщине смерти, 13 февраля 2017 года, на нашем сайте планируется опубликование статьи "Геннадий Алексеевич Денежкин. Моменты биографии. Воспоминания очевидцев".

Сегодня мы публикуем воспоминания родных и сослуживцев, которые любезно согласились написать или продиктовать их, а также предоставившие фотографии.

Нонна Михайловна Денежкина – вдова Геннадия Алексеевича Денежкина.

]]>]]>“Он был порядочный человек. Для него без разницы – министр или уборщица со “Сплава”. Он даже за детей не ходил просить. Как, наверно так Клавдия Яковлевна – мать его воспитала в детстве.

Он нас обеспечивал. Был непритязательным. Не требовал сверхъестественного. Любил детей и внуков. На втором месяце болезни сказал мне готовить завещание на детей и внуков. Очень были дружные братья и сестра. Они, наверное, гордились им, что он достиг таких высот. Он помогал им, хотя они обзавелись семьями. Братьев не бросал. На детей никогда не кричал. Старшему даже дал денег на мотоцикл, несмотря на то, что ранее на велосипеде от попал в аварию с трамваем. Я не хотела давать денег, сказала – проси у папы, на что он ответил, что он скажет проси у мамы. Геннадий Алексеевич объяснил свой поступок тем, что он (сын) впервые попросил сам у него денег.

Я ругала его, когда он приходил выпивши, но он не возражал. Единственный раз, когда он поднял голос на подчинённого при телефонном разговоре из дома, был связан с аварией и невыполнением обязательств. Но это было один раз.

]]>]]>Он был весь в работе. На начальном этапе совместной жизни, лет 20 лет, было так, что месяц он был дома, а месяц на полигоне. Работа на первом месте. У старшего сына также.

Мы с Геннадием Алексеевичем ни разу не оставляли детей. Воспитывали их вместе с родственниками.

За 53 года мы ни разу не поругались серьёзно. Жили мирно.

Он выращивал на даче розы. Холил и лелеял их.

]]>]]>

Тяжело без него. Единственное, что я сказала детям, оставшись одна, что в Москву не поеду. Здесь теперь могила Вашего Отца. Пока буду здорова и в памяти никуда не поеду отсюда. Ну а если случиться, заболею, тогда…”.

В ходе беседы Нона Михайловна несколько раз говорила, что стали забывать её и только Николай Александрович Макаровец постоянно участвует в её жизни после кончины супруга.

 

Владимир Геннадиевич Денежкин – старший сын Геннадия Алексеевича Денежкина (Из речи на церемонии прощания в Новом здании "Музея Оружия" 16.02.2016 г.)

“Для кого-то из вас он был учителем, для кого-то другом, но для меня он прежде всего был отцом, и он был хорошим отцом. Он любил нас с братом со всей своей страстью, со всей страстью, которой он отдавался всем делам, которым он занимался. Он учил нас верить в себя, полагаться на себя. …” [1].

[1] http://tula.rfn.ru/rnews.html?id=36130

Захаренко Юрий Иванович – главный специалист.

"В 1954 г. группа студентов Тульского механического института была направлена на преддипломную практику на предприятие п/я 18; головное предприятие по разработке гильз и организации производства на заводах отрасли. После окончания практики студентам была предоставлена возможность разработки и защиты дипломных проектов на предприятии. В этой группе студентов был Денежкин Г.А. Консультантами по дипломному проектированию были известные специалисты отрасли: Ганичев А.Н., Рогожин В.Н., Марьин, В.Н., Ганов К.Д., Демьянов П.А.

]]>]]>После защиты дипломных проектов все молодые специалисты были направлены по распределению на работу в предприятие п/я 18 в отдел главного конструктора и главного технолога. Занимались разработкой, конструкцией и отработкой техпроцесса изготовления гильз. В 1959 г. предприятие выиграло тендер по изготовлению реактивного снаряда с использованием при изготовлении основных корпусных деталей по гильзовой технологии из специальной гильзовой стали с обеспечением заданных механических свойств готовой детали, а также с минимальными припусками под механическую обработку в зонах объединения со смежными деталями. Это позволило получить высокий коэффициент использования материала, более 0,6 и минимальный отход в стружке. Главным конструктором пореактивному снаряду был Александр Никитович Ганичев, а ведущим инженером был назначен Денежкин Г.А. Так начиналось создание и Реактивной системы залпового огня (РСЗО) в дальнейшем получившей название “Град”. С (первых шагов) начала своей трудовой деятельности Денежкин зарекомендовал себя вдумчивым и серьёзным специалистом, безраздельно преданным выполнению поставленной задачи. В дальнейшей его деятельности проявилось умение легко входить в контакт с людьми, находить общий язык и принимать компромиссные решения, обеспечивавшие нормальное функционирование изделий. ]]>]]>По мере развития реактивной системы залпового огня “Град”, “Ураган”, “Смерч”, включая снарядов к ним, происходил профессиональный рост Денежкина Г.А. от ведущего инженера до главного конструктора реактивных систем залпового огня. Во время серийного производства реактивного снаряда “Град” случались не штатные ситуации. Так при проведении лётных испытаний контрольной партии снарядов завода “Сибсельмаш” (г. Новосибирск) произошло падение снаряда. Это произошло в конце года. Была остановлена приёмка изделий на заводе. Под угрозой было невыполнение годового плана по заводу и, соответственно, в целом по Министерству. В институте была сформирована бригада во главе с ведущим конструктором Владимиром Владимировичем Марьиным. По прибытии в Новосибирск бригада отправилась на полигон для поиска фрагментов в месте падения снаряда. Задача осложнялась глубоким снегом. Но несмотря на трудности были найдены “головная труба” с промежуточной диафрагмой внутри и несколько лопастей, на которых были отпечатки несовместимые с условиями падения снаряда. На основании этих признаков бригада специалистов остановилась на версии – при полёте снаряда произошло нарушение стабилизации снаряда, что привело к его падению и последующему разрушению его. Представители завода выдвинули свою версию – снаряд разрушился в воздухе, а затем упал. Представители завода сослались на заключение Института физики Сибирской академии наук, в котором говорилось о теоретической возможности этой версии, что говорит о ненадёжности снаряда. Из-за несогласия представителей института и завода на завод был командирован Денежкин с полномочиями главного конструктора. По прибытии в Новосибирск, Денежкин ознакомился с мнением бригады, найденными образцами с места падения снаряда. Так как стояла угроза срыва выполнения годового плана по Министерству, на завод прибыл заместитель министра машиностроения Дмитрий Павлович Медведев, который склонился к версии завода.

Несмотря на сильное давление со стороны зам. министра и завода Денежкин отстоял версию бригады специалистов. Медведев был вынужден принять решение о сборке блоков стабилизации под наблюдением представителей бригады специалистов. Работы были проведены. Контрольные испытания показали положительные результаты. Так благодаря твёрдой позиции Денежкина была решена сложная ситуация.

Скромность, интеллигентность, эрудиция с одной стороны и твёрдость отстаивания принятых решений снискали громадное уважение к Денежкину как со стороны сослуживцев, так и представителей смежных организаций и заводов.

За время трудовой деятельности Денежкин Г.А. был удостоен множества правительственных наград, среди которых высшими были “Лауреат Ленинской премии”, лауреат Государственной премии и Герой Социалистического труда.

Память о Геннадии Алексеевиче Денежкине навсегда останется в сердцах сослуживцев и общавшихся с ним людей".  

Ганов Владимир Константинович – главный специалист.

“Жизнь человека это, прежде всего, встречи. Не всегда человек способен высказать все, что он думает – ускользают нужные слова и точные определения, да и у человеческой памяти есть одна особенность: мы привыкли события чужой жизни преломлять через свою жизнь, свои впечатления и ассоциации.

Я познакомился с Г.А. Денежкиным до своего поступления на предприятие. В доме, в котором я жил находилось общежитие для молодых специалистов, среди которых был и Денежкин. Личности многих людей, проживающих в том общежитии были окружены ореолом поклонения, как создателей сложной техники, особенности и назначение которой мы тогда не знали.

В отличии от прочих специалистов Геннадий Алексеевич пользовался среди нас, молодёжи, наибольшим уважением и популярностью.

Когда я начал свою трудовую деятельность на предприятии в 1967 году, Геннадий Алексеевич был заместителем начальника отдела № 6, который занимался в то время разработкой основных составных частей корпусов РСЗО.

Мне особенно запомнился период работы с 1980 по 1983 годы, когда узкой группе специалистов, в состав которой входил и я, пришлось целенаправленно заниматься отработкой и созданием технологии производства элементов точной механики, разрабатываемых отделом № 35.

Наиболее действенную помощь мы получали от конструкторов-разработчиков элементов СУ и Главного конструктора Ганичева А.Н. и Денежкина Г.А. Запомнился такой эпизод. Совещание у А.Н. Ганичева. Один из участников совещания выдал непроверенную информацию о результатах испытания изделия, ставящее, нас, технологов в недвусмысленное положение. В пылу полемики, я высказал в адрес нерадивого товарища, который был в 1,5 раза старше меня, обидное замечание. После совещания Г.А. Денежкин оставил меня в кабинете Ганичева и лично сделал замечание по поводу моего некорректного поведения по отношению к старшему товарищу.

“Руководителями не рождаются, ими становятся. Сотни людей помогают их становлению, помогают им проявлять свои лучшие качества”, – сказал один из создателей ракетной техники. Геннадий Алексеевич всегда считал, что главный конструктор – это десятки людей, от его заместителей по направлениям работ до рядовых работников института и завода. Геннадий Алексеевич был прост и доступен в общении. В нем жили и Главный и рядовой инженер. Он становился, когда нужно, большим начальником и одновременно был хорошим товарищем.

В его поведении не было фальшивого заигрования. Он умел в каждом вопросе выделить главное, не относился предвзято, пытался понять доводы каждого, а затем находил оптимальное решение. Его отличала хорошая техническая интуиция, основанная на колоссальном опыте и отличных знаниях предмета.

В 1983 году, в силу ряда обстоятельств, мне довелось присутствовать в Министерстве Машиностроения, при утверждении Г.А. в должности Главного конструктора. После утверждения у Министра Г.А. вошел в приемную, где среди прочих работников ТУЛГОСНИИТОЧМАШ присутствовал и я. В его поведении не было рисовки, напышенности и гонора. Он спокойно принимал поздравления коллег, и даже, несколько, смущался от избыточного внимания к своей персоне. Таким он оставался и все последующие годы.

Жизнь и личность Геннадия Алексеевича неразрывно связана с предприятие “Сплав” и созданием направления РСЗО на нём.

Денежкин Г.А. будет долго жить в памяти всех его коллег и товарищей по работе. Главный конструктор, Герой Социалистического Труда Геннадий Алексеевич Денежкин заслужил право навсегда оставаться вместе с нами, право на бессмертие”.

Петрушенко Виктор Михайлович – токарь-расточник.

]]>]]>

“Что сказать о Геннадии Алексеевиче. Это удивительный человек. По работе не общались. Был на рыбалке с ним, Редько, Тепловым. Общались просто. Грамотный, душевный человек. Я только могу сказать положительно о нём. Хороший человек. Жалко его.

Помню случай на рыбалке. Поймали крупного сазана. Он держит, а я луплю его (сазана), чтобы оглушить. Сазан был килограмм на десять.

Он хороший. Он ходил пешком. Доезжал до Лентяевки, шёл к гаражу, где мы встречались перед работой. Постоим, поговорим и идём на работу. Любил общество”.

Теплов Владимир Михайлович – начальник сектора.

"Расскажу случай. В компании я был человеком, отвечающим за спиртное. Помню сидим с Геннадием Алексеевичем хлебаем щи. Рядом со мной на полу спиртное. Я посмотел на него и продолжаю есть, потом он посмотрел на меня, хлебнул щец и опустил голову. Это означало – согласен, наливай. Такой у него был знак.

Был случай на Волге. Стою на протоке. Было не много рыбы. У меня уже несколько сазанов килограмм под 10. Подъехал Александр Александрович Редько и встал у коряги. У него лов не шёл. Он начал нервничать, а Геннадий Алексеевич успокаивал его. Затем Геннадий Алексеевич остановился в 15 метрах от них и закинул удочку прямо под лодку Редько и вскорости поймал большого сазана.

2-й случай. Стояли на яме примерно 25 метров глубиной. Около ямы были отрубленные сомовые головы. Берег был очень крутой, нормальный спуск по воде примерно полметра. Эдик Максимов, Чумичев Александр и другие расположились недалеко от берега и отдыхали, рыбалку не начинали. Геннадий Алексеевич один начал ловить рыбу. Он вытащил сазана килограмм на 16, но по крутому берегу не мог его вытащить. Стал звать на помощь. Вместе, держа сазана за различные части, мы вытащили его (сазана) на берег.

Чем бы он не занимался, он занимался серьёзно. Часто ездил с ним в командировки в Москву. Ездили в Дзержинск. Когда велись работы по “Смерчу”, то он устроил так, чтобы заводской автобус возил сотрудников в столицу два раза в неделю. Бывало возвращались с анекдотами, бывало с песнями. Всегда он был добродушный.

Как водитель он начинал с Жигулей первой модели, в 1988 году приобрел Волгу. Однако, он просрочил срок получения машины и пришлось решать этот вопрос через заказчиков (военпредов) Горьковского завода ГАЗ." 

Николай Александрович Макаровец – первый заместитель генерального директора – генеральный директор по спецтехнике (бывший генеральный директор предприятия, работавший с Г.А. Денежкиным более 30 лет).

“Геннадий Алексеевич Денежкин выдающийся конструктор в области РСЗО. Начинал с гильзового производства. Активно участвовал в развитии “Града”. Один из самых или самый молодой Лауреат Ленинской Премии. Это огромное признание.

]]>]]>Для меня, как генерального директора, это был абсолютно надёжный человек. Уезжая в командировки, я был уверен в нём. Он никогда не участвовал в интригах. Нам важно, чтобы на предприятии не было интриг. Для него разработка РСЗО – огромный труд. Поэтому он был удостоен звания Героя Социалистического Труда. У него было много заслуженных наград. Его вклад высоко оценен государством. Он Заслуженный конструктор России, у него два Ордена Ленина и другие награды.

Жалко, что такой нелепый случай …

Сейчас мы делаем всё для увековечивания его памяти. 19 сентября 2017 года будет открыт бюст на Аллее у здания Музея Оружия в городе Туле.

Его уникальная черта характера – был доступный для всех человек, щедро дарящий свои знания. Был желаемым человеком в любом обществе. Между людьми – незаменимый человек в коллективе и очень интересный человек благодаря своему высокому интеллекту.”

Трегубов Виктор Иванович – первый заместитель генерального директора по производству – директор завода.

“Он был очень порядочный и обязательный человек. С точки зрения его работы он был человеком принципиальным. Несмотря на отрицательное отношение большинства к событию или вопросу, он мог выхватить суть и отстаивать свою правоту. Он находил то правильное решение, несмотря на то, что мог быть в меньшинстве. Отличался профессионализмом в решении вопроса. Он был человеком с большим багажом знаний, большим практическим опытом. С ним было легко работать. Любой вопрос, в том числе и житейский, решался быстро и без проволочки. У него было умение из множества предложений по вопросу выбрать принципиально единственное его решение.

Чисто его человеческие качества. Он был очень доступный человек. Он был человек, который обладал душевными качествами, которые притягивали к нему всех людей. Он располагал к себе, не был высокомерным. Он был в любой компании равный среди всех.

Своими генетическими качествами, своим багажом знаний, способностью придти в житейском вопросе на помощь каждому сотруднику он взыскал тот авторитет и уважение среди всех, работавших с ним.

В нерабочее время он был заядлым охотником. Он был рыбаком. Даже среди охотников своим неформальным общением он как бы заражал коллектив своим оптимизмом. Любовь к жизни была высокой. Он радовался общению с природой. Он любовался красотой леса. Мог остановиться, приглядеться и сказать как красива наша российская природа.

Не проходит дня, чтобы мы не вспоминали его. Не всем людям дано влиться в коллектив и кого-либо повести за собой. Он мог проявить жесткость и принципиальность и потребовать от сотрудника выполнение порученного ему задания.

Воспоминания будут у каждого с кем он работал. Будут вспоминать его афоризмы, краткие суждения. Он выражал очень кратко и понятно любой вопрос, чтобы всем было понятно.

Я очень благодарен судьбе, что мне довелось работать с таким исключительным человеком, человеком, который многому научил меня – как работать, как относиться к своей работе. Я благодарен судьбе, что на моём жизненном пути встретился такой человек.”

Брусенцев Виктор Петрович – начальник производства.

“Работаю на “Сплаве” с 70-го года и буквально с первых дней знал Геннадия Алексеевича, который был начальником отдела. Он курировал сдачу “Урагана”. Это был 72-73-й годы. Помню его участие со своими подчинёнными в отработке и сдаче "Урагана". Были сложности, их было много. Эта его энергия, его подъём сохранились на всю его жизнь. Когда он стал на место Александра Никитовича, он продолжил работы по доводке и постановке на вооружение системы “Смерч”.

Что в нём характерного как в человеке? Это высочайшая дисциплина, которую он передавал подчинённым. Введённое им правило в конце 70-х – начале 80-х годов встречаться ведущим конструкторам и производственникам на участке сборки, действует до сих пор. Мы рассматривали задачи производства. Производственники ставили задачи конструкторам и наоборот.

Это был человек, которого любили не только соратники, его любили рабочие. Консультировались с ним как по рабочим, так и по житейским вопросам.

Со мной. Он называл меня по имени, просто Вить. Прежде чем уйти с участка сборки спрашивал: “Вить, у тебя есть ко мне вопросы”. И только убедившись, что на данный момент вопросов нет он уходил.

За 2 дня до болезни в 2015 году шёл разговор о невыдаче плана по НИОКР на 2016 год. После разговора с ним план был выдан на следующий день.

Отмечу его незаурядность. Были интересные беседы, разговоры.

Он говорил то, что было на его душе. Первым с кем он встречался в начале рабочего дня, так это со мной, и на сборке встречи заканчивал со мной. Говорил, что если есть вопросы давай решать. По выходным работали по различным вопросам. Все рождалось в муках, проблемах.

Он был отличный аналитик. Из всего мог выбрать главное.”

“Порой он выслушивал подчинённых с закрытыми глазами” – вступает в беседу Борис Владимирович Кулыгин, отставной офицер бывшего военного представительства № 232, ныне начальник СТК. “Потом откроет глаза и выскажет своё мнение, мог вставить и крепкое словцо”. В этот момент Виктор Петрович слушает и молча соглашается. “Ну что тебе ещё рассказать?” – продолжает Борис Владимирович. Его эмоциональность чуть повышается и он говорит: “Я его вот этими руками, вот этими самыми руками держал, когда случилось. Проходившие люди терялись. Чётко сориентировался Виктор Иванович Трегубов. Всё организовал. Он (Геннадий Алексеевич) даже до кабинета сам дошёл”.

“Где-то за полгода до смерти”, – продолжает Виктор Петрович – “у Геннадия Алексеевича сильно поднимается давление, которое по показателям доходило до 300. Врач областной больницы Морейко говорит ему, что лечение должно продлиться не меньше месяца. Денежкин говорит, что ему надо на работу. В пятницу он был у себя в кабинете. Для него санаторий – работа.”

Кулыгин Борис Владимирович – начальник СТК.

“Работать плотно с Геннадием Алексеевичем я начал после того, как стал начальником СТК. Когда представлялся ему в новой должности, то его первые слова были о том, что теперь ты отвечаешь за качество. Невзирая на ранги и звания приходи ко мне и докладывай без замедления, – был смысл его слов.

По работе – честный, принципиальный, умный человек. Вместе с простотой и добротой в нём чувствовалась железная рука главного конструктора. Если он говорил, то все молчали и внимательно слушали его.

Им была оказана большая помощь при внедрении системы качества.

Вспоминается один случай. Как простой человек он мог добираться на работу на трамвае. В один из дней, при совместной поездке, сломался трамвай. Мы вышли из него и стали думать как добираться до работы. Посмотрев на часы, я сказал ему, что мы опоздаем на работу. На мои слова он сказал: “Тогда побежали”. Ускорив шаг, мы пошли к другому трамваю.

Он вспоминается как порядочный человек, строгий, компетентный руководитель, вникающий в детали процесса и принимающий правильные и точные решения”.

Козлов Валерий Иванович – начальник научно-исследовательского сектора, доктор технических наук.

”Денежкин Геннадий Алексеевич родился 28 января 1932 года в городе Карабаново Александровского района Владимирской области.

Окончив в 1954 году Тульский механический институт, Г.А. Денежкин получил распределение на предприятие «Сплав», с которым и связана его дальнейшая трудовая и научная деятельность.

Тула всегда славилась высококлассными специалистами, создававшими оружие с уникальными боевыми характеристиками. И поэтому, совершенно не случайно, вся сознательная жизнь Геннадия Алексеевича, начиная с окончания Тульского механического института, была направлена на решение актуальных для того времени задач, связанных с совершенствованием конструкций орудийных гильз и разработкой РСЗО, призванной развивать лучшие качества легендарной «Катюши».

Трудным был творческий путь Геннадия Алексеевича. Отсутствие учебных пособий, нормативных документов и методик по отработке составных элементов РСЗО заставляло принимать самостоятельные принципиальные решения. Однако именно в эти годы сформировался его научный и производственный потенциал.

Творческие конструкторские способности, умение четко формулировать технические задачи и находить пути их решения позволяли Геннадию Алексеевичу побеждать все трудности и успешно завершать разработку высокоэффективных систем залпового огня. Во многом этому способствовали добросовестное отношение к порученному делу, трудолюбие и замечательные человеческие качества. Доброжелательность, простота и корректность в общении всегда привлекали собеседников и поэтому вызывали большое уважение как сотрудников «Сплава», так и работников смежных предприятий.

Зная практически каждого сотрудника лично, Геннадий Алексеевич на протяжении всей работы на предприятии умело воспитывал перспективные кадры, доверяя им ответственные участки творческой работы, самостоятельность принятия решений в ответственных командировках. Благодаря ему на «Сплаве» подготовлено не одно поколение квалифицированных специалистов-конструкторов, обеспечивших превосходство отечественного оружия над передовыми зарубежными образцами".

Авотынь Борис Андреевич – начальник лаборатории.

]]>]]>Я работаю в НПО "СПЛАВ" с 1989 года и присоединяюсь ко всем, знающим Г. А. Денежкина, в том, что он был выдающимся руководителем и специалистом.

Хочу кратко остановиться на его отношении к воспитанию и становлению специалистов, обеспечивающих поддержание паритета реактивных систем нашей разработки с зарубежными аналогами. Поскольку паритет сохраняется, несмотря на все трудности переходного периода, значит нашему предприятию повезло с руководством и результаты его работы говорят сами за себя.

Какие действия Г. А. Денежкина и Н. А. Макаровца требуется отметить.

С одной стороны, это - система материальных стимулов, побуждающая молодых инженеров и зрелых специалистов подтверждать свою научную квалификацию защитой диссертаций. Не секрет, что заработная плата инженера всегда была не блестящей. Весомая добавка за ученую степень придавала инженерам импульс к развитию, кооперации и конкуренции, внедрению нового, передового, лучшего. При этом они всегда чувствовали моральную и материальную поддержку, выражающуюся и в подготовке необходимых для аспирантур документов и в оплате кандидатских экзаменов.

С другой стороны, требования к аттестации специалистов предъявлялись высокие. Например, начальник отдела эффективности до 2006 г.  Г. И. Блинов, блестящий ученый-прикладник, был направлен для защиты докторской диссертации в НИУ МО, являющееся заказчиком образцов у нашего предприятия и лучше всех академических ВУЗов знающее специфику нашей работы. Меня руководство направило для защиты докторской диссертации в Михайловскую военную артиллерийскую академию, что также, мягко говоря, сильно не упростило задачу.

Это - то, что касается кадров НПО. Но не секрет, что успех применения образца зависит от умения и навыков личного состава. Любая чудо-винтовка в руках рефлексирующего новобранца превращается в опасность для сослуживцев.

Кадры специалистов для эксплуатации и применения наших образцов готовит МВАА. Г. А. Денежкин постоянно уделял особое внимание процессу обеспечения учебного процесса учебными пособиями, плакатами и материалами. Преподаватели МВАА в случае необходимости проходили стажировку непосредственно на предприятии.

Мне посчастливилось сопровождать Г. А. Денежкина на 50 Военно-историческую конференцию в Санкт-Петербург 07.12.2015 г. и наблюдать, как к "пиджаку" (правда со Звездой Героя Труда) подошли почти все 40 генералов, присутствующих на конференции, со словами удовлетворения от характеристик стоящих на вооружении реактивных систем и предложениями о путях дальнейшего их развития. На фото Г. А. Денежкин (слева) во внутреннем дворе Петропавловской крепости перед торжественным выстрелом крепостного орудия в честь открытия конференции.

Не все цели, поставленные Г. А. Денежкиным перед собой и предприятием, он успел осуществить при жизни. Но, как известно, и после того, как светило угасло, его свет продолжают фиксировать. Так, научная статья, написанная Г. А. Денежкиным в соавторстве с сотрудниками предприятия "Оценки показателя надежности неремонтируемого образца однократного действия по малым статистическим выборкам" принята к опубликованию во 2 номере журнала "Проблемы машиностроения и надежности" Российской Академии Наук.” 

Королев Владислав Владимирович – ведущий конструктор.

“Я, Королев В.В., ведущий конструктор отдела 27, работаю на нашем предприятии с августа 1974 г.

Впервые я убедился в человечности, уме, доброте и возможности  предвидеть возникновение сложных ситуаций в создании нового образца техники при выполнении ОКР “Град-Прима”, где я был назначен ведущим конструктором по теме. Смею напомнить, что данная работа являлась модернизацией серийного корабельного комплекса А-215 (морской “Град”). Работа  началась  в  известные  тяжелые 1989-1990  годы,  когда многие предприятия нашей отрасли просто “разваливались”. Работа не была завершена, из-за отсутствия финансирования Генеральным заказчиком. Однако опыт и предвидение Геннадия Алексеевича, его государственная ответственность, позволили создать технический задел в работах по применению изделий сухопутных войск в морских условиях. Данный  задел  позволил  нашему предприятию позднее выполнить и реализовать ОКР “Река-Море” (комплекс А-215М), который смонтирован на больших десантных кораблях проекта 1171.

Считаю  необходимым  отметить  его понимание  ответственности, как руководителя, и подхода к выработке  дальнейших  технических и организационных решений.

Пример – предварительные  испытания,  в  настоящее  время  принятой на вооружение и серийно изготавливаемой РСЗО “Торнадо-Г”. Были  неудачи  в  отработке  одного  типа РС. Специалисты знают, что в случае неудачного функционирования РС, для выяснения причин отказов материальной части, ведётся поиск обломков изделия. Полигон на ст. Донгузская, Оренбургской обл., осень, сырость  достаточно прохладно, степь с её обильной растительностью и неровностями поля, а уважаемый Геннадий Алексеевич, семидясятилетний “старик” идёт с нами, ему годящимися в сыновья, по степи и ищет “обломки” РС.

Это-ли не показывает его как человека с большой буквы, обладающего  огромной ответственностью и пониманием создавшегося момента и стремлением  как  можно  быстрее  разобраться  в  создавшейся  проблеме и решить ее.

Честь и хвала Геннадию Алексеевичу ! Светлая ему память.”

Орлов Валентин Павлович – бывший начальник отдела № 29.

]]>]]>“Расскажу случай. Едем в трамвае – Денежкин, Чуков и я. В вагоне пьяный стал приставать к женщине. Геннадий Алексеевич первый пришёл ей на помощь, выдворив его из трамвая.

Я работал  в тесном контакте с ним по работе с 64-го года. До конца работали вместе. Вместе были на полигонах (на Ржевке, в Донгузе), в Китае, в Томске. Очень человечный, вежливый как со своими, так и со смежниками. Его за это все уважали. Не допускал грубости ни в разговорах, ни в переписке. Говорил: “Напиши помягче”. Обладал даром анализа, на основе которого давал полезные советы.

Когда я собирался уходить на пенсию в 2009 году, то он сказал “Подожди, ещё поработаем вместе, а через несколько лет вернёмся к этому вопросу.”

 Ашевский Юрий Леонидович – заместитель начальника отдела.

“Знаком был с Геннадием Алексеевичем Денежкиным по работе. Технически грамотный руководитель. Просто общался, как с человеком. Он не орал, не кричал. В этом плане был молодец.

И в неформальной обстановке не проявлял себя как начальник. В коллективе был членом коллектива.”

Рисков Георгий Георгиевич – начальник лаборатории № 44.

"Что меня поражало – это умение терпеть и «держать удар». Без проявления эмоций и каких-либо своих слабостей. Он всегда держался позиции:  «убеждений не меняю и своих не предаю».

Об умении терпеть.

Мы поехали в Институт при Правительстве на юбилей организации. Приемная забита представителями предприятий всех отраслей оборонной промышленности. Подходит зам. директора института и, с пиететом, произносит: «Уважаемый  Геннадий  Алексеевич,  Герои  проходят  вне  очереди». Ответ: «Я подожду и пойду вместе с коллегами нашей отрасли».  Вместе с нами в свои 75 лет он простоял в общей очереди в коридоре 1,5 часа.

Последнее участие Г.А. Денежкина на Государственном уровне было в Москве на Всероссийском совещании 17 ноября 2015 г. Его доклад был признан лучшим по лаконизму и сделанным выводам. Подготовленная экспозиция АО «НПО «СПЛАВ» была удостоена высокой оценки Правительственной Комиссии".

Жалнина Ольга Дмитриевна – ведущий инженер лаборатории № 44.

“В моей памяти осталась картинка как я вхожу с документами в кабинет Главного конструктора, где  Геннадий Алексеевич сидит со склоненной, над изучаемой технической документацией, головой и каждый раз слышу негромкое, но твёрдое: “Садитесь, пожалуйста!”. Пояснения к тому или иному документу он выслушивал не торопя, не перебивая; так же спокойно задавал уточняющие вопросы. Он олицетворял собой эпоху крайней вежливости, интеллигентности, тактичности.

17-18 ноября 2015 года в Москве состоялась  Всероссийская  научно-практическая конференция организаций ОПК (оборонно-промышленного комплекса). Для участия в конференции были приглашены члены Комиссии Правительства РФ по перспективным исследованиям и технологиям, члены Военно-промышленной комиссии РФ, члены Коллегии Военно-промышленной комиссии РФ,  ответственные  работники  Аппарата  Правительства  РФ, представители руководства Минпромторга России, Роскосмос и Госкорпорация «Росатом»,  генеральные конструкторы по созданию вооружения, военной и специальной техники, руководители организаций ОПК и т.д.

Перед началом конференции открылась выставка, на которой были развернуты экспозиции приглашенных организаций ОПК. Я вместе с Кузнецовым И.В. (начальник отд. 67) представляла на выставке экспозицию продукции военного назначения – разработки АО «НПО «СПЛАВ» с показом макетов наиболее значимых образцов и демонстрацией видеофильма на большом экране.

Около нашего стенда постоянно было очень много посетителей.  Лучшая из лучших – такую оценку дали экспозиции нашего предприятия.  Геннадий Алексеевич обошел весь выставочный зал и, конечно, был горд и доволен восторгами и благодарностями,  которые достались предприятию в его лице.

В зале я сидела рядом с Денежкиным, который с огромным вниманием и заинтересованностью слушал всех выступающих и, в свою очередь, попыталась успокоить его перед предстоящим ему выступлением. На что Геннадий Алексеевич ответил: “Это же не конкурс, чтобы волноваться”. Когда  Денежкин  поднялся  на  трибуну – зал  встретил  Героя  Социалистического  Труда  бурными аплодисментами …”.

Золотавин Павел Владимирович – пенсионер Министерства обороны, полковник, участник Великой Отечественной войны, лауреат Мосинской  премии, бывший руководитель военного представительства № 232 Министерства обороны СССР.

]]>]]>“По приказу командира войсковой части 64176-с меня перевели из военного представительства 1839 МО при КБП в военное представительство 232 МО на замену руководителя военного представительств подполковника Кожевникова С.П. без моего согласия.

С июня 1972 года по декабрь 1987 года работал с Геннадием Алексеевичем.

В это время система “Ураган” проходила заводские испытания, результаты испытаний были положительные.

Денежкин Г.А. руководил отделением, которое вело разработки по реактивным системам залпового огня, т.е. отделение решало все комплексные вопросы по системам и по носителям.

Надо отметить, что технические проекты, конструктивные разработки проводились ответственно, серьезно и качественно.

Замечания военного представительства были, но они в основном носили не принципиальное значение и устранялись после обсуждения в спокойной обстановке.

С Геннадием Алексеевичем у меня сложились спокойные, доверительные взаимоотношения, можно сказать дружеские.

Рабочая обстановка на предприятии “Сплав” была напряженной, так как велись разработки систем и изделий по заказам следующих Главных управлений МО СССР, а  именно:

  • ГРАУ (управление производства и управление НТК),

  • ВМФ МО СССР (управление артиллерийское и минно-торпедное),

  • Инженерное управление МО,

  • Авиационное управление МО.

Кроме того предприятие вело изготовление серийных и опытных гильз по заказам Управлений МО.

В Афганской войне реактивные системы “Град”, “Град-П” и “Ураган” показали большую огневую мощь и надёжность. За всю Афганскую компанию не было ни одного отказа в реактивных системах залпового огня при боевом применении.

Снаряды “Ураган” с объёмно-детонирующей смесью показали хорошие результаты по уничтожению закрытых целей.

Три раза продолжительностью по месяцу в качестве представителя ГРАУ командировался в Афганистан для оказания помощи войскам по эксплоатации реактивных систем залпового огня.

После смерти главного конструктора Ганичева А.Н. встал вопрос кого ставить на должность главного конструктора.

Войсковая часть 64176-С запросило моё мнение по данному вопросу.

Войсковой части предложил поддержать назначение на должность главного конструктора Денежкина Г.А.”

Андерсон Артур Андреевич – бывший первый заместитель начальника военного представительства № 232 Министерства обороны.

“Геннадий Алексеевич. Есть такая русская пословица: “Терпение и труд всё перетрут”. Это полностью относится к нему (Г.А. Денежкину). Он всего добился сам, без протекции. Он был предан своему делу, которому посвятил всю свою трудовую жизнь. Он жил только этим – своей работой. Остальное второстепенное. Пример: В марте 72-го года мы поехали в Пермь, где был изготовлен первый образец “Урагана”. После работы пошли в ресторан, где он сказал “Можешь поздравить меня. У меня родился сын”.

Следующая его черта – он был терпелив к любым людям. Ко всем относился ровно. Удивляла его терпимость к недостаткам других людей.

Самая поразительная черта – простота. Никогда не показывал заслуг. Он был из простой семьи, семьи рабочих. Он был, по современной терминологии, демократичным. Без всякого высокомерия. Говоря по-простому, он глубоко порядочный человек. Про интриги не слышал и не чувствовал в нём, за что его и любили на предприятии. Себя вёл по-домашнему. Мог поругать. В отличие от других начальников никогда не унижал человеческого достоинства за промашки. Когда ему пытались сказать что-то не по существу, у него было выражение “Ты такую птичку знаешь Нефертити?”.

“Основные черты личности Г.А. Денежкина.

1. Целеустремленность.  Созданию новых образцов вооружения, их совершенствованию была посвящена вся его жизнь. Он занимался этим и только этим всю жизнь, все остальные виды деятельности для него были второстепенными. По указанию А.Н. Ганичева он в любое время суток беспрекословно выезжал в  командировку, не взирая ни на какие личные обстоятельства. В должности  главного конструктора он делал то же самое, если требовали интересы дела.

2. Трудолюбие. Он был настоящим «трудоголиком», для него не существовали время суток,  отпуска, выходные и праздничные дни, если требовалось участие  в работе.

3. Терпение. Терпеливо и настойчиво добивался требуемых результатов, даже если на это уходили годы.

4. Умение находить «общих язык» с людьми разного положения и уровня знаний. И здесь ему помогала его терпеливость, знание человеческой психологии, умение доказать свою точку зрения, минимальное проявление эмоций.

5. Отличная память. До тонкости знал состояние отработки  каждого изделия, особенности производства серийных образцов, ф.и.о. огромного количества людей, участвовавших в создании и серийном производстве изделий.

6. Внимательное и уважительное отношение как к работникам своего предприятия (особенно к конструкторам), так и к работникам смежных предприятий.

7. Скромность. Никогда не кичился своими званиями и наградами, хотя у него их было большое количество.

8. Простата и доступность в обращении со своими подчиненными и сторонними лицами. При проведении испытаний на полигонах вместе со своими сотрудниками участвовал непосредственно в сборке изделий, их испытаниях, осмотре мест разрывов и т.п.

9. Пользовался, заслуженным большим трудом, авторитетом не только среди участников разработки и серийного производства изделий, но и среди вышестоящего начальства, работников Министерства обороны и представителей МО.

10. Высокая стрессоустойчивость. В сложных обстоятельствах, которых у него было очень много, сохранял выдержку, не поддавался эмоциям, настойчиво искал выход  из ситуации.

Все эти качества снискали ему глубокое уважение людей разного социального и культурного  положения.

Среди работников предприятия он пользовался неизменной любовью.

Заместитель начальника 232 ВП МО подполковник                                          Андерсон А.А.”

Романченко Юрий Иванович – бывший начальник Первого отдела.

"С Геннадием Алексеевичем Денежкиным мне хорошо работалось в течение 24 лет (с июня 1988 г. по июль 2012 г.). С первой встречи в его кабинете я понял, что Геннадий Алексеевич очень серьёзно относится к режиму секретности и в том числе к секретному делопроизводству и поэтому всегда находил его поддержку в решении всех задач и возникающих вопросов. В этом деле он всегда был примером грамотного и принципиального руководителя. В тоже время с ним было легко общаться, что говорило о его характере, умении слушать и слышать собеседника. Не могу припомнить ни одного примера, когда был бы обижен на Геннадия Алексеевича. Вот таким он мне и запомнился".

Обозов Леонид Игоревич – начальник отдела.

“В 1983 году в октябре в НТИИМ (г.Н.Тагил) успешно завершились предварительные испытания системы “Смерч”. На заключительном заседании приёмочной комиссии, включавшей всех соисполнителей работ, представителей Минмаша и заказчика все говорили о большом будущем этой системы. В заключении слово взял недавно назначенный ГК]]>[1]]]> Денежкин Г.А. Отметив перспективность созданного оружия, Г.А. Денежкин вполне серьёзно заявил, что лет через 20 мы создадим “Смерч” с полноценной системой управления повышенной дальности. Эти слова оказались пророческими. В 2004 г. “Сплав” приступил к лётным испытаниям первого в мире управляемого реактивного снаряда залпового огня.”

Кобылин Рудольф Анатольевич – советник генерального директора.

“Впервые бок о бок с Геннадием Алексеевичем мне пришлось работать в период освоения изделий НПО «Сплав» на предприятиях отрасли. Отличительной чертой работы Геннадия Алексеевича было осторожно-аккуратное восприятие информации от заводских работников, тщательное изучение возникшего производственного события и принятие согласованного с конструкторскими и технологическими подразделениями окончательного решения.

Только спокойная, последовательная работа Геннадия Алексеевича на заводе «Сибсельмаш» при катастрофическом положении с планом завода и всего Министерства по изделию «Град» привела к выявлению причин неудовлетворительных испытаний партий изделий и наметила пути выправления сложившегося положения.

Авторитет Геннадия Алексеевича на серийных заводах был непререкаем.”

Травин Вадим Юрьевич – заместитель главного конструктора, канд. техн. наук.

“Геннадий Алексеевич всегда был для меня образцом для подражания. Спокойный, рассудительный, профессионал в технике, где надо – тонкий политик. И всегда – стремление пойти навстречу, помочь, будь то просто совет в работе, или конкретная материальная помощь ветерану. Если что-то проваливали смежники и обращались к нему с просьбой разрешить ситуацию, говорил: «Надо помочь!» На бумаге это лишь два слова, а вот интонация – тревога, искреннее переживание за коллег, – вдохновляли лучше любого сухого приказа!  Подписывая документы, в частности, письма другим организациям, Геннадий Алексеевич тщательно прочитывал текст, проводил анализ: по технике дела, по сути вопроса, субординация в подписании, запятые, и иногда от него можно было услышать: «Мужики, да вы хоть это сами читали?!» А в зависимости от степени неправильности подписываемого документа мог и крепкое словцо добавить. Но – никакой злости в голосе! Покажет, что не так, выслушает твоё мнение, спокойно разъяснит свою позицию…”.

Грибкова Людмила Павловна – начальник сектора переводов.

]]>]]>“Геннадий Алексеевич Денежкин для меня был и остается человеком безграничной души, огромнейшего таланта, скромности, человечности и доброты. В нашей совместной с ним  работе, включавшей проведение переговоров, как на территории предприятия, так и за границей, участие в Международных выставках, Геннадий Алексеевич всегда являл пример, достойный для подражания. Всегда выдержанный, спокойный, добросердечный, отзывчивый, он достойно представлял как родное предприятие, так и нашу страну, вызывая заслуженное признание со стороны наших партнеров. Светлая ему память!”

Кузнецова Жанна Николаевна – начальник отдела системы качества и менеджмента.

“С  Г.А. Денежкиным мы взаимодействовали на протяжении последних 15 лет. Он курировал создание системы менеджмента качества (СМК) на нашем предприятии. В 2009 г. он был назначен ответственным представителем руководства по качеству. Так как в начале 2000-х мало кто понимал необходимость и значение этого направления работ, поддержка Главного конструктора была очень важна. Его богатый опыт и обширные знания в области разработки и производства продукции определи высокий уровень управления СМК. Хотелось бы отметить высокую степень ответственности, с которой Геннадий Алексеевич подходил к этой области деятельности, хотя руководство СМК было для него, в общем, общественной нагрузкой. Г.А. Денежкин пользовался большим авторитетом и у организаций, проводивших сертификацию СМК АО «НПО «СПЛАВ», что повышало статус нашей организации в системе добровольной сертификации СДС «Военный Регистр».

Хотелось бы отметить, что при общении Геннадий Алексеевич всегда проявлял уважение к личности собеседника, был доступен, внимателен, умел выслушать подчиненного и учитывал его мнение.”

Чумичев Александр Васильевич – персональный водитель Геннадия Алексеевича Денежкина.

“Персональным водителем Геннадия Алексеевича я стал в 1988 году. Проработал с ним неполных 28 лет. По стечению обстоятельств, получилась так, что мой папа родился в один день и в один год с Геннадием Алексеевичем. Поэтому на это время он стал моим вторым отцом, большим другом. Приходилось работать и днём, и ночью, в любую погоду. За время работы я не слышал от него грубого слова. Он был доброжелательным и уважительным человеком. Работать с ним было легко. В машине были слышны только шутки, весёлые истории из его интересной жизни. И в их семье я стал родным человеком. Он навсегда останется в моей памяти и при первой возможности я стараюсь помогать Нонне Михайловне, которую стали забывать некоторые, кто ранее был рядом.”

Минаев Евгений Алексеевич – начальник Тетеревского охотничьего хозяйства (Тульская область, Заокский район).

]]>]]>“Я проработал начальником охотничьего хозяйства более 13 лет. За все это время постоянным членом нашего охотничьего хозяйства был Денежкин Геннадий Алексеевич. О нем можно говорить много и долго и только хорошее. Но, в главном, это сводится к следующему: это его глубокая порядочность, любовь к природе, простота, умение находить общий язык с людьми, высокое чувство ответственности перед коллективом. Он говорил прямолинейно. Был случай, когда все находившиеся на охоте не попали в лося. Идём грустные. Поворачивается Геннадий Алексеевич и говорит: “Ну и … с этим лосём, зато мы делаем самые лучшие ракеты в мире.”

Ермолов Виктор Сергеевич – бригадир Тетеревского охотничьего хозяйства (Тульская область, Заокский район).

]]>]]>“Мое знакомство с Геннадием Алексеевичем Денежкиным произошло с момента начала работы на предприятии “Сплав” в 70-м году. Среди охотников он был душой коллектива, которого все любили и уважали и которого теперь нам всем не хватает. При неудачах, промахах Геннадий Алексеевич искал не виновных (козлов отпущения), а выход из ситуации.”

 

 

 

Гуров Сергей Викторович – инженер 2-й категории.

"Впервые о Геннадии Алексеевиче Денежкине я узнал (возможно и чуть ранее) и увидел во время знакомства с заведующим кафедрой “Стартовые и технические комплексы РСЗО” Тульского Государственного Университете Николаем Александровичем Макаровцем и ведущими специалистами предприятия на территории “Государственного Унитарного Предприятия “Государственное Научно-производственное предприятие “Сплав”. Мы были студентами первого курса, первого набора упомянутой выше кафедры. Геннадий Алексеевич немного задерживался и Н.А. Макаровец, которого торопили, сказал, что сейчас придёт Геннадий Алексеевич и мы начнём. В Технический кабинет (ныне территория кабинета генерального директора и его приёмной) вошёл высокий человек в костюме и при галстуке, ничем особенным не выделявшийся из общего числа людей, может быть только особой улыбкой, с которой он посмотрел на “будущую надежду “Сплава”.

Позже я слышал о Геннадии Алексеевиче различную информацию, более являющуюся воспитательной. Рассказывали, что он много времени проводил на полигонах, что он главный конструктор реактивных систем залпового огня, что он ходил пешком от дома на работу. Некоторое время спустя со своим однокурсником Борисом Петровиче Колосковым мы не раз после прослушивания курсов лекций на “Сплаве” ходили пешком по своим адресам – он в Заречье, а я на Красноармейский проспект. После окончания ВУЗа я несколько раз проходил этот маршрут и вспоминая эти моменты своей жизни, поймал себя на мысли, что несмотря на такой поход без остановки в раcстояние около 10 км за час сорок-час пятьдесят я не чувствовал себя уставшим после него. Наоборот, был некий прилив сил, воодушевление, желание сотворить нечто “этакое”.

Непосредственно пожать руку, немного поговорить с Геннадием Алексеевичем мне удалось осенью 2003 года, когда мы поехали с ним в Таманскую дивизию для участия в проекте Первого канала “Первый в армии”. Так, благодаря этой поездке, я впервые в зрелом возрасте побывал в элитной войсковой части вооружённых сил России, увидел людей в военной форме с шевроном “Военная разведка”, которые с радостными лицами посмотрели в нашу сторону, а также в действительности проблему "выпить-покурить-нет денег" некоторых представителей армии, состоявшихся и начинающих звезд телевидения и эстрады. Геннадий Алексеевич не держал меня при себе, а дал возможность одному делать то, что захочу. Ближе к завершению мероприятия, он подошёл ко мне и спокойно, душевно, с улыбкой сказал, что-то вроде “Ну-что, поехали домой”. Я немного взгрустнул, и мы пошли к машине. По дороге домой, Геннадий Алексеевич попросил водителя остановить машину на обочине дороги и сходить в магазин, что Александр Васильевич и сделал. В маленькие рюмки была налита “Зубровка”. Геннадий Алексеевич как-то душевно, по-человечески, любя произнёс “Ну что, за тебя что ли”. Закусив и подышав воздухом, ещё раз наполнив рюмки, выпив их содержимое, мы отправились в путь. Оценивая ту поездку сегодня, можно сказать, что Геннадий Алексеевич был человеком, с которым можно было просто помолчать и зарядиться какой-то, наверно не всем понятной и ощутимой, энергией.

Первый раз я почувствовал внушающую энергетику взгляда Геннадия Алексеевича после ситуации с отправкой открытой информации для опубликования за границей. Он расписал это задание в наш отдел, которое и было выполнено мной. Некоторое время спустя к нам пришёл для контроля молодой представитель Федеральной Службы Безопасности. По понятным причинам его называть не буду. Он поинтересовался нашими делами. Я сказал, что недавно отправили данные в Jane's. Он спросил, кто выдал задание. Я отдал ему квадратный листок бумаги, на котором было написано задание рукой Геннадия Алексеевича. Сделав копию он ушёл. Потом я видел его выходящим из кабинета Денежкина. Через некоторое время я увидел Геннадия Алексеевича, выходящего из своего кабинета, который посмотрел на меня широко открытыми глазами так, что мне стало несколько не по себе, как будто удивлялся и спрашивал меня о случившемся, стараясь понять, что у меня было с представителем ФСБ. Одновременно в его взгляде можно было прочитать предупреждение о его глубокой ненависти к “любителям слива информации в корыстных целях”, любителям двигаться вперёд за счёт дискредитации других. Но никакой общей ненависти ко мне в его глазах не было. Эта часть нашей работы практически неизвестна широкой публике и часто ошибочно интерпретируется некомпетентными людьми, но эта сторона есть и очень специфична и чаще всего полезна во избежание серьёзных жизненных и профессиональных ошибок. Некоторое время спустя, молодой чекист сказал мне, чтобы я не здоровался с ним при встречах и не потому, что я сделал что-то плохое, а потому, что увидев нас вместе некомпетентные люди могут придумать всё что угодно несоответствующее действительности, а это ни ему, ни мне не нужно. Позже, благодаря кураторству этого чекиста, мы сделали ещё одну хорошую публикацию в иностранном журнале.

В 2007 году случилось так, что я подписал командировку в Санкт-Петербург на 2 недели у Геннадия Алексеевича, но не сказал ему, что Николай Александрович Макаровец её не подписал ранее. Он полноценно мне доверял. По приезду, согласно правилам, я пошёл к Геннадию Алексеевичу подписывать командировку в части прибытия. Он спросил меня, почему я не сказал ему о решении Николая Александровича. Я что-то попытался промямлить и ещё раз попытался уговорить его подписать командировку, но он спокойно, без злости, нервов, надрыва сказал: “Вы меня обманули”. Потом Николай Александрович решил эту мою проблему.

Невзирая на этот и несколько других инцидентов или, как якобы говорят в армии “залётов” Геннадий Алексеевич без проблем оказал помощь в моих командировках в Центральный Архив Министерства Обороны для сбора данных по историко-техническому развитию реактивных систем залпового огня. Набрав некоторый материал по предыстории создания системы “Град”, я подготовил статью по этому вопросу. Зайдя в кабинет к Геннадию Алексеевичу для получения ответа о несекретности материалов статьи, он сказал мне, что я правильно пишу. Но о периоде нахождения на полигоне представителей предприятии в 1959 году (а это было начало 2011 года) добавил, что только он и ещё один человек были весь указанный период, а другие нет. Ганичев приезжал всего на один день. После нескольких вопросов об истории РСЗО в разное время, он мне сказал, что мне необходимо искать документы, а он может и ошибиться. Тем самым он формировал во мне классический подход к историческим исследованиям – писать историю по документам.

Несмотря на сложившиеся хорошие отношения с ним и с генеральным директором, он старался приучать меня соблюдать субординацию при решении вопросов – сначала решить вопрос с ниже стоящим руководством, а потом приходить к нему.

Вспоминаются его слово и фраза: “Алё” и “(Посмотрим) Что скажет на это товарищ генеральный директор”. Он говорил слово “Алё” громко, а разговаривал по телефону тихо. Он ходил в общественную столовую, работал по выходным даже после 75 летнего юбилея, мог без вопросов позволить проехать с ним на служебной машине. Вечером это мог быть и служебный старый автомобиль серии “УАЗ”. Он учил выполнять работу последовательно, а не браться за всё сразу. Он был человеком сплавского тандема “Макаровец-Денежкин”, как на КБП тандем других тульских оружейников Шипунова и Грязева. Это был человек из той плеяды людей, которые могли жить душой, человечностью, любовью и пониманием ближнего своего. С одной стороны судьба его была счастливой, а с другой тяжелой и даже трагичной. С одной стороны, он был награждён множеством наград, удачно поднялся по служебной лестнице, ему были присвоены различные степени и звания, а с другой стороны к девяти годам, или когда ему было девять лет, его отец попал в аварию и потерял обе ноги, в 1941 году началась война, он не смог учиться в Московском авиационном институте из-за того, что не добрал один балл для получения общежития, его мать и братья были травмированы в результате аварий, с супругой долго ждали детей, один из которых тоже попал в серьёзную аварию. Свободное время он проводил на рыбалке, охоте или на даче, но основной его музой была работа.

Его уход был ожидаем, но всё-таки не так скоро. Он наступил также неожиданно, как неожиданно, с большой мощью могут воздействовать изделия на цель, над которыми он работал на протяжении более 61 года. Конечно его уход это удар, это тяжёлая потеря. Но остались его работы, идеи, воспоминания людей.

Собирая материал о его жизни и работе, я увидел, что, в основном, люди доброжелательно, душевно, с любовью вспоминают о Геннадии Алексеевиче. Некоторые отказывались что-либо написать, хотя им было что вспомнить. Кого-то неустраивало, что я подошёл к ним на улице, кто-то не понимал, почему я этим занимаюсь, кто-то боялся каких-то более субъективных, чем объективных обстоятельств. Но более всего запомнились те люди, которые с содраганием сердца, любовью, нежностью, сердечной улыбкой вспоминали Геннадия Алексеевича – люди с качествами, которые были присущи ему".

Материал подготовил: 
С.В. Гуров (Россия, г.Тула)
Посмотреть другие новости относящиеся к: Россия, Афганистан, Прочее Нажмите для ракрытия/закрытия списка
21.03.2017 Первый экспортный контракт на поставку крылатых ракет "БраМос" может быть подписан до конца текущего года

Первый экспортный контракт на поставку крылатых ракет "БраМос" иностранному заказчику может быть подписан до конца текущего года.Об этом ТАСС на 14-й военно-морской и авиационно-космической выставке LIMA 2017 сообщил представитель российско-индийской компании BrahMos Aerospace Александр Максичев.


21.03.2017 Перевооружение Новосибирской дивизии РВСН на ракеты "Ярс" будет завершено в этом году

Новосибирская дивизия РВСН до конца текущего года будет полностью перевооружена на новейшие ракетные комплексы "Ярс", доложил министру обороны России генералу армии Сергею Шойгу во вторник командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковник Сергей Каракаев.