Китайский авианосец: история обретения и перспективы развития

Автор: 
Ведерников Ю.В.

 

Современный Китай, успешно осуществляет программу экономического развития, известную как «Программа четырех модернизаций», начатую в далеком 1978 году. Реализуя к рубежу первого десятилетия XXI века стратегию «Идти во вне»[1] , страна выходит на уровень мировых держав.

Так, по итогу 2005 г., по оценке российских ученых [2] валовой внутренний продукт Китая составлял 8583 млрд. дол. США, что адекватно 70,3% ВВП США, 72,3% совокупного ВВП европейских стран, в два раза превосходит аналогичный показатель Японии и в 5,5 раз России… Нам неизвестны военные аспекты «Программы четырех модернизаций» - в открытой прессе как-то об этом не сообщалось. Но, проведенное нами исследование [3] о современном состоянии Военно-морских сил Народно-освободительной армии Китая (далее по тексту ВМС НОАК, англ. синоним – PLAN), выполненное по итогу 2006 г., однозначно свидетельствует об неадекватности современного состояния ВМС НОАК экономическим успехам своего государства. По сути своей флот остался прибрежным, удельный вес современных кораблей составляет 19,4%, а современных самолетов в составе морской авиации наземного базирования – 17,3%. Очевидно, что перед руководством Китая стоит задача модернизации национальных ВМС.

В этом контексте можно выделить следующие, очевидно просматриваемые, программы:

  • Создание морских стратегических ядерных сил, что выразилось в строительстве двух ракетных подводных лодок с баллистическими ракетами, и двух многоцелевых подводных лодок, для обеспечения их боевой устойчивости.
  • Обновление состава боевых кораблей, что выразилось в строительстве 6 новых эсминцев национальной постройки, приобретении 4 эсминцев российской постройки и строительства 6 фрегатов нового типа. Помимо этого в строй были введены 22 подводные лодки и 9 больших десантных кораблей. Нам представляется сложным дать стоимостную оценку этого обновления, но по огрубленным подсчетам в строй введено порядка 170 тыс. тонн нового водоизмещения, что составляет порядка 30% от итога 2006 г.

Авианосная программа является предметом интереса китайского флота уже достаточно давно, хотя прямых политических заявлений до недавнего времени по этому поводу не было. Еще в конце 1980-х гг., для изучения конструктивных особенностей авианосца, Китай приобрел на металлом австралийский авианосец «Мельбурн» (бывш. англ. «Мажестик», заложенный в 1943 г.). После продажи, он был отбуксирован в Южный Китай, где в 1994 г. был разделан, а его части активно использовались специалистами для изучения. Так, в 1995 г. палуба авианосца использовалась для летной подготовки пилотов морской авиации на специальных курсах. Катапульта, тормозная система, лифтовые и другие механизмы стали объектами пристального внимания китайских специалистов, что говорило о наличии пробелов в технологической части по данным механизмам. Большое внимание уделялось так же авианосцам, построенным во Франции: в 1996 г. Китай, высказал безуспешную заинтересованность в приобретении авианосца «Клемансо» (1961 г. постройки), выводимого из состава флота. Так же известно, что при продаже Китаю вертолетов «Супер Фрелон» и «Дофин», французская сторона выразила согласие на проведение обучения китайских пилотов, в рамках контракта, в посадке на авианосец. Испанская кораблестроительная компания «Импреса Насиональ» увидев заинтересованность Китая в авианосце среднего класса, предоставила на рассмотрение два проекта постройки авианесущего корабля. Оба проекта представляли собой низкостоимостные проекты легкого корабля, водоизмещением в 16 тыс. т., и авиакрылом - 21 самолет и 4 вертолета. По своим характеристикам оба проекта соответствовали проекту авианосца ВМС Таиланда «Чакри Нарубет». В 1995 г. глава испанской компании побывал в Китае и провел переговоры по вопросам подряда на строительство, но безуспешно. Позднее, представители Китая посещали этот авианосец, имея вполне конкретные цели ознакомления и установления возможности покупки корабля по более низкой цене, используя экономические трудности испытываемые Таиландом в тот момент. Первыми же, более-менее современными авианосными кораблями, стали советские тяжелые авианосные крейсеры (ТАКР) «Минск» и «Киев», приобретенные Китаем в начале 1990-х гг. И последним приобретением Китая стал тяжелый авианосный крейсер «Варяг», купленный у Украины в 1998 г. при 70-75% готовности. Этот корабль является «систершипом» (sistership) российского авианосца «Адмирал Кузнецов», вступившим в строй в 1991 г. Строившийся одновременно с ним «Варяг», предназначенный для советского Тихоокеанского флота, по иронии судьбы и после длительных перипетий перешел в 2002 г. на Тихий океан, но в совершенно ином политическом статусе… Таким образом, Китай получил в свое распоряжение четыре авианосных корабля, один из них был разобран и досконально изучен, остальные три используются для получения информации техническо-конструкционного плана в тех областях, в которых китайские конструкторы испытывают затруднения. И в декабре 2008 г., представитель Министерства обороны КНР Хуан Сюэпин на пресс-конференции заявил, что «… наличие авианосцев отражает совокупную мощь страны и необходимо для удовлетворения потребностей ее ВМС». Отвечая на вопросы корреспондентов о том, является ли нынешний момент наиболее благоприятным для постройки Китаем собственного авианосца, он сказал, что правительство намерено «… с учетом всех факторов серьезно рассмотреть соответствующие вопросы, касающиеся строительства первого отечественного авианосца… Китай имеет протяженную береговую линию, защита страны на море и ее суверенитет над прибрежными районами и прилегающей морской акваторией являются священной миссией ВС Китая..»[4].

Рассмотрим перспективы развития авианосной программы Китая. Создание будущего китайского авианосца целесообразно рассмотреть с позиций возможных вариантов реализации этой задачи, а именно:

  • достройка и введение в боевой состав приобретенного российского «Варяга» (в силу отсутствия китайского названия и принятого в международной прессе названия «Varyag», в дальнейшем будем использовать это имя),
  • введение в состав ВМС НОАК авианосного корабля ограниченного водоизмещения за счет приобретения такового «на стороне» или строительства собственными силами при конструкторско-технологической помощи и военно-технических поставках третьих стран.

Рассмотрим эти варианты. Так, вполне логично допустить, что при достройке «Варяга» будут в большой степени задействованы российские технологии, поставки вооружения и военной техники (ВиВТ). Это обусловлено рядом факторов:

  • Россия, одна из немногих стран, обладающих комплексным опытом проектирования, строительства и эксплуатации авианосных кораблей [5], способна оказать как конструкторско-технологическую помощь, так и осуществить поставки ВиВТ, и навряд-ли будет ограничена в своих действиях политическими претензиями стран международного сообщества.
  • Ранее Россия осуществила поставку четырех эскадренных миноносцев класса «Современный» (DDG «Sovremenny-class»), которые были успешно освоены китайскими экипажами. Это равным образом, относится и к главному оружию авианосца - самолеты семейства «Су-27» давно поставляются в Китай, который освоил их лицензионное производство под индексом «J(Цзян) -10», и к другим видам ВиВТ.
  • Первоначальное строительство «Варяга» осуществлялось на базе советских судостроительных технологий и широкой межпроектной унификации. Как пример отметим, что энергетические установки, корабельные системы, оружие и вооружение и т.д. «Кузнецова» (и соответственно «Варяга») были во многом унифицированы с их ровесниками - эсминцами класса «Современный», уже освоенными китайскими экипажами. Этому так же, в немалой степени, способствует высокая степень технической готовности «Варяга» при его приобретении.

Такой подход не исключает применения в восстановлении «Варяга» китайских технологий, оружия и вооружения в широчайшем спектре. Но, на наш взгляд, широкое вовлечение российских технологий ВиВТ при восстановлении «Варяга» позволят существенно сэкономить и время и деньги. Так, известно, что на опытно-конструкторские работы «первого корпуса» серии авианосных кораблей пр.1143 (ТАКР «Киев») было затрачено 30,5% от совокупной стоимости корабля, в то время как в стоимости «второго корпуса» («Минск») и «пятого корпуса» («Кузнецов») эти расходы были 11,9% [6]. Можно даже утверждать, что достройка «Варяга» будет существенно затруднена, если не невозможна, без российской военно-технической помощи. Например, нам представляется сомнительной возможность Китая самостоятельно восстановить главную пароэнергетическую установку корабля, не говоря о самостоятельном создании (восстановлении) авиатехнических средств обеспечения взлета и посадки самолетов… Опираясь на этот вывод, можно предположить, что «Варяг» во многом будет повторять облик своего «систершипа» - «Адмирала Кузнецова», что упрощает прогноз будущих тактико-технических характеристик. Рассмотрим их, как с позиций первоначально-проектных реалий, так и возможности их реализации в «китайском варианте». Так, при полном водоизмещении 61 390 т. и мощности главной энергетической установки 200000 л.с., «Кузнецов» развил на испытаниях полную скорость 29 узлов, а дальность плавания при полной заправке 9918 т. котельного топлива составляла 3850 миль полной скоростью, и 8417 миль – при экономической, 14-ти узловой скорости. Корабль обслуживали (по штату) 520 офицеров, 322 мичмана и 1138 матросов, обеспеченных провизией на 45 суток. Полагаем, что эти параметры «Кузнецова» буду повторены и на «Варяге», с большим или меньшим соответствием. Авиапарк ТАКР «Кузнецов» по проекту предусматривал 50 летательных аппаратов, из которых 26 истребителей, 4 вертолета радиолокационного дозора «Ка-25РЦ», 18 противолодочных вертолетов «Ка-27» и 2 спасательных вертолета «Ка-27». Состав авиагруппы предполагалось формировать в сочетании тяжелых истребителей «Су-27» и легких истребителей «Миг-29» [7], а так же вертолетов различного назначения. Планировалось использовать самолет радиолокационного дозора «Як-44РЛД», проект которого так и остался на бумаге, да в одном опытном образце. Состав авиагруппы «Варяга» будет очевидно иным, по ряду причин.

Так, Китай сделал ставку на импорт самолета «Су-27», в том числе и для палубной авиации, в отличие от Индии, принявшей для своего будущего авианосца «Vikramaditya» [8] вариант легкого истребителя «Миг-29». Причины, вызвавшие данное решение просты, но и неоднозначны.

«Су-27» безусловно освоен и в китайской авиации, и в китайской авиапромышленности, освоившей лицензионное производство этой машины. При большей массе и размерах, «Су-27» имеет на 1000 км большую дальность полета, при равной скорости и массе боевой нагрузке, что так же дает преимущество радиусу действия и времени ведения воздушного боя. Обладая большим числом узлов подвески «27-й» несет большее количество различных ракет. Например, «Су-27» может нести до 6 противокорабельных ракет ]]>Х-31А]]> или 12 управляемых ракет «воздух-воздух» различной дальности, в то время как «Миг-29» может нести 4 или 8 ракет соответственно. С другой стороны, «Миг» имеющий меньшие размеры отличается большей маневренностью, и большим числом машин, размещаемых в ангаре корабля. По оценкам ряда советских специалистов, «Миг-29» потенциально превосходил «Су-27» по критерию «стоимость/эффективность» в 3,5 раза, и только развал СССР не позволил довести эту машину «до ума»… Но есть еще одно, и на наш взгляд существенное преимущество «Су-27», достаточно редко упоминаемое в литературе. При создании этого самолета была заложена и реализована возможность его использования как носителя сверхзвуковой противокорабельной крылатой ракеты ]]>3М80 «Москит»]]>, ракеты установленной на четырех китайских эсминцах класса «Современный». Это внушительное изделие, крепилось на спецподвеске и могло наносить удар на дальность до 250 км со скоростью почти равную трем скоростям звука [9], и вероятностью поражения боевых кораблей «0,99» [10]. Полагаем, что китайским морякам и корабелам удастся довести авиагруппу «Варяга» до 40 истребителей «Су-27», что обеспечит достаточно существенный и ударный и противовоздушный потенциал, как самому авианосному кораблю, так и «сопутствующему» соединению кораблей. Успешность комплектования и эксплуатации противолодочной компоненты в составе авиагруппы «Варяга» не вызывает каких либо сомнений. Китайский флот давно и успешно использует российские палубные вертолеты «Ка-27» и имеет существенный опыт полета с палубы корабля. Могут быть так же задействованы более легкие, но и менее эффективные «Z(Чжи)-9С», созданные как лицензионный вариант французского AS 365N «Dauphin II».

Существенные проблемы ожидают «Варяг» при формировании воздушной группы радиолокационного дозора (РЛД). Так, на российском аналоге эта функция была возложена на вертолет «Ка-25РЦ» - удачный воздушный комплекс разведки и целеуказания, обеспечивавший освещение обстановки и выдачу (трансляцию) целеуказания на дальности до 250 км и состоявший на вооружении до конца 1980-ых гг. На «Варяге» эти задачи могут быть реализованы посредством вертолета «Ка-31», оснащенного РЛС Е-801 «Око», обеспечивающей обнаружение и сопровождение до 20 целей с размерами истребителя на расстоянии 100-150 км и 250-285 км для надводных целей, и передающей телекодовую информацию на расстояние 150 км. Продолжительность патрулирования одного вертолета составляет порядка 2-3 часов. Очевидно, что для освещения обстановки хотя бы и с одного оперативного направления, в сутки потребуется существенный наряд ветролето-вылетов, и, соответственно, и машин и экипажей. Так же очевидно, вертолеты радиолокационного дозора значительно уступают по эффективно самолетам РЛД – меньшее время патрулирования и меньшая дальность обнаружения, да взять последние просто неоткуда… Запас авиатоплива на «Кузнецове» составляет 2500 т., что адекватно примерно 250-270 самолетовылетам. Создание же палубных самолетов-топливозаправщиков для истребителей отнесем «к глубокой перспективе»…

Российский «Кузнецов» оснащен оружием, которое не будет использовано на «Варяге». Речь идет о 12 сверхзвуковых противокорабельных ракетах ]]>3М45 «Гранит»]]> с дальностью стрельбы до 550 км. Эта ракета не экспортируется, да и навряд-ли будет поставляться Россией за рубеж. Впрочем, мы не склонны видеть в этом причину какой-либо ущербности «Варяга». Дело в том, что для российской школы строительства авианосных кораблей характерно сочетание «в одном корпусе» функций и авианосного и ударного ракетного корабля. Возможно, это вызвано «ракетной эйфорией 1960-ых» (время начала проектирования ТАКР пр. 1143)... С другой стороны, ударные функции на американских авианосцах реализовала палубная авиация, в то время как на первых советских авианосных крейсерах самолеты с вертикальным взлетом и посадкой (СВВП) были не способны реализовать противовоздушную задачу, не то что ударную …[11] Ну, «уберем эти крылатые ракеты» с крейсера и какой боевой корабль получим в итоге? В защиту этой позиции, можно привести тот факт, что на индийском авианосце «Vikramaditya» планируются к установке противокорабельные ракетные комплексы «Брамос» (русско-индийская версия российской противокорабельной ракеты «Москит»). Думаем, что индийские моряки отлично понимают, что, несмотря на все свои положительные качества, противокорабельные ракеты, используемые на «Мигах» имеют недостаточную мощность боевой части (90-150 кг.), достаточную разве что для уверенного поражения цели класса «фрегат». Аналогичные проектно-конструкторские проработки были и в советском флоте: при исследовательском проектировании развития пр. 1143.4 («Баку») рассматривался вариант со сквозной полетной палубой и пусковыми установками противокорабельных ракет, смешенных к правому борту. Так или иначе, но «Варяг», в отличие от российского «систершипа», такого оружия иметь не будет. Высвободившиеся же «веса и объемы» можно использовать для размещения дополнительных запасов оружия, да на корабле всегда найдется для чего использовать… Полагаем, что китайским кораблестроителям и авиастроителям целесообразно реализовать в «Су-27» функции самолета-носителя противокорабельной ракеты «Москит», что и сформирует ударный потенциал «Варяга». Основу противовоздушного потенциала, как на «Кузнецове», так и на «Варяге» составят истребители «Су-27».

Помимо этого, противовоздушный потенциал «Кузнецова» был реализован зенитно-ракетным комплексом (ЗРК) ]]>«Кинжал»]]> (192 зенитных управляемых ракет (ЗУР) «3М30») и 8 зенитными ракетно-артиллерийскими комплексами (ЗРАК) ]]>«Каштан»]]> (256 ЗУР «9М311» и 48000 30-мм снарядов) и 6 зенитными автоматами «Ак-630М». Полагаем противовоздушное оружие китайского авианосца несколько иным. Так, прежде всего, на «Варяге» могут быть задействованы новые китайские ЗРК с вертикальными пусковыми установками (ВПУ), созданные под российскую ЗУР «9М317МЭ». Данный комплекс успешно апробирован на новых фрегатах «Цзянкай-2» (Jiangkai -2 class). Общее количество ракет – 96-144. В качестве оружия ПВО ближнего рубежа будут использованы российские ЗРАК «Каштан», освоенные китайскими моряками на эсминцах класса «Современный», или, что с большей вероятностью, китайский зенитный автомат «Тип 730», как версия голландского «Goalkeeper». Хотя российский ЗРАК и обладает «…заведомо большей эффективностью, превосходя «Crotale Naval» в 1,5-2,0 раза, а комплекс «Goalkeeper» - в 2,5-3,0 раза…» [12], но на новейших китайских фрегатах устанавливается «Тип 730». Это может быть обусловлено большими массогабаритными характеристиками российского изделия, или же тем, что оно «не идет у китайцев в эксплуатации»… От установки зенитных автоматов «АК-630М», в силу их ничтожной эффективности, китайские кораблестроители, по-видимому, откажутся.

Освещение воздушной обстановки может быть осуществлено РЛС «Подберезовик» и двумя РЛС «Фрегат-МА», что и предусматривалось первоначальным (советским) проектом. Это было обусловлено тем, что используемый на «Кузнецове» радиолокационный комплекс «Марс-Пассат», задумываемый как аналог американскому «Aegis», не оправдал возлагаемых на него надежд, и нуждался в существенной доработке. На практике функции освещения обстановки и выдачи целеуказания выполняла резервная РЛС «Фрегат-М». В настоящее время РЛС «Подберезовик» предлагается на экспорт, а РЛС семейства «Фрегат» экспортировались в Китай на эсминцах класса «Современный». По паспортным данным эти комплексы в состоянии обнаруживать истребители на дальности 230-240 км, крылатые ракеты – 50-55 км, и надводные корабли – на дальности радиогоризонта [13]. Весьма возможно применение РЛС с фазированными решетками, использованных китайскими кораблестроителями на двух эсминцах класса «Ланьчжоу» (проект 052С, борт. № 170 и 171). Однако, в силу отсутствия информации, как по техническим характеристикам этого комплекса, так и результатам их эксплуатации однозначно прогнозировать их применение на «Варяге» затруднительно.

Думается, что в процессе восстановления «Варяга» китайскими кораблестроителями будут устранены нарекания к энергосиловой установке «Кузнецова» - повышена мощность ГЭУ (главной энергетической установки) для развития проектных значений скорости хода, повышена надежность эксплуатации парогенераторов (котлов), работы испарителей и т.п., что подробно проанализировано в российских публикациях.[14]

В итоге можно заключить, что восстановление «Варяга» представляет собой сложную, но решаемую задачу, вполне по силам китайскому кораблестроению, при адекватной помощи со стороны российских предприятий. Но при этом следует отразить, одну существеннейшую проблему – создание полноценной авиагруппы требует времени, необходимого для создания школы палубных летчиков, организации слаженной работы летного состава и авиатехнического обслуживания, взаимодействия палубной авиации и надводных кораблей… Полагаем, речь идет о 5-6 годах планомерной работы. Воссоздание «Варяга» повлечет за собой существенные затраты. Так, известно, что создание пяти авианосных кораблей для Советского ВМФ и «два незаконченных строительством корпуса» «обошлось казне» в 8,6 млрд. руб.[15] Затраты на введение в строй индийского флота авианосца «Vikramaditya» составят, по оценкам специалистов, 1,6 млрд. долл. США. Очевидно, что и затраты на введение в строй «Варяга» будут велики. Именно экономические соображения могут побудить китайское руководство отказаться от реализации проекта полномасштабного авианосца и использовать опыт стран, ограничившихся т.н. «малыми авианосцами». Так же необходимо учесть, что в современности Китай реализует программу создания атомного подводного флота и обновления состава боевых кораблей. Альтернативой воссоздания «Варяга» вполне могут выступать и планы строительства авианосных кораблей по типу созданных для английского флота – «Invincible» (1980 г.), испанского флота – «Principe de Asturias» (1988 г.) и таиландского флота – «Chakri Naruebet» (1997 г.). Созданные в рамках ограниченного водоизмещения – 12-20 тыс. т, эти авианосные корабли были приспособлены для несения ограниченного авиапарка – 15-20 летательных аппаратов, ограниченного авиабоезапаса (200-300 т.) и авиатоплива (600-1000 т.) и как следствие создавались для реализации «узких задач». Так, функциональным назначением «Invincible» являлись управление противолодочными силами английского флота, участие в противолодочной борьбе посредством тяжелых вертолетов «Sea King» и участие в противоздушной обороне оперативных соединений флота посредством самолетов вертикального взлета и посадки (СВВП) «Sea Harrier». Сама по себе концепция боевого применения СВВП далеко не однозначна, и не получила ни позитивного ни негативного разрешения до настоящего времени. Уникальная способность этих машин взлетать и садится вертикально, достигалась за счет снижения других летно-технических характеристик. Так, в советском ВМФ распространение получил СВВП «Як-38», дальность (90-160 км), продолжительность полета (20 мин. полета) и дозвуковая скорость делали непригодным самолет для противоздушной обороны, оставляя за ним функции штурмовика с очень небольшим боевым потенциалом. Самолет был сложным: из 231 построенной машины за 15 лет эксплуатации было потеряно 36 (15,6%). Впрочем, последнее равным образом относится и к заграничным аналогам - английским «Харриерам», эксплуатационные потери которых составили 34,5%, а успехи в Фолклендском конфликте, на наш взгляд, обусловлены откровенной слабостью аргентинских ВМС, да и отсутствием в составе английского флота другого типа истребителя. Эксплуатационная же «капризность» СВВП в тропических условиях общеизвестна …[16]

С другой стороны, на «Invincible» при штатной численности вертолетной группы в 9 машин «… корабль может обеспечить одновременные действия в зоне трех вертолетов в течении 48 часов, что являлось предельно допустимым по условиям загрузки летных экипажей…» [17] . В последующем, проектант «Invincible» английская судостроительная корпорация «Vickers» разработало целое семейство проектов легких авианосных кораблей, от 4 000 до 20 000 т. водоизмещения, на практике оставшиеся невостребованными. У нас не вызывает сомнение способность судостроительной промышленности Китая самостоятельно, при иностранной технической помощи, либо за счет скрытого (серого) импорта построить авианосный корабль, ограниченного водоизмещения, с возможностями обеспечения базирования СВВП и вертолетов. Но при этом, «остается открытым» вопрос о создании или приобретении СВВП – насколько известно, в мировой практике сейчас используются либо различные версии английских «Харриеров», да фирма «Локхид Мартин» (США) разрабатывает перспективный «Х-35» по программе JSF (Joint Strike Fighter)… И нужно согласиться, что корабль, построенный в рамках ограниченного водоизмещения, как следствие, имеет и ограниченные боевые возможности…

Впрочем, реализация «концепции малого авианосца» для китайского флота, далеко не лишена перспектив. Так, введение в состав ВМС НОАК двух стратегических ракетных атомных подводных лодок (SSBN) и двух многоцелевых атомных подводных лодок (SSN) предусматривает перспективу их поочередного и парного (боевая группа: SSBN + SSN) боевого патрулирования в Южно-китайском море. В свою очередь, это требует противолодочного обеспечения со стороны надводных и воздушных сил ВМС НОАК. И в этом аспекте для китайского флота будет полезен авианосный корабль, вооруженный вертолетами, по типу советского, проекта 1178, разработанного Невским проектно-конструкторским бюро в 1980-ых гг., с 12-16 вертолетами «Ка-27ПЛО» на борту. Использование же на таком корабле, десантных и штурмовых вертолетов, а так же возможность размещения десанта, расширит спектр боевого потенциала этого корабля, что особо важно для ограниченной и потенциально конфликтной акватории Южно-китайского моря [18].

Рассмотрим боевой потенциал «Варяга» и отразим его влияние на боевую мощь ВМС НОАК. Так, к числу факторов, влияющих на боевую мощь китайского флота, следует, прежде всего, отнести географические пространства, разделяющее страны Восточной Азии. Так, ширина Тайваньского пролива составляет порядка 160 км, расстояние между Китаем и Республикой Корея по 38-й параллели Желтого моря порядка 300 км. С другой стороны, выход китайского флота в океан ограничен цепью островов – южно-японские острова, Тайвань, филиппинский архипелаг… Это делает очевидным вывод: успех конфликта на море, будет предопределен господством стороны в воздухе. Более-менее эффективная противовоздушная оборона Китайских кораблей силами береговой истребительной авиации возможна в прибрежной (удаление до 200 миль от берега) операционной зоне. При этом «…использование истребителей с береговых аэродромов в значительной степени снижается оперативность и гибкость их применения, а потребный наряд иногда превосходит всякие разумные пределы…»[19] . А при оперировании сил современного китайского флота в более удаленных зонах – ближнеморской (до 500 миль от берега), морской (от 500 до 1000 миль) и океанской (далее 1000 миль), «обозначенным» зенитно-ракетным потенциалом обладают лишь 58% эсминцев и 29% фрегатов, да и то ограниченным рамками корабельного боекомплекта ЗУР. По сути, потенциал противовоздушной обороны китайских эсминцев и фрегатов ничтожен: как показывают расчеты [20], все типы китайских эсминцев и фрегатов не в состоянии отразить удар 8 противокорабельных ракет «Гарпун» [21] - «штатного боекомплекта» эсминца противостоящей стороны. Таким образом, очевидно позитивна противовоздушная роль будущего авианосца в морской и океанской зонах.

В этой связи следует отметить российские публикации [22], которые проводили сравнительный анализ эффективности морского боя советского ТАКР пр. 1143.5 с целью уничтожения «авианосца противника» по трем вариантам:

  • по авианосцу наносят удар атомные подводные лодки, вооруженные крылатыми ракетами (SSGN) и морская ракетоносная авиация,
  • те же силы действуют совместно с авиацией ТАКР, наносящей удар вместе с ними, и
  • удар наносят ракетные подводные лодки и морская ракетоносная авиация, а палубная авиация решает задачи прикрытия этих сил от противодействия противолодочной и истребительной авиации противника.

Опубликованные данные позволяют утверждать, что при втором варианте прирост эффективности решения задачи (по сравнению с первым) составит всего несколько процентов, а при третьем - эффективность решения задачи возрастает на 30-50% (в зависимости от тактической ситуации) и, что так же немаловажно, снижаются возможные потери ударных сил, в среднем, на одну треть. С другой стороны, реализация китайскими эсминцами класса «Современный» превентивного удара сверхзвуковыми ракетами «Москит» гарантирует успех – как в силу массированности применения таковых (4 х 8 = 32 ракеты), так и в силу малого работного времени (сверхзвук однако) ЗРК кораблей противной стороны. Но для реализации такого удара, требуется достаточная глубина целеуказания для ракетного оружия этих эсминцев, так и достаточная степень боевой устойчивости этих кораблей. В силу отсутствия у современного китайского флота достаточного количества средств дальней радиолокационной разведки [23], Китаю, в отличие от Японии, будет сложно реализовать постоянный мониторинг воздушной и надводной обстановки за акваторией, расположенной далее Восточно-китайского моря [24]. Как обратный пример, Морские силы самообороны Японии наоборот способность реализовать и постоянный мониторинг воздушной и надводной обстановки на акваториях, примыкающих к японским островам. Этому способствует система ДРЛО, находящаяся в ведении Воздушных сил самообороны и состоящая из 13 самолетов ДРЛО «E-2C Хокай» и четырех самолетов ДРЛО «Е - 767 (Боинг 767 АВАКС)» [25] . Очевидно, что этих сил вполне достаточно для организации круглосуточного дозора на нескольких оперативных направлениях, а близость районов их барражирования к своим базам и отсутствие угроз со стороны истребителей противника (которым взяться пока неоткуда), делают их деятельность весьма эффективной. Вполне очевидно, что истребители китайского «Варяга» в состоянии не только обеспечить требуемую боевую устойчивость этих эсминцев и выдать целеуказание для их оружия, но и усилить удар корабельных ракет, своими сверхзвуковыми «Москитами».

Таким образом, мы приходим к выводу, что при воссоздании «Варяга» в качестве полноценной боевой единицы, можно говорить и о создании авианосно-ракетно-ударной боевой группы – «Варяг» и четыре эсминца класса «Современный». Существенным недостатком этой авианосной группы будет слабый потенциал противолодочной обороны. Так, эсминцы класса «Современный» изначально задумывались как ударные корабли, с низким потенциалом противолодочной войны. Введение противолодочных вертолетов в состав авиагруппы «Варяга» существенно снизит его и ударный и противовоздушный потенциал, да и не решит задачи «радикально»: подводная лодка «слышит» надводный корабль на дистанции «в разы большие», а для превентивного обнаружения нужен существенный наряд и сил и средств, ограниченная акватория поиска, да «счастливый случай». Так, известно, что советский вертолетоносец «Москва», вступивший встрой в 1967 г., первый уверенный контакт с американской ракетной лодкой (SSBN) получил лишь четыре года спустя, да и то в ограниченной акватории Средиземного моря и при отсутствии активного противодействия со стороны «потенциального противника»… В воспоминаниях советских подводников – ветеранов Холодной войны достаточно часто приводятся примеры прорыва противолодочных рубежей американских АУГ на дизель-электрических подводных лодках (ДЭПЛ), «на поколение отстающих» от американских атомных авианосцев. При этом ДЭПЛ «умудрялись» оставаться незамеченными американцами и успешно проводить учебные торпедные атаки… Нам, например, представляется «весьма сложным» превентивное обнаружение надводным кораблем или группой противолодочных вертолетов атомной подводной лодки, например класса «Акула» (Akula class, поставляемая индийскому флоту) на океанской акватории. Американский опыт использования авианосных ударных групп (АУГ) подсказывает нам включение в их состав многоцелевой атомной подводной лодки, перспективы обретения которой для китайского флота в обозримом будущем пока сомнительны…

Недостатком АУГ являются зависимость от деятельности судов материально-технического снабжения и, невозможность или ограниченное использование авиакрыла в сложных метеоусловиях. Считается, что корабли американской АУГ имеют запасы оружия и материальных средств на 4-5 суток интенсивных боевых действий. При волнении моря 7 баллов полностью прекращаются полеты, а при меньшем волнении или ограничении видимости - сокращение количества экипажей, допущенных к полетам . Очевидно, что такой группе будет «тесно» в Восточно-китайском и Южно-китайском морях, но это соединение вполне может быть использовано за пределами этих морей в качестве «свободной морской силы». Надо согласиться с тем мнением, что реализация «свободной морской силы» является неотъемлемым правом Китайской Народной Республики, как субъекта мировой политики, на защиту своих интересов, зависящих, все в большей и большей степени, от международной (морской) торговли. В 2002 г. удельный вес внешней торговли в валовом внутреннем продукте Китая составил 51%, в 2003 г. эта величина составляла 60%, а в 2004 г. - уже превысил 70% [27]. Так же заметим, что порядка 90% энергоресурсов импортируется Китаем из стран Персидского залива. И в этом, заключается парадокс современного военно-морского строительства Китая: экономическая стратегия «Идти во вне» придает несвойственный, для развития континентального государства, вектор внешнеэкономической экспансии, для самостоятельной реализации которого нет адекватного коммерческого флота, а военно-морские силы вовлекаются в состязание с морскими державами, пытаясь играть на силовом поле последних…

Источники: 
  1. Составной этап «Программы четырех модернизаций», ориентированный на рост экспортного потенциала Ки-тая.
  2. См. Мировая экономика: прогноз до 2020 г. / Публикация Института мировой экономики и международных отношений РАН / Под ред. академ. Дынкина А.А. – М.: Магистр, 2007. – 429 с. Необходимо заметить, что данная работы была выполнено до текущего финансового кризиса, очевидно «подредактирующего» эти прогнозы. Так же следует отметить стоимостной характер этого показателя (ВВП), на наш взгляд, однобоко отражающий характер экономического развития страны.
  3. См. Ведерников Ю.В. Красный дракон. Современные военно-морские силы Китая. – Владивосток, 2007. – 140 с.
  4. Цит. по публикации агентства «Синь Хуа» от 24.12.2008 г.
  5. Опыт Советского Союза выразился в эволюционном развитии авианосных кораблей, начатых реализацией проектных проработок в конце 1950-х гг., и прерванный в 1991 г., одновременно с политическим крахом страны. Всего было построено семь кораблей: два вертолетоносца – по проекту 1123 («Москва» и «Ленинград»), и пять авианосных кораблей, по схеме, эволюционировавшей от ограниченных возможностей самолетов «вертикальный взлет» («Киев», «Минск» (пр. 1143), «Новороссийск» (1143.3) и «Баку» (пр.1143.4)) и до «горизонтального взлета» («Адмирал Кузнецов» - пр.1143.5). Недостроенными остались «Варяг», sistership «Кузнецова», и «Ульяновск», создаваемый как развитие корабля пр. 1143.5, оснащенного ядерной энергетической установкой и усиленной авиагруппой.
  6. См. Судостроение, № 3-2005. С.18. При этом не учтены расходы на расходы на авиатехнику и капитальное строительство на Черноморском судостроительном заводе.
  7. В различных источниках истребители «Су-27» и «Миг-29» имею разную индексацию, учитывающую ту или иную модификацию самолета. Дабы не путать Читателя, примем для обозначения указанных типов машин приведенные обозначения. Это так же относится к вертолетам «Ка-27», в китайском флоте именуемых как «Ка-28».
  8. Бывш. российск. ТАКР «Горшков», четвертый корпус в серии 1143-го проекта. В настоящее время проходит переоборудование в Северодвинске с последующей передачей ВМС Индии.
  9. Грубо, один километр в секунду…
  10. См. Марковский В., Перов К. Советские авиационные ракеты «воздух-земля». – М.: Издательский центр «Экспринт», 2005. С. 46.
  11. Рассмотрено ниже.
  12. См. Морская радиоэлектроника, 3-2005. С.16
  13. Морская радиоэлектроника. Краткий справочник. СП6: Политехника, 2003. С.41, 43.
  14. Например, см. От «Киева» к «Кузнецову». Размышления офицера электромеханической боевой службы об освоении ТАКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» / Тайфун. Военно-технический альманах. 5-2003.
  15. См. Судостроение, № 3-2005. С.18.
  16. См. Военная авиация. Книга 1. – Минск: Попурри, 1999. – С. 312-313.
  17. Проектирование легких авианосцев ВМС Великобритании «Invincible». Майданов О.А, / Судостроение за рубежом. 1985. С. 25
  18. В этом аспекте нам непонятна цель строительства для ВМС НОАК универсального десантного корабля (пр. 071), без «сквозной» полетной палубы и с изначально ограниченным авиапарком. По сути, «за те же деньги» можно было получить многоцелевой корабль…
  19. См. Становой хребет военно-морского флота. Козырев С.Г. // Военная мысль, 6-7 1992, С.56-62.
  20. Выполнено автором в рукописи «Красный дракон. Современные эсминцы китайского флота. Эволюция и боевой потенциал».
  21. Приведем простой пример. Штатный боекомплект эсминца составляет 8 ракет «Гарпун», запускаемых с ин-тервалом 3 сек. При этом ЗРК «Штиль» установленный на китайских эсминцах класса «Современный», осуще-ствляет стрельбу с интервалом 12 сек. при рубеже обнаружения атакующей ПКР 18 км. «Примитивный под-счет» показывает, что четвертый-пятый «гарпун» насыщает оборону китайского эсминца», хотя бы и потому, что его ЗРК «просто не успевают перезарядиться»…
  22. См. Авианесущие корабли – элемент сбалансированного флота. Матвейчук Ф., Бабий И., Потворов В. // Морской сборник, 1-1992. С.27-31
  23. По итогу 2006 г. воздушные средства ДРЛО Китая: 4 самолета ДРЛО «KJ-2000» (оперативный радиус до 2000 миль, дальность обнаружения РЛС – до 250 миль) и 8 самолетов ДРЛО «Y-8J» (оперативный радиус по-рядка 1000 миль, дальность обнаружения РЛС – до 250 миль).
  24. Возможности же Китая в освещении обстановки станциями загоризонтной радиолокации открытыми источ-никами информации пока не подтверждены
  25. Характеристики самолетов ДРЛО: «E-2C Хокай» - оперативный радиус – 850 миль, дальность обнаружения РЛС – до 270 миль; «Е - 767 (Боинг 767 АВАКС)» - оперативный радиус – 1700 миль, дальность обнаружения РЛС – до 350 миль.
  26. См. Морской сборник. 9-1999. С.76.
  27. См. Высокое активное сальдо Китая во внешней торговле усиливает риски в отношении экономического роста страны. Публикация Агентства «Синьхуа» от 29.07.2005 – см. ]]>http://russian.people.com.cn/31518/3579806.html]]>