Ганичев Александр Никитович. Моменты биографии. Воспоминания очевидцев

Автор: 
С.В. Гуров (Город-Герой Тула)

25 августа 2018 года исполнилось 100 лет со дня рождения Александра Никитовича Ганичева – одного из представителей руководящего состава конструкторского, технологического и научного направлений НИИ-147, ТУЛГОСНИИТОЧМАШ, НПО "Сплав" (ныне АО "НПО "СПЛАВ", Россия, Город-Герой Тула), долгие годы трудовой деятельности которого были связаны с работами по современным для своего времени артиллерийским гильзам и реактивным системам залпового огня.

В материалах статьи представлены основные биографические данные и воспоминания людей, которые соприкасались в различных жизненных ситуациях с известным конструктором и руководителем, занимавшимся различными вопросами проектирования, разработки, испытания, принятия на вооружение, совершенствования артиллерийских гильз (с конца 30-х годов ХХ века) и реактивных систем залпового огня (с конца 50-х годов ХХ века).

Данная статья также стала логическим продолжением работ автора по подготовке книги о А.Н. Ганичеве под названием "Залпы Ганичева", проводившихся совместно с её автором Владимиром Николаевичем Коровиным (Россия, Город-Герой Москва). В статье представлены полные варианты воспоминаний о А.Н. Ганичеве и широкая гамма фотографического материала, не вошедшие в книгу по объективным причинам.

Автор выражает Благодарность сотрудникам Государственного Архива Тульской Области (Россия, Город-Герой Тула) Лариной О. Н., Хасаия Т. Э., Баташовой А. С., сотрудникам Российского Государственного Архива Экономики (Россия, Город-Герой Москва) Напшевой М.К., Костриковой Н.М., Рыбину Д.Н. и сотруднице Центрального Архива Министерства Обороны Российской Федерации (Россия, город Подольск, Московская область) Третьяковой Г.В. за обеспечение оперативной работы с архивными документами. Также выражается Благодарность Владимиру Николаевичу Коровину за возможность работы с Личным делом А.Н. Ганичева. Автор выражает Благодарность Всем, кто нашёл время для работы над воспоминаниями об Александре Никитовиче Ганичеве, помог фотографиями и советами.

]]>]]>

Александр Никитович Ганичев.

Любимое фото дочери А.Н. Ганичева Марины Александровны Астаховой (в девичестве Ганичевой). По её словам, таким он был в жизни.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Из истории рода Ганичевых из Судаково Тульской области

В разные годы в деревне Судаково Тульской области проживало несколько семей с фамилией Ганичевы (Ганчевы).

По информации от Логаева Владимира Александровича и Нины Алексеевны Афоничкиной – жителей деревни Судаково Тульской области – имеются документально неподтверждённые данные, что крестьяне Ганичевы были проиграны помещиком и отправлены в Болгарию. Там они обзавелись семьями и спустя некоторое время часть из них вернулась с семьями обратно в Судаково наполовину болгарскими, наполовину русскими с фамилией Ганчев на болгарский лад. В документах Государственного Архива Тульской области (далее ГАТО) действительно встречается фамилия Ганчев среди жителей деревни Судаково (см. электронные облики документов: ]]>1]]>]]>2]]>]]>3]]>]]>4]]>]]>5]]>]]>6]]>]]>7]]>]]>8]]>]]>9]]>).  На титульном листе Партийного дела, хранящегося в ГАТО, на Александра Никитовича Ганичева указана фамилия Ганчев (см. электронный облик документа: ]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>, ]]>4]]>, ]]>5]]>, ]]>6]]>, ]]>7]]>, ]]>8]]>, ]]>9]]>, ]]>10]]>, ]]>11]]>).

По информации В.А. Логаева в Судаково проживал Сергей Ганичев у которого были дети Антон Сергеевич и Митрофан Сергеевич Ганичевы. Сыном Марии Антоновны Ганичевой был Панферов Виктор Иванович.

Нина Алексеевна Афоничкина рассказала, что её мама – Ганичева Екатерина Митрофановна (1910 года рождения), папа – Рожков Алексей Викторович (1910 года рождения).

]]>]]>

Ганичев Антон Сергеевич (Рисунок его внука – будущего Художника и Учителя Зеленцова Евгения Васильевича).

 

Электронный облик фотографии предоставлен В.А. Логаевым.

]]>]]>

Марина Петровна Суколенова – Ганичева.

 

Электронный облик фотографии предоставлен В.А. Логаевым.

]]>]]>

Ганичева Анна Антоновна и Василий Алексеевич Зеленцов (дедушка В.А. Логаева)

 

Электронный облик фотографии предоставлен В.А. Логаевым.

]]>]]>

Деревня Судаково. Правление потребительского общества.

Слева направо: Ганичев Василий Семёнович, Ганичев Митрофан Сергеевич, Ганичев Пётр Андреевич, Сидоркин Василий, Ганичев 

Антон Сергеевич, Маруев Александр.

Электронный облик фотографии предоставлен В.А. Логаевым.

]]>]]>

Электронный облик фотографии предоставлен В.А. Логаевым.

Согласно данным, опубликованным в Путеводителе по Ясной Поляне [1], купец Ганичев из деревни Судаково брал в аренду сад или сады в усадьбе "Ясная Поляна". В издании указано, что "в самом конце XIX века Толстые стали отдавать сады в аренду: сначала купцу Ганичеву из ближней деревни Судаково, потом тульским арендаторам, купцам Проводину и Пузакову и промышленникам братьям Акимовым".

Согласно Акту № 21 в колхозе "Дзержинец" д. Судаково Н. Басовского сельского совета Тульского района немцы расстреляли 11 человек и 2 чел. замучили. Были расстреляны Ганичев Сергей Иванович 1907 г.р., Сидоркин Василий Александрович 1886 г.р., Дергачев Николай Федорович 1889 г.р., Серегин Василий Тихонович 1913 г.р., Суколенов Прокопий Петрович 1879 г.р., Чудаков Петр Григорьевич, Сошников Сергей Андреев 1923 г.р., Баталин. Ещё 3 чел. неизвестных. Были замучены Алексеев Алексей Евдакимович, Серегин Сергей Данилович. Акт был подписан Алексеевым, Ганичевым, Алексеевым [2].

В ходе исследования мною были установлены архивные данные о Ганичевых в деревни Судаково, относящиеся к периоду с 1944 года до 1957 года (включительно) ХХ века и хранящиеся в ГАТО [3],[4],[5],[6],[7],[8],[9],[10],[11],[12].

]]>]]>

В настоящее время в доме, где жил в детстве и юности А.Н. Ганичев в деревне Судаково проживает жена племянника А.Н. Ганичева – Надежда Николаевна Андреева. Во второй части дома проживает другая семья. 

Современный вид дома, в котором жил А.Н. Ганичев с родителями и братьями. В настоящее время во второй части дома (справа) проживает другая семья.

Автор фотографии: С.В. Гуров (Россия, Город-Герой Тула). Дата съёмки: 08.06.2018 г.  

О родителях, братьях, детстве и юности А.Н. Ганичева 

25 августа 1918 года в семье крестьян Никиты Борисовича и Степаниды Егоровны Ганичевых из деревни Судаково Тульской губернии [13] родился третий сын Александр.

Братьев Александра звали Иван, Михаил и Алексей. По данным Логаева В.А. кличка Александра была Сарка.

]]>]]>

Автобиография А.Н. Ганичева.

 

Из Личного дела А.Н. Ганичева.

]]>]]>

Автобиография А.Н. Ганичева. 

Из Личного дела А.Н. Ганичева.

]]>]]>

Алексей Никитович Ганичев (справа) – родной брат Александра Никитовича Ганичева.

 

Оригинал фотографии предоставлен Н.Н. Андреевой.

]]>]]>

Степанида Егоровна (бабушка Степанида (Стеня) и Пелагея Кирилловна.

 

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Как и многие семьи, семью Ганичевых не миновали семейные трагедии. Так Иван умер от болезни до начала Великой Отечественной войны (ВОВ), Михаил погиб во время ВОВ, Александр потерял один глаз в детстве, Алексей, совершив правонарушение, получил срок наказания. Стоит отметить, что несмотря на это в Магадане или в Магаданской области он смог создать семью, которую позже перевёз в Судаково. Он также воспитал усыновлённого ребёнка.

Александр закончил школу, местоположение которой не установлено. Однако в Музее истории школы Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения "Центр образования № 6", расположенного на территории посёлка Косая Гора, имеются данные, что в данном учебном заведении учился А.Н. Ганичев (см. ]]>фото]]> С.В. Гурова от 30.05.2018 г.). При моём общении с представителем Музея удалось узнать, что школа была открыта в 1935 году. С учётом знаний о годе поступления Александра Никитовича в Тульский индустриальный техникум, становится очевидным фальсификация реального положения дел. Документально установлено, что в 1934 году А.Н. Ганичев поступил в Тульский индустриальный техникум и закончил его в 1938 году, когда он уже назывался Тульский индустриальный механический техникум (здание ФЗУ при Тульском патронном заводе на Веневском шоссе). Название специальности, по которой закончил техникум Александр Никитович Ганичев – Холодная штамповка металлов. В Государственной квалификационной комиссии он защитил дипломную работу на тему: “Проэкт штамп. цеха по выпуску изделий” с оценкой отлично. Ему была присвоена квалификация техника технолога по холодной штамповке металлов.

]]>]]>

Фотокопия разворота Диплома об окончании Тульского Индустриального Механического Техникума.

Оригинал документа предоставлен М.А. Астаховой.

]]>]]>

Фотокопия разворота Диплома об окончании Тульского Индустриального Механического Техникума.

Оригинал документа предоставлен М.А. Астаховой.

(См. электронные облики разворотов диплома техника ]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>, ]]>4]]>, ]]>5]]>, ]]>6]]>, ]]>7]]>, ]]>8]]>)

Взрослая жизнь

Во время обучения в техникуме Александр Никитович познакомился с будущей женой Марией Андреевной Алешиной. В 1942 году она приехала к нему в эвакуацию. Первенцом в семье стал сын Евгений. В 1949 году родилась дочь Марина. После её рождения был заключён официальный брак. 

]]> ]]>

Слева направо: Мария Андреевна Алешина, Марина Александровна Ганичева, соседка, Евгений Александрович Ганичев, Александр Никитович Ганичев.

 

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

]]>]]>

Александр Никитович Ганичев с сыном Евгением Александровичем Ганичевым.

 

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

С 1938 года по начало 1983 года Александр Никитович Ганичев занимал следующие должности:

  • 08.1938 – 10.1941 – Заместитель начальника отдела завода № 38 Наркомата Вооружения (г.Тула)
  • 10.1941 – 07.1942 – старший инженер НИИ-24 Наркомата боеприпасов (г. Новосибирск)
  • 07.1942 – 12.1942 – начальник техбюро цеха завода № 556 НКБ (г. Новосибирск)
  • 12.1942 – 01.1944 – начальник технологического отдела ОКБ завода № 184 (г. Зеленодольск Тат. АССР)
  • 01.1944 – 12.1945 – старший инженер 5-го Главного Управления Наркомата Боеприпасов (г.Москва)
  • 12.1945 – 03.1959 – главный конструктор научно-исследовательского института 147 (г.Тула)
  • 03.1959 – 12.1965 – заместитель директора по научной части НИИ-147 (г.Тула)
  • 10.1965 – 05.1977 – заместитель директора НИИ точного машиностроения (г.Тула)
  • 05.1977 – 02.01.1983 – заместитель генерального директора НПО “СПЛАВ” (г.Тула).

Долговременным местом работы А.Н. Ганичева был тульский НИИ-147, переименованный в ТулгосНИИточмаш, а затем в НПО "Сплав".

Научно-Исследовательский Институт № 147 организован на основании приказа Народного Комиссара Боеприпасов тов. ВАННИКОВА, за № 276/с от 24 Июля 1945 года.

]]>]]>

 

Первые специалисты НИИ-147 (возможно во время защиты) (см. электронные облики других фотографий: ]]>1]]>,]]>2]]>).

Оригиналы фотографий предоставлены М.А. Астаховой

Целевая установка деятельности института определена в отработке технологических процессов по пушечным гильзам новых систем, изыскание новых материалов и новых методов производства гильз, разработка технологических процессов для гильзовых заводов, обеспечивающих рациональное использование основных средств и повышение качества продукции, а также подвести научно-теоретическую базу для основы проектирования технологических процессов и расчета самих гильз.

Для осуществления научной, экспериментальной, производственной деятельности, институту были выделены производственные и бытовые помещения в корпусе «Д» завода № 187, совершенно не приспособленные и не оборудованные для производственной и научной деятельности [14].

В первом квартале 1946 года коллектив НИИ-147 работал над созданием производственной базы, научных лабораторий, укомплектованием инженерно-технических работников и созданием бытовых помещений. Параллельно с данной работой проводилась разработка некоторых конструкций гильз и технологических процессов, и проверка их частично на производственной базе НИИ и других заводов. В результате проделанной работы, начиная со 2-го квартала, Институт самостоятельно, на своей производственной базе вел разработку научно-исследовательских и опытно-конструкторских тем [15].

Вот в таких условиях начал свою трудовую деятельность Александр Никитович Ганичев в тульском НИИ-147.

Согласно Ведомости дебиторской задолженности НИИ-147 по состоянию на 1-е января 1947 г., по причине командирования А.Н. Ганичев был должником перед предприятие на сумму 300 рублей с 25 декабря 1946 года [16].

В целях повышения практических знаний инженерно-техничеких работников в 1948 году в НИИ-147 были организованы курсы для технологов, конструкторов и молодых специалистов – на которых обучалось 20 человек. Занятие на курсах проводились Главным конструктором тов. Ганичевым А.Н. В результате успешного прохождения обучения на курсах 10 человек ИТР получили возможность самостоятельно вести работу по ряду научно-исследовательских и опытно-конструкторских тем [17].

В период с 1951 по 1957 год Александр Никитович Ганичев учился в Тульском Механическом Институте.

]]>]]>

Фотокопия разворота Диплома об окончании Тульского Механического Института.

Оригинал документа предоставлен М.А. Астаховой. 

В 1957 году была издана книга Ганичева А.Н. “Конструирование цельнотянутых артиллерийских гильз” [18].

В 1969 году решался вопрос о присуждении А.Н. Ганичеву ученой степени кандидата технических наук. Смотрите электронные облики документов из фонда ГАУ (ГРАУ) ЦАМО РФ: ]]>1]]>,]]>2]]> [19], ]]>3]]>,]]>4]]> [20].

]]>]]>

В 1973 году Ганичеву А.Н. была присуждена ученая степень доктора технических наук по совокупности работ. При этом он миновал защиту кандидатской диссертации.

До начала работы в НИИ-147 и в НИИ-147 Александр Никитович занимался вопросами артиллерийских гильз, а с конца 50-х годов вопросами реактивных систем залпового огня. К сожалению, расширенные данные о его личной жизни и трудовой деятельности до прихода в НИИ-147 неустановленны.

По гильзовому направлению ему пришлось работать со следующими документально установленными образцами и темами:

  • оказание технической помощи гильзовым заводам (1951 год);
  • латунные гильзы к 20-мм пушке Б-20 (1951 год);
  • латунные гильзы к 23-мм пушке Ш-3 (1951 год);
  • латунные гильзы к 30-мм авиапушке (1951 год);
  • опытно-серийные работы (по постановлению Совета Министров СССР) (1951 год);
  • латынные гильзы к 48/78-мм пушке СМ-7 (1951 год);
  • латунные гильзы к 100/56-мм пушке (1951 год);
  • латунные гильзы к 130-мм пушке КС-30 (1951 год);
  • латунные гильзы к 130/58-мм пушке СМ-2 (1951 год);
  • латунные гильзы к 130-мм пушке СМ-2 (1951 год);
  • латунные гильзы к 180/60 мм пушке (1951 год) [21]; 
  • уровень развития производства боеприпасов за рубежом (]]>1959 год]]>);
  • изучение зарубежной военной техники и анализ технического уровня отечественных артиллерийских гильз (]]>1963 год]]>);
  • расчет латунного и стального поддонов для гильз со сгорающим корпусом к 125-мм танковой пушке Д-81 (]]>1963]]>);
  • конструкция артиллерийской гильзы с абтюрирующими кольцевыми канавками (1963 год) [22];
  • исследование процесса обтюрации пороховых газов артиллерийскими гильзами с частично-сгорающим корпусом (]]>1963 год]]>);
  • конструкция артиллерийской гильзы для стрельбы из гладкоствольных пушек, обеспечивающая герметичность (1962,1964 год) [23];
  • поддон гильзы с частично-сгорающим корпусом к 125-мм танковой пушке Д-81 (]]>1966 год]]>);
  • поддон частично-сгорающих гильз к 125-мм танковой пушке Д-81 (]]>1967 год]]>);
  • сборный поддон гильзы со сгорающим корпусом к 125 мм пушке Д-81 (разработка конструкции и технологии изготовления) (]]>1971 год]]>);
  • определение технического состояния и анализ изменения качества гильз после хранения патронов выше гарантийного срока в гермоукупорке и без гермоукупорки в различных климатических зонах (]]>1972 год]]>);    
  • стальной поддон для выстрела повышенной бронепробиваемости к 125-мм танковой пушке Д-81 (]]>1973 год]]>);
  • стальная гильза 4Г9М для кумулятивного выстрела повышенной бронепробиваемости к 115-мм танковой пушке У-5ТС (]]>1974 год]]>);
  • латунная гильза для 30-мм патрона к пушке НН-30 (]]>1974 год]]>);
  • единая стальная гильза для выстрелов к 115-мм танковой пушке 2А20 (]]>1978 год]]>);
  • корпус гильзы 3УБК10.00.01.013 к выстрелу 3УБК10.00.00.000-001 для 100-мм танковой пушки Д 10-Т2С (]]>1979 год]]>);

По направлению РСЗО и ракетной техники ему пришлось работать по следующим документально установленным образцам и темам:

  • холодноштампованный корпус головной части осколочного и осколочно-фугасного реактивного снаряда повышенной эффективности (1963 год) [22]
  • головная часть, снаряженная твёрдой углекислотой ракеты для воздействия на мощные кучевые облака (1963 год) [22];
  • реактивный снаряд для воздействия на мощные кучевые облака (1963 год) [22];
  • конструкция торпеды для нахождения и поражения цели (1963 год) [24];
  • газодинамическое устройство, обеспечивающее включение в работу ракеты с замедлением (1964 год) [22];
  • малогабаритный двигатель малой мощности с большим мгновенным тяговым усилием (1964 год) [22];
  • конструкция головной части к реактивному снаряду “Облако” (1964 год) [22];
  • конструкция реактивного снаряда “Облако” воздействующего на мощные кучевые облака (1963-1964 годы [22];

Одно изобретение, на которое в 1960 году получено авторское свидетельство (авторы Ганичев А.Н., Демьянов П.А., Москалев П.С., Закуренов Е.В., Климакин И.В.) было внедрено в массовое производство в предприятии п/я № 1 г. Зеленодольск [25].

Результаты совместных работ были защищены множеством Авторских свидетельств (]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>, ]]>4]]>, ]]>5]]>, ]]>6]]>, ]]>7]]>, ]]>8]]>, ]]>9]]>, ]]>10]]>, ]]>11]]>, ]]>12]]>, ]]>13]]>, ]]>14]]>, ]]>15]]>, ]]>16]]>, ]]>17]]>, ]]>18]]>, ]]>19]]>, ]]>20]]>, ]]>21]]>, ]]>22]]>, ]]>23]]>, ]]>24]]>, ]]>25]]>, ]]>26]]>, ]]>27]]>, ]]>28]]>, ]]>29]]>, ]]>30]]>, ]]>31]]>. Оригиналы документов предоставлены С.М. Орловой).

За всю трудовую деятельность Александр Никитович совершил единственную поездку за границу по странам социалистического лагеря – Польше, Чехословакии и Венгрии. 

]]>]]>

Поездка в Малые Татры. Ч.С.Р.

 

Оригинал предоставлен М.А. Астаховой.

]]>]]>

На похоронах мамы Степаниды Егоровны.

Оригинал фотографии предоставлен Н.Н. Андреевой.

Александр Никитович Ганичев скончался вечером 2 января 1983 года.

]]>]]>

Момент похорон А.Н. Ганичева. (См. другие фотографии с его похорон: ]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>).

 

Увековечивание памяти об А.Н. Ганичеве

]]>]]>

За годы, прошедшие с даты смерти Александра Никитовича Ганичева, в Городе-Герое Туле были проведены мероприятия по увековечиванию памяти о нём. Одним из первых мероприятий стало открытие памятной доски с барельефом А.Н. Ганичеву при входе в директорский корпус Научно-производственного предприятия "Сплав" (ныне АО "НПО "СПЛАВ", Россия, Город-Герой Тула). Это место стало местом фотографирования сотрудников предприятия, смежных организаций и гостей предприятия (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>).

 

Памятная доска с барельефом А.Н. Ганичеву на территории предприятия, где он проработал несколько десятилетий.

Оригиналы фотографий предоставлены М.А. Астаховой.

]]>Современный вид памятной доски на территории АО "НПО "СПЛАВ" ]]>(Автор фотографии С.В. Гуров (Россия, Город-Герой Тула), дата съёмки: 15.05.2018 г.).

]]>]]>

В дальнейшем памятная доска с барельефом А.Н. Ганичеву была открыта на проспекте Ленина, на доме напротив дома, в котором жил А.Н. Ганичев.

Памятная доска с барельефом А.Н. Ганичеву в Городе-Герое Туле на доме № 19 по проспекту Ленина, который расположен напротив дома, в котором жил А.Н. Ганичев.

 

Автор фотографии: С.В. Гуров (Россия. Город-Герой Тула). Дата съёмки: 08.06 2018 г. 

]]>]]>

В 2006 году напротив Федерального Государственного Унитарного Предприятия "Государственное Научно-Производственное Предприятие "Сплав" (ныне АО "НПО "Сплав", Россия, Город-Герой Тула) был открыт мемориал с памятником с бюстом А.Н. Ганичеву.

Автор фотографии: С.В. Гуров (Россия, Город-Герой Тула). Дата съёмки 26.06.2018 г.

]]>]]>

В 2013 году на аллее Славы на территории Тульского Музея Оружия также был открыт памятник с бюстом А.Н. Ганичеву.

В 2018 году московским писателем Владимиром Николаевичем Коровиным была написана книга "Залпы Ганичева".

Поэзия в память об А.Н. Ганичеве

]]>]]>

Светлой памяти Александра Никитовича Ганичева посвящается

Оригинал стихотворения предоставлен М.А. Астаховой. 

]]>]]>

Стихотворение ПАМЯТИ А.Н. ГАНИЧЕВА. 

Оригинал стихотворения предоставлен М.А. Астаховой.

Астахова Марина Александровна – дочь Александра Никитовича Ганичева 

"Отец родился в деревне Судаково Тульской области. В семье было четыре сына. Один погиб на войне, один умер до войны. Младшим братом был Алексей. Братьев звали Иван, Михаил, Александр и Алексей Ганичевы. Родители: мать Степанида Егоровна, отец Никита Борисович. Отец умер в 1956 году.

]]>]]>

Марина Александровна Ганичева и Александр Никитович Ганичев дома в день когда к ней пришёл молодой человек, который спустя некоторое время стал её мужем.

 

Автор фотографии: Михаил Иванович Астахов.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой. 

Учась в Тульском индустриальном механическом техникуме познакомился с будущей женой. Во время учёбы в техникуме играл в футбол. Закончил техникум в 1938 году. Несмотря на интерес молодых людей, мама выбрала Александра Никитовича. Он играл на молодёжных мероприятиях на гармошке.

Во время войны он был Новосибирске, потом в Зеленодольске. В 1942 году приехала будущая жена. Он пришел с работы и увидел её на своей кровати. Он встал на колени и смотрел на неё. Она осталась с ним навсегда. Расписались они только в 1949 году после моего рождения. В 1942 году в Зеленодольске родился брат Евгений. После Зеленодольска, где он работал на заводе Серго, он был в Москве примерно один год., а после приехал в Тулу в Научно-исследовательский институт № 147 (НИИ-147).

Он написал книгу "Методика конструирования гильз" и в порядке обмена опытом посетил Чехословакию, Польшу и Венгрию в 50-х годах. В состав делегации входила Баташова, которая рассказывала, что он рассказывал просто. Те кто слушал его встали и стали аплодировать. На вопрос: "Как это получилось", он ответил: "Там где я работаю там все такие".

У него было слово мы, а не я. Он уважал своих коллег.

Для меня на вопрос "Чем занимается папа" был ответ "Папа велосипеды делает".

После школы отец спросил: "Хочешь заниматься тем, чем я занимаюсь?". Я ответила: "Да" и поступила на специальность "Элементы автоматических устройств" (т.е. гильзовое производство). Учась в институте я узнала про великого отца. На Ржевке приходили поглядеть на меня на четвёртом курсе.

]]>]]>

Во время отдыха он проводил время на природе, варил уху, разжигал самовар.

Александр Никитович Ганичев у самовара.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

 

]]>]]>

Когда родился внук, то встал вопрос как его назвать. Предлагали Федюнчиком, Федей. Отец сказал, что на Руси все великие люди были Александрами или Алексеями. Так в нашей семье появился Александр – Александр II, как мы его называли".

 

Александр Никитович Ганичев с внуком Александром.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Костерев Евгений Борисович – ведущий конструктор отдела № 65, ныне пенсионер

1. Ганичев известный

1.1. Главный гильзовик

Город-герой Тула славен своими конструкторами оружейного дела. Их много. Их помнят. И будут помнить. Одному из них, Ганичеву Александру Никитовичу, в следующем году будет 100 лет со дня рождения.

Начало и лучшие годы его конструкторского творчества это тульский период жизни и работы в НИИ-147 (позднее ТУЛГОСНИИТОЧМАШ, ФГУП "ГНПП "СПЛАВ"), которое в 2-х шагах от своего 75-летнего юбилея.

НИИ-147 сощдан в г.Туле в июле 1945 г. Практически с первых месяцев работы молодого института под руководством Ганичева А.Н. были развернуты научно-исследовательские работы пос озданию теории фуекционирования артиллерийских гильз при выстреле, по усовершенствованию существующих гильз и разработке новых конструкций артиллерийских гильз.

Отсутствие методик расчета гильз на прочность, а также недостаточностьт существующих методов по экстракции гидьз, вызывали необходимость не только экспериментальных работ, но и проведение теоретических исследований.

Были достигнуты значительные успехи в работе НИИ-147. Исследована и успешно решена проблема отработки конструкции и технологии стальных гильз вместо дефицитных латунных. Ряд стальных гильз поставлен на серийное производство (1950 г.). За эту работу группе специалистов института присуждена Государственная премия (А.Н. Ганичев, В.Н. Рогожин и др.).

НИИ-147 успешно занимается не только проектированием и отработкой конструкций и технологий изготовления гильз к выстрелам для наземной и морской артилерии. На институт возложена разработка специализированного оборудования для их производства (прессовая, термическая и химическая обработка гильз, комплексная механизация и автоматизация производства гильз на заводах отрасли).

В 1957 г. опубликован труд А.Н.Ганичева "Конструирование цельнотянутых артиллерийских гильз", в котором обобщен многолетний опыт работы автора в НИИ-147 в этой области. Для конструкторов и технологов эта монография стала настольной книгой.

1.2. РСЗО "Град"

В конце 50-х годов НИИ-147 переходит на новую тематику (ракетную). Март 1958 года. Для ускорения работ по ракетной технике образован конструкторский отдел №6 (Дмитриев В.И.).

1959 год. Закончена разработка эскизного проекта реактивнйо системы залпового огня (РСЗО) на конкурсной основе (НИИ-24 и НИИ-147) и по его результатам дальнейшая разработка поручена НИИ-147.

1960 г. (30-е мая). Вышло постановление СМ СССР о начале опытно-конструкторской работы (ОКР) по созданию полевой дивизионной РСЗО "Град". Ганичев А.Н. – Главный конструктор этой системы. Он понимал, что нужны концептуальные идеи, нетрадиционные конструкторские и технологические решения, которые обеспечили бы создание эффективной и перспективной системы оружия с массовым производством реактивных снарядов (РС). Ему удалось сплотить коллектив конструкторов и технологов, сделать их единомышленниками своих идей. Весь колектив НИИ 147 напряженно, с энтузиазмом трудился над проблемой разработки системы "Град". Менее трех лет такой работы и в 1963 году РСЗО "Град" принятв на вооружение Слветской армии. Система разработана в составе 122-мм оперенного осколочно-фугасного РС, боевой машины и стеллажей для транспортировки снарядов на машинах народно-хозяйственного назначения.

В системе "Град" применен ряд новых принципов конструирования, которые обеспечили этой системе значительное преимущество по эффективности действия. основные конструктивные решения защищены авторскими свидетельствовами на изобретения.

Разработка РСЗО "Град" в 1966 г. отмечена Ленинской премией.

Создание РСЗО "Град", высокая эффективность которой подтверждена в ряде региональных конфликтов, стала началом качественно нового развития этого вида оружия не только в нашей стране, но и за рубежом.

1.3. Главный конструктор

После создания системы "Град" в последующие десятилетия Ганичев А.Н. продолжает работать по развитию этой системы. Высокая эфективность РСЗО "Град" позволила создать и сдать на вооружение РСЗО "Град-В" для воздушно-десантных войск. Успешно разработана РСЗО "Град-1" на колесно-гусеничном ходу и РС повышенного могущества.

РСЗО успешно применены в сельском хозяйстве для защиты ценных сельскохозяйственных культур: цитрусовых, виноградников, хлопка и т.п. от градобитий. Успех защиты в эфективности применяемых методов и надежностью технических средств доставки реагентов.

В 1963 году разработан противоградовый комплекс "Облако", а позднее – более эффективный комплекс "Небо".

А.Н. Ганичев постоянно искал перспективы развития систем залповой стрельбы, творчески мыслил о дальнейшем развитии этого вида оружия, руководил комплексом научно-технических работ.

1968 год. Приказом Министра машиностроения ТУЛГОСНИИТОЧМАШ назначен головным предприятием по РСЗО и РС к ним. Достойное место среди разработанных РСЗО под руководством А.Н. Ганичева занимает система повышенного могущества "Прима". При ее разработке им четко сформулированы и реализованы принципы этой системы: максимальное повышение эффективности (в 5-19 раз) и возможность ее изготовления на существующих мощностях.

Под руководством А.Н. Ганичева разработаны и сданы на вооружение более 10 высокоэффективных РСЗО и более 40 РС различного назначения.

1.4. Этапы творчества

Для Военно-Морского Флота успешно решены задачи создания систем залпового огня: "Дамба", "Дождь", "Огонь", "Удав-1" и "РПК-8".

При создании РСЗО "Град" удачно выбран и калибр РС (122 мм), разработана методика расчета и конструирования длинноствольных снарядов, реалихованы новые идеи, конструктивные и технологические решения для создания перспективной системы оружия с крупносерийным и массовым производством снарядов.

После завершения разработки РСЗО "Град" под его руководством проведен комплекс научно-исследователтских работ и определены направления создания следующегго поколения залповых систем : РСЗО армейского звена "Ураган" и дальнобойной системы "Смерч"резерва Главного командования.

В новых поколениях РСЗО началось использование принципа кассетных частей, принципы коррекции траектории полета РС.

Этапы творчества А.Н. Ганичева последовательно и подробно изложены в книге "Люди, годы, залпы...". Книга издана к 60-летнему юбилею предприятия и стала настольной книгой ветеранов "Сплава", прекрасно оформлена и иллюстриована. От имени собственников книги считаю необходимым поблагодарить ее составителя Е.М. Мартынова (нач. производственно-диспетчерского отдела) и редакторов (Макровца Н.А., Денежкина Г.А., Кобылина Р.А., Блинова Г.И., Шафроненко В.И.).

В книге отмечен личный вклад Главных контсрукторов Денежкина Геннадия Алексеевича и Макаровца Николая Александровича.

Системы разработки ФГУП "ГНПП "СПЛАВ" поражают не только живую силу и небронированную технику, но и почти весь спектр современных целей, включая пусковые установки ракет с ядерным оружием. РСЗО входят в автоматизированные системы управления войсками и работают в тесном взаимодействии со средствами разведки, топогеодезического и метеорологического обеспечения стрельбы.

1.5. К нему не зарастет народная тропа

Александр Никитович ушел из жизни в начале 1983 г. Это огромная, невосполнимая потеря для колектива предприятия. Он всегда с особой внимательностью и теплотой относился к людям, сотрудникам, коллегам, к их наждам.

Александр Никитович пользовался авторитетом, большой любовью и уважением всего "СПЛАВ"овского народа. Простой, открытый характер всегда проявлялся во внерабочей обстановке, где одинаково доброжелательно относился к людям любой профессии и должности. Никогда не подчеркивал своей значимости, нечурался любой черновой работы.

Он постоянно находился в тверческом поиске, обладал высокой эрудицией и большим личным обоянием. Высокий научно-технический уровень изделий, основу которых составляли идеи, выдвинутые Александром Никитовичем впервые в отечественной и мировой практике. Многие из них стали классическими для РСЗО, что позволяет России удерживать мировое лидерство в системах залпового огня.

Ежегодно, уже в 34 раз, ветераны предприятия приходят на его могилу, поговорить о нём, повспоминать былое, услышать что-то новое о нем. Предприятие выделяет автобус, сбор у дома (Бухоновский пер., 25), где он жил. Каждый из нас, кто лично знаком с А.Н.Ганичевым, неоднократно встречался с ним в рабочей или внерабочей обстановке, горд своим многолетним трудом на родном "СПЛАВе". Мы ощущаем сопричастность к тому, что Россия удерживает мировое лидерство в области систем залпового огня.

Когда традиционные встречи с А.Н.Ганичевым попадают на выходные дни, автобус бывает переполнен, т.к. присоединяются молодые сотрудники "СПЛАВа".

II. Ганичев малоизвестный

2.1. Ганичев в эвакуации

Пришла пора ему "улетать" из родительского дома в д. Судаково (около Тулы). Было желание учиться. Рядом областной город оружейников. Он поступает в Тульский индустриальный техникум (ТИТ).

К началу войны с Германией Александру Ганичеву 23 года. Однако о фронте, как однокурсники, он не мечтал, т.к. в младенчестве лишился правого глаза.

Успешно закончен ТИТ. Выбранная им специальность (гильзовое производство) оказалась увлекательной, любимой, интересной и востребованной не только в городе оружейников, но и в стране. После окончания техникуми (1938 год по октябрь 1941 года) он работае конструктором, а затем заместителем начальника отдела на Тульском патронном заводе.

Потом эвакуация, Новосибирск, Зеленодольск. В г. Зеленодольске, на Волге, он работает на заводе имени Серго заместителем начальника бюро.

Сюда, в Зеленодольск, приехала к нему невеста, самая красивая и озорная однокурстница по техникуму Алешина Мария Андреевна. Она не тулячка, оеа из г. Алексина Тульской области. Здесь, в Зеленодольске, одной ячейкой туляков стало больше.

В моей личной билиотеке, всамомо центре рубрики "УЧЕНЫЕ и КОНСТРУКТОРЫ" (51 книга), поставлена книга "ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ" (под общей редакцией В.Н. Николаева, изд. второе, дополненное и переработанное, г. Москва "МАШИНОСТРОЕНИЕ", 1987 год, тирах 74000 экземпляров, цена 4р. 10 коп.). В ней 12 глав. Книга бесценна, т.к. люди сейчас ставят на потребительство, а о патриотизме с годами забывают. Вспоминаем только ежегодно, шагая в колоннах "бессмертного полка". Народ и страна должны помнить своих героев тыла всегда. Великая Отечественная война 1941-1945 годов была тяжелым испытанием для него всего нашего народа, для государства. В первый же период войны экономика страны была в невероятно короткий срок перестроена на войну, в тяжелейших условиях при бесперебойном снабжении фронтов боевой техникой.

Открываю главу 10 (Артиллерийские выстрелы, авиабомбы, мины, гранаты, стр. 411), читаю: ... "Большой вклад в развитие гильзовой промышленности в годы Великой Отечественной войны внесли талантливые инженеры А.Н. Нестеров, Л.П. Сапожников, К.И. Шибанов, В.Н. Рогожин и А.Н. Ганичев. Всесторонне изучив процессы вытяжки латунных гильз через две матрицы, они разработали и внедрили в массовое производство технологический процесс, в котором число вытяжек уменьшили от шести до двух, что позволило снизить трудоемкость прессово-термической обработки в пять раз и увеличить выпуск гильз для 76-мм пушечных выстрелов почти в два раза". ...

Так наши молодые туляки Рогожин Владимир Николаевич и Ганичев Александр Никитович сумели внести свой личный вклад в дело бесперебойного снабжения фронтов 76- мм артиллерийскими боеприпасами.

Работы много, жить трудновато, но молодости все по силам. трудности бытия молодой семьи только укрепили ее. Когда мужу удавалось купить свежей рыбки, было пиршество. Беременность жены проходила, в общем, норсально, но нехватка витаминов ощущалась, а "КОМПЛИВИТ" появился только лет через 50. Прогулки. Воздух. Воздух. Воздух. Красота волжских берегов. Здесь, в Зеленодольске, у них родился сын Евгений (февраль 1943 год),желанный и здоровый.

В январе 1944 года Ганичев А.Н. переведен в Москву, в НАРКОМАТ боеприпасов, где работает старшим инженером Главного управления. Здесь в Москве, в напряженной работе, он встретил победу.

2.2. Успехи гильзовиков.

Тульский период жизни Ганичева А.Н. это раскрытие многогранности его конструкторского таланта, его творчества.

В предыдущем разделе ("Ганичев в эвакуации") рассмотрены малоизвестные страницы жизни молодого Ганичева, его работа на заводе им.Серго.

В настоящем разделе "Ганичев малоизвестный" его малоизвестность весьма условна, т.к. его работа уже связана с более широкой технической тематикой. В конце 50-х годов Заказчик определил в качестве приоритетеного развитие ракетной техники.

1958 г. В НИИ-147 новая тематика: системы залпового огня. Коллектив предприятия еще более сплотился и принял расширение тематики с энтузиазмом. Выдвинутые Александром Никитовичем концепции развития РСЗО, конструкторские и технологические решения стали базовой основой достигнутых успехов НИИ-147 в создании систем залпового огня.

Однако, он понимал, что снижение интереса Заказчика к гильзовому производству это временное. Наземная артиллерия и морская артиллерия как виды вооружения современной армии останутся. И должны совершенствоваться и развиваться. Опыт прошедшей войны это подтверждает. Локальные конфликты тоже.

Поэтому он находит время и возможности заниматься и гильзовым производством. Хотя новой тематике отданы основные силы и время, т.к. отработка новых систем залпового огня не проходит всегда гладко, без отрицательных результатов отдельных испытаний, без нервотрепки, без срыва плановых сроков. Как он находил время и возможности заниматься и гильзовым производством этого никто не знает. Это "Ганичев малоизвестный".

1952 год Разработана новая марка латуни (ЛК-75-05) и технология изготовления гильз из нее. Кремнистая латунь создана совместно с НИИ цветной металлургии. Основной недостаток латуни при изготовлении гильз: растрескивание в процессе изготовления. Введение незначительной добавки кремния значительно снижает растрескивание и улучшает процесс изготовления гильз.

1956 год. Создан отдел механизации и автоматизации производственных процессов. Основная задача: разработка специального оборудования для выполнения операций всей цепочки в производстве артиллерийских гильз всех калибров для оснащения типовым оборудованием заводов.

1972 год. Опубликована книга "Артиллерийские гильзы со сгорающим корпусом" (П.А.Демьянов, И.П.Обозов, Е.И.Уткин).

1976 год. Выходит труд "Современные вопросы теории функционирования артиллерийских гильз (А.Н.Ганичев, В.А. Никитин).

1980 год. Опубликована книга "Артиллерийские гильзы и поддоны" (А.Н.Ганичев, О.С.Волошин, И.П.Обозов, Е.И.Уткин).

Интенсивное развитие полимерной химии и накопленный в этой области положительный опыт позволил разработать изготовление артиллерийских гильз из пластмассы. Применение пластмассы для артиллерийских гильз обусловлено технологическими свойствами этих материалов, их достаточной прочностью, высокой деформированностью, коррозионной стойкостью и высокой эффективностью их переработки в гильзы.

Новизна пробьлемы по отработке конструкций пластмассовых артиллерийских гильз и сложность ее решения обусловлены необходимостью их применени к штатаным выстрела и орудиям. Необходимо решать комплекс вопросов по исследованию полимерного материала в условиях эксплуатации и хранения, созданию высокоэффективных технологических процессов и оборудования для их производства.

Эти проблемы коллективом института решены и на снабжение армии принят ряд артиллерийских гильз с пластмассовым корпусом.

По своим боевым и эксплуатационым характеристикам они не уступают металлическим гильзам, широко проверены стрельбой и натурных хранением в различных климатических зонах страны и не имеют аналогов в мире.

По результатам работ, выполненных на предприятии и на заводах отрасли, коллективом авторов:. А.Н.Ганичевым, В.А.Никитиным, В.П.Кузнецовым, В.Н.Рогожиным, П.А.Демьяновым, П.И.Обозовым, О.С.Волошиным, Е.И.Уткиным, Р.А.Кобылиным и др. подготовлено к опубликованию большое количество информационных материалов. Значительная часть работ защищена авторскими свидетельствами и патентами на изобретения.

НИИ-147 (позднее ФГУП "ГНПП "СПЛАВ") на базе научных трудов Александра Никитовича и его соратников - гильзовиков, а также постоянным трудом "Ганичева малоизвестного" гильзовое производство выстояло в трудные времена и сохранило лидерство как головная организация отрасли.

А с 1968 года предприятие стало головной организацией и по системам залпового огня.

2.3. Выигрыш эскизного проекта

1959 год. Всего за один год закончена разработка эскизного проекта (ЭП) РСЗО. По его результатам отработка РСЗО поручена НИИ-147. Фантастика! Победа! Очевидно наш ЭП был оригинальным и более перспективным. Но НИИ-24 (конкурент ЭП) опытные ракетчики, разработчики реактивной артиллерии видели первпективу развития РСЗО иначе.

В Англии и США реальные образцы реактивного вооружения поятвились в конце 1942 года, но без видимого успеха. У нас в битве за Берлин участвовало 219 дивизионов "Катюш", израсходовано 30 тысяч РС.

Кто идеолог и разработчик выигранного ЭП?

Конструкторский отдел №6 существует всего год. Начальник отдела №6 Дмитриев В.И. - практик, организаторДенежкин Г.А. окончил ТМИ в 1954 году. Инженерный стаж работы 4 года. Медведев В.И., Чуков Н.С., Колесников С.В. - все молодые инженеры, стаж практической работы не более четырех лет. Их конструкторский талант раскрывается позже, по приобретении опята и широты инженерного кругозора.

Так кто разработал ЭП? Ганичев А.Н. - локомотив гильзового производства. На нем все проводимые исследования. Он начальник отдела. Ответственность за успехи и задания по гильзам тоже на нем. И постоянно. Ответ подсказала дочь Александра Никитовича Марина Александровна Астахова. Как-то в разговоре она сказала, что отец учился в институте десять лет, диплом инженера получил в 1957 году. Специальность: элементы полигонных установок. Сдавал ежегодно несколько инженерных дисциплин. Так это же специальность машфака. Открываю свою "Выписку из зачетной ведомости" (приложение к диплому): последний порядковывй номер изученных дисциплин – 51. Условно разделяю их на 3 группы:

1. Тридцатилетнему студенту Ганичеву А.Н. сразу можно зачесть: металловедение и термообработка (19), техника безопасности и противопожарная техника (37), физвоспитание (38), основы советского трудового права (48), гражданская оборона (51), машиностроительное черчение (9).

С этими дисциплинами он знаком и требует их соблюдения подчинеными. 

2. общеобразовательные дисциплины: история КПСС (1), политическая экономика (2), диалектический и иностранный материализм (3), высшая математика (6), физика (7), общая химия (8), строительная мехпника (31), основы научного коммунизма, эстетика (46). С учетом имеющегося опыта работы и технического кругозора – на первые 2-3 года учения в институте.

3. дисциплины основные, профилирующие, например, конструкция летательных аппаратов (21), теория и проектирование ДЛА (26,27), производство ЛА (33), пусковые установки и испытания ЛА (39), полигонные испытания (45) и другие.

Эти дисциплины на 7-8 лет учения. Где взять время на изучение этих, новых для гильзовика, дисциплин? Работа, семья, двое детей. Только упорство и жесткий распорядок дня: час – полтора до начала рабочего дня, столько же после работчего дня. не много. Остаются интеллектуальные способности и фантастическая память. Сдав профилирующие дисциплины, он многократно обдумывает свой дипломный проект. Заканчивая институт, он вынашивал облик новой РСЗО на базе новой пусковой установки.

Посмотрите на рис. 1 и рис. 2 и найдите, как говорится, 10 визуальных отличий. Нахожу только 6 видимых отличий: компактность, обеспечение диапазона стрельбы от максимума до минимума, защита РС от осколочного поражения, защита РС от атмосферного воздействия, использование длнноствольных РС (длина/калибр больше 20), обеспечение Хmах стрельбы.

Ноесть 4 невидимых отличия: 1 спираль-штафт; 2. срыв РС со штифта при наборе заданной величины тяги двигателя; 3. использование раскрывающегося (складывающегося) оперения; 4. удачный выбор калибра РС. Прослеживается простая цепочка: оригинальный эскизный проект → удачная конструкция "Град" → перспективность последующих РСЗО. 

Перед конструктором стояла задача впервые в мире создать РС большого удлинения (стволовой РС) с параметрами дальности, кучности и эффетивности в несколько раз большими, чем в снаряде М-14. Трудности заключались в отсутствии каких-либо методик проектирования РСЗО.

Ганичев А.Н. не только знаком с учеными ТПИ Толоконниковым Л.А., КУзьминым М.П., Юрмановой Н.П., Захаровым Л.В., но и имел возможность официальных консультаций с ними по возникающим проблемам.

На основании выинранного ЭП, НИИ-147 начал ОКР по созданию полевой дивизионной РСЗО "Град".

2.4. Тандем

На предприятии сформировался и укрпился многолетний тандем Ганичев А.Н. – Рогожин В.Н. Они знакомы по работе еще в эвакуации (г.Зеленодольск, завод им. Серго).

История техники знает примеры успешной работы тамдемов. так, Микоян А.И. и Гуревич М.И. совместно разработали МиГ-15 (самолет "солдат"), а позднее ряд лучших истребителей нашей авиации.

Другой пример: наши соседи (КБП). Тандем Шипунов А.Г. – Грязев В.П. стал очень продуктивным и успешным. Коллектив ГУП "КБП" хранит и развивает традиции оружейной Тулы. Это щит и меч России.

Ганичев А.Н. – Рогожин В.Н. – патриоты НИИ-147. Оба поработали инженерами, Главными инженерами, руководителями предприятия. Новая тематика это множество проблем. Но цель новой тематики та же, что и старой тематики: массовое производстворазработанных конструкций.

Поэтому тандем единомышленноков проводил многолетнюю единую политику предприятия:

  • развитие технологического направления;
  • развитие конструкторского направления;
  • укрепление экспериментальной базы (НИО-9 нач. Редько А.А.) и вычислительного центра (нач. Соболев Е.В.).

Для сплочения коллектива руководство предприятия постоянно внимательно уделяло социальным проблемам. Каждое лето работал свой пионерлагерь, где отдыхали дети сотрудников.

По инициативе Рогожина В.Н. на берегу моря (г.Алупка) на территории санатория "Солнечный" построен свой оздоровительный комплекс. Профком предприятия выдавал сотрудникам путевки на отдых (21 день) со скидкой 70%). Кроме того построены собственные турбазы для семейного отдыха на природе.

Успешно решалась проблема жилищного строительства.

3.1. Бытие определяет сознание

По своей выбранной специальности мы прохоили производственную (преддипломную) пактик в Туле, в ТУЛГОСНИИТОЧМАШ, который позднее стал "ГНПП "СПЛАВ".

Закончив МАШФАК Тульского политехнического института (1967 год), мы. молодые, инженеры (пять парней и одна девушка, Масленникова Ирина) были направлены на раьоту в конструкторские отделы ТУЛГОСНИИТОЧМАШ. С гордостью рассматриваемзаписи в трудовых книжках о приеме на работу. Оклад – 90 рублей в месяц, вдвое больше стипендии.

Мв сразу влились в сплоченный коллектив предприятия, которое ранее (1960 год) выигнрало на конкурсной основе задание на разработку реактивной системы залпового огня (РСЗО) "Град". Уже в 1963 году задание успешно выполнено и РСЗО "Град" принята на вооружение Советской армии.

Работа наша была нтересная, увлекательная. Познавали новые, незнакомые стороны производства боеприпасов. Институтские знания об основах консрукторского проектирования, внутренней и внешней баллистиках помогали нам осваивать практику и разработку реактивных снарядов (РС). Изготовление наших разработок было налажено в цехах "Опытного завода при ТУЛГОСНИИТОЧМАШ". Успешно осваивали организацию работ с предприятиями-соисполнителями, сборку РС, участвовали в подготовке и проведении натурных испытаний.

Через три года мы все прошли аттестацию истали конструкторами 3 категории. У нас появился свой личный опыт, которым мы постоянно обменивались между собой. Мы уже могли выполнять любую порученную работу, стали надежными и активными членами еще более сплоченного коллектива родного предприятия.

В один из дней "бабьего" лета я зашел к коллеге по работе Ганичеву младшему. Но его дома не оказалось. Дома был один Александр Никитович. Он сказал, что Евгений вскоре должен появиться и предложил выпить чаю. мы мирно чаевничали. Обсуждали победу наших шахматистов в "матче века": сборная СССР-сборная мира (где-то 1970 год). Сам Ганичев в шахматы не играл, но игру уважал.

Неожиданно позвонили в дверь. Пришла взволнованая, заплаканная женщина и просила помощи: сосед грозил оторвать руки и башку. Женщина, кажется, работала у нас на "Опытном заводе". Ганичев как был в рубашке с короткими рукавами и тренировочных штанах, так и пошел "разбираться", взяв меня с собой.

Идти было нелегко, через скверик. Пришли в квартиру. Ганичев стал расспрашивать мужика о сути конфликта. Основная жалоба: на кухне ему в тарелку несколько капель с развешанного на просушку пододеяльника. Выяснилось, что в стиральной машине (помнится, марка "Рига") сломалось отжимное устройство. Помирив жильцов, Гаичев сказал мне: оставь им телефон свенго отдела и сделай чертеж сломанной детали.

Бытие определяет сознание, учит философия. А наша повседневная жизнь формирует наше сознание. Кто мог помочь этой женщине, к кому бежать за помощью? Родня, дружественные соседи, милиция, начальник цеха, профком, партком, директор.

До милиции далеко, до администрации то же, а Ганичев вот он, свой и рядом.

3.2. Память 

1980 год. Обычный рабочий год. ТУЛГОСНИИТОЧМАШ работает слаженно, по-прежнему сплочен, уверен в своих силах и расширяет тематику работ: 

  • сдан на вооружение противодиверсионный, самоходный береговой комплекс "Дамба" (Ведущий конструктор Проплетин В.Н.);
  • закончена отрабтка новых РС (9М27К2 и 9М27К3) к РСЗО "Ураган";
  • за создание и организацию серийного производства коллективу разработчиков и изготовителей РСЗО "Град-1" присуждена Государственная премия.

Отдел 30 (Камчатников Ю.А.) в НИО-5 проводит большой объем теоретических и экспериментальных исследований РС "Карантин" (Ведущий конструктор Широков В.В.). у меня 14 авторских свидетельств на изобретения. У меня своя тема: НИР по тематике отдела 30. По статусу Ведущего конструктора я имею выход на Главного конструктора (Ганичева А.Н.) по всем техническим вопросам. У меня на всю жизнь остается в памяти одна встреча с ним.

Завизировав письмо предприятияю-соисполнителю работ, я пришел на прием к Главному консруктору. Нас набралось в приемной 5-6 человек. Это немного, очередь шла довольно быстро. Прочитав мое письмо, Ганичев А.Н. начал постукивать полусогнутыми пальцами правой руки по столу: верный признак недовольства. После небольшого раздумья, вернул письмо и попросил Камчатникову Ю.А., чтобы он зашел к нему в конце рабочего дня. Юлий Антонович вернулся от Ганичева А.Н. хмурым. Пояснил: с месяц назад был на техсовещании, по тематике соседнего отдела, но тоже связанного с этим предприятием-соисполнителем. На том техсовещании, в частности, рассматривались сроки снаряжения макетов для поставки их на натурные испытания другим соисполнителям. Сроки снаряжения и испытаний (по соответствующим договорам наших отделов) "поджимали", была определена приоритетность снаряжения. Я уточнил у коллеги текст письма, отправленного им месяц назад: смысловое расхождение наших писем было.

Итог: мое письмо не отправлять. Мне заблаговременно выехать в командировку, на неделю, к снаряжателю для обеспечения (за счет личных контактов) наполнения макетов отдела 30 и поставки их на испытания.

На работу Ганичев А.Н. приезжал рано, за час или полтора до начала рабочего дня предприятия. Он неспешно обходил территорию, заряжаясь свежестью утра. Вероятно, перебирал комплекс накопившихся проблем, планировал работу на текущий день. А его день всегда заполнен решением техниче6ских вопросов и проблем по многогранной тематике ТУЛГОСНИИТОЧМАШ: три десятка отделов с их документацией, телеграммы, иногородние звонки, командировочные задания сотрудникам, корреспонденция исходящая, коррекспонденция входящая, программы по ОКР и НИР, подготовленные (этапные) техническте отчеты по ОКР и НИР, контроль изготовления партий РС и макетных образцов опытным заводом и многое другое.

Все громадьё документов он прочитал, вникал, направлял исполнителям, утверждал.

Для меня этот день стал незабываемым на всю жизнь. Он прочитал моё письмо и уловил смысловые расхождения с другим письмом месячной давности. Феноминальная память!

Но еще этот день запомнился мне незабываемой дружеской беседой. Весером, после работы, мы ехали с Колесниковым Сергеем Владимировичем (начальник отдела 19) в полупустом, гормыжающем на стыках трамвае. Ехать нам было по пути, до центра. Хмурый Сергей Владимирович разговорился, оживился. Вернулся из командировки, доложил о результатах испытаний по ОКР. Результаты неожиданно плохие. Получил "разное" по максимуму, всё по делу. А в голове засела мысль: я неудачник, не соответствую должности, нет способностей. Выходя из кабинета, слышу: иди думай, через 3 дня , утром, обсудим надуманное нами. Сейчас я уже успокоился. Доверие Ганичева А.Н придало силы и уверенность. Снова хочется работать. А много лет спустя, второго января, на традиционном ежегодном помещении его могилы, Колесников С.В. более подробно поведал всем присутствующим об этом случае. Ганичев А.Г. дал ему возможность "спасти" лицо. Никто не знает, каково бывало Главному конструктору, когда его вызывали "на ковер" в родное министерство или к Заказчику. разработка новых РСЗО никогда не проходит гладко.

Возможность дать разработчику "спасти" лицо продолжена Главными конструкторами Денежкиным Г.А. и Макаровцом Н.А. Они же продолжали укреплять самый большой наш отдел 17 и количеством специалистов и новейшим оборудованием. Это позволило на базе отдела организовать НИО-9 (Редько А.А.) и свой испытательный полигон (Станчиц А.Л.).

3.3. Ганичев неизвестный

"...Мало кому известен Ганичев домашний. Любимая работа в Туле. НИИ – 147 бурно развивается. У него семья, квартира (пос. Кирова), обустроенный домашний быт. Летом 1949г. у Ганичевых родилась дочь, Марина, которая сразу же стала любимицей отца и его помощницей по жизни. Она тоже выбрала отцовскую специальность (гильзовое производство) и успешно закончила политехнический институт в 1976 г.

Визиты к теще.

Александр Никитович охотно и регулярно приезжал погостить к теще, Пелагее Кирилловне Алешиной, в г.Алексин. У нее на улице Тургенева был свой дом (№25), в котором бывали многие туляки. Тесть умер рано (после войны). Теща одна растила 5 дочерей и 2-х сыновей (один погиб на войне). Было нелегко. Пелагея Кирилловна не имела образования, но была житейски мудрой женщиной и любимицей всех внуков и внучек, которые всегла проводили лето у нее, на Тургеневской улице, 25. Она была в курсе всех тайн молодежи: проказы, симпатии, антипатии, чем не могли позвалиться их родители. Играла с нами в прятки, в карты, в волейбол и другие игры. Всех накормить – святое дело.

Самый важный из регулярных визитов на Тургенева, 25 был в середине мая, когда начиналась посадка картофеля. Собирался полный состав зятьев: Борис Семенович (г.Алексин), Александр Никитович (г.Тула), Иван Георгиевич (г.Новомосковск), позднее Борис Евстафьевич (г.Тула). Участвовал и ее сын Алексей Андреевич, а также старшие внуки (студенты и инженеры, друзья инженеров). Командовала всеми помощниками вторая (по старшенству) дочь Наталья Андреевна. Она не замужем, жила с Пелагеей Кирилловной все годы. На ней весь дом. Женщина она была работящая, строгая, громкоголосая. Знала все хозяйственные работы и заботы частного дома.

Сестры всегда радовались и охотно поддерживали возможность собраться вместе, в родительском доме, вспомнить детство и былое. Поговорить, порадовать мать. Их единственный брат, Алексей Андреевич, любил и уважпл сестер, всегда был готов помочь во всех делах. работал шофером на втокране, растил сыны и дочь. Большой любитель половить удочкой рыбу в реке. Ему многие годы принадлежал тургеневский рекорд: выловил на реке Оке рыбину (судак) весом 5 кг 200г. Он увлек рыбалкой своих племянников: Александра, Евгения, Владимира и СЕргея. Потом его превзошел племянник Владимир (г.Новомосковск).

]]>]]>

Уха после удачной рыбалки.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Однажды он уговорил Ганичева сходить на рыбалку, на Оку. Пошли они не рано утром, а поздноватого, после завтрака. День был пасмурный, но теплый и без дождя. С удочками и червями проблем не было. Обещали вернуться к обеду (к 14 часам). Обед подошел незаметно. Их нет. Жены заволновались. Стали расспрашивать детей: кто, что слышал о месте рыбалки. Кто-то вспомнил, упоминали какую-то «под ИТРовку»). Я местный. Место такое, примерно, знал. Срочно создали «спасательную» команду: обе жены (обе Марии), обе с детьми. Школьник Евгений (сын А.Н.Г.) старался изо всех сил от нас не отставать, но остановки в пути были, слишком высокий темп ходьбы. А у другой Марии маленькая дочка была все время на руках. На половине пути нашей команды выглянуло солнышко, стала даже жарковато. Идем правильно. Моя интуиция меня не подвела. Пройдя  с полкилометра по берегу Оки, увидели наших рыбаков. Как сказал бы один одесситов - герой известного телесериала «картина маслом»: одна удочка в воде, другая на берегу. На песочке спят на солнышке наши рыбаки. Брюки сняты, обувь валяется  рядом, рубашки расстегнуты, на скатерте – самобранке (расстеленной на песке газете) остатки хлеба, зеленый лучок, нарезанная колбаса, пустая бытылка. Но оба рыбалка – ногами к воде, к удочкам. Видимо, рановато их «разморило».

]]>]]>

Момент игры в домино.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Но сны наши рыбаки видели хорошие, т.к. после интенсивного торможения женскими руками, их лица были недовольны. Мария Андреевна на правах старшей из женщин сразу начала «разбор» рыбалки с нескрываемым критическим акцентом и нашла поддержку другой Марии. Но одевшись, свернув удочки, ганичев доброжелательно, но твердо сказал: «Девки! Вы не дали нам с Алексеем досмотреть хорошие сны. Идем домой, мы за вами в метрах 20. Мы с ним вспомним недосмотренные сны и обсудим неудачную рыбалку».

]]>]]>

На отдыхе. Слева направо: Владимир Иванович Медведев, Александр Никитович Ганичев, Еланский Виктор Матвеевич.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Домой вернулись уже знакомой дорогой и скоро. Что-то женщины стали сердито разговаривать, заметил кто-то из ребят. Я на правах проводника вернувшейся команды уточнил: сказано вернемся к обеду, надо выполнять. По дороге женщины успокоились, их критический настрой спал, а при бабушке и вовсе все разговаривали спокойнее и доброжелатльнее.

От земляных работ освобождался только Ганичев, но не от дел. Он со старшими внуками установливал в доме привезенную антенну, командовал кому из них что делать на крыше дома, проверял четкость изображения, раскраивал рулон привезенной пленки под парник. Намечал смету ремонта дома и т.д.

]]>]]>

В лесу на отдыхе.

Слева направо: Мария Андреевна Алешина, Валентина Сергеевна Семина (Конышева), Александр Никитович Ганичев, супруга врача-хирурга Стрельникова и врач-хирург Стрельников.

 

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой. 

Рыбалку Ганичев не любил. Знакомые, друзья, коллеги многократно пытались увлечь его рыбалкой. Говорили, как хорошо думается на природе, созерцая поплавок, красоту берегов. Состояние душевного покоя помогает обдумать и найти решение своих житейских проблем. Он считал рыбалку беззаботной, а, значит, непозволительной тратой суточных 24-х часов.

Александр Никитович уверял, что самые умные мысли приходят к нему в теплой ванне с аптечным пакетом морской соли. Все домашние это знали и никогда не торопили его освободить ванную комнату.

Не менее важными были в том же составе (а то и полнее) на уборку картофеля. От земляных работ вновь освобождался Ганичев. Он всегда легко находил себе дела в доме тещи. Но основная его забота на уборке: на всех напечь на костре картошечки. Место для костра он определял сам. Костер разжигал лично. Ребятишки охотно собирали ботву для костра. Где она суше, определял он, а ребята охотно носили ее со всех частей участка. Достаточность золы для выпечки определял сам, сдерживая нетерпение помощников. После этого всей малышне разрешал самим закапывать в золу костра выбранные ими из гурта (вероятно из грунта) картофелины. Вся малышня и их щеф охотно ели горячие картофелины, не смущаясь черноты рук и грязных лиц. Основные уборщики урожая тоже приходили полакомиться. Вы можете себе представить такую картину: разновозрастная компания (дети, женщины, мужчины), а в цнтре компании такой же чумазый, улыбающийся Ганичев (главный конструктор, производственный начальник, свой кабинет на работе, солидный дядечка, уважаемый зять). А я видел такую картину 2-3 раза.

Похоже лакомиться печеной картошечкой у него с судаковского детства. А редкая возможнось погостить у тещи в сельском доме и радужный прием напоминали ему родительский дом, его обстановку, дух, где даже туалет во дворе мог вызвать трепетные чувства у деревенского мальчишки.

Когда пиршество заканчивалось, он разрешал малышам пописать в костер, а самого большого посылал в дом за ковшом воды, заранее приготовленным хозяйкой на крыльце.

По окончании земляных работ: застолье и чай из 5-литрового самовара с сахаром и вареньями, веселье, разговоры по интересам".

Оставшаяся часть воспоминаний Е.Б. Костерева будет загружена после обработки материала.

Татаринов Петр – заслуженный изобретатель России

“Сын крестьянина, он родился под Косой Горой, в деревне Судаково Ленинского района. После окончания Тульского индустриального техникума свою трудовую деятельность начал на нашем патронном заводе, а во время войны работал на оборонных предприятиях Новосибирска и Зеленодольска.

Когда приказом наркома боеприпасов СССР в 1945 году в Туле был организован НИИ-147 (впоследствии ГНПП “Сплав”), он возвращается в родной город. С момента основания предприятия под его руководством развернуты научно-исследовательские работы по созданию гильз из латуни, стали и пластмасс, а также по совершенствованию технологии их производства.

Мне посчастливилось работать вместе с ним свыше 30 лет, в том числе пости четверть века в должности главного технолога. Это был поистине гениальный ученый и конструктор милостью Божьей, который руководил разработкой реактивных систем залпового огня.

Окончив в 1957 году Тульский механический институт, он выпускает в свет свою методику конструирования артиллерийских гильз, которая отличается удивительной простотой и точностью математических расчетов. Она до сих пор является настольной книгой для конструкторов и технологов, работающих над созданием артиллерийских гильз к современному пушечному вооружению.

Вскоре его приглашают в порядке научно-технического сотрудничества в страны бывшего социалистического лагеря (Польшу, Чехословакию и Венгрию), где его лекции по основам проектирования артиллерийских гильз произвели настоящую сенсацию в ученом мире.

Вернувшись на родину, Александр Никитович вплотную приступает к работе по созданию нового поколения систем залпового огня и реактивных снарядов к ним, которые должны прийти на смену легендарной "Катюше".

Им предложен целый ряд оригинальных технических решений, в частности, размещение 40 снарядов вместо 16 на одной машине, новая конструкция корпуса боевой части и двигателя. Была создана малоуглеродистая сталь и разработана технология получения из нее двигателя с высокой прочностью стенок методом термопластического упрочнения.

Сорок лет назад постановлением Совета Министров СССР от 23 марта 1963 года на вооружение Советской Армии была принята реактивная система залпового огня "Град" в следующем составе: оперенный осколочно-фугасный снаряд, боевая машина и стеллажи для транспортировки снарядов.

Создание "Града" явилось началом качественного нового этапа развития этого вида оружия. За минувшие годы разработанная система поступила на вооружение армий более 50 стран мира, а ее высокая эффективность проявилась в ряде региональный конфликтов.

В середине семидесятых годов наша армия получила новое еще более грозное оружие  - систему "Ураган" с дальностью полета снаряда до 35 км. Продолжая ее совершенствование, главный конструктор А.Н. Ганичев вместе с соратниками и смежниками произвели настоящий технический прорыв в конструкции реактивного снаряда, который позволил поражать цель на расстоянии 70 км.

Так на свет появился "Смерч", успешно прошедший государственные испытания в конце декабря 1982 года. Но сердце неутомимого творца в конце концов не выдержало колоссальных нагрузок и остановилось в первый день нового 1983 года.

Количество и качество его разработок потрясает воображение даже умудренных опытом специалистов. За это время им создано 73 образца артиллерийских гильз и 48 реактивных снарядов различного назначения. Сдано на вооружение Сухопутных войск более десятка высокоэффективных реактивных систем залпового огня, а на вооружение Военно-Морского Флота приняты системы "Дамба", "Дождь", "Огонь", "Удав-1М", "Запад".

Высочайший научно-исследовательский уровень изделий, в основе которых лежат выдвинутые А. Н. Ганичевым новые идеи и конструкторские решения, позволяет России и ныне прочно удерживать мировое лидерство в области реактивных систем залпового огня. Он также автор 372 изобретений, 45 научных статей и нескольких монографий.

Меня поражала его кипучая энергия и способность воплощать изобретения в жизнь. Все работы по созданию новых системих серийному производству находились под строгим контролем вышестоящих органов.

Как-то после очередной коллегии, которые проходили иногда по несколько раз в месяц, министр машиностроения В. В. Бахирев предложил Александру Никитовичу остаться в гостинице, учитывая позднее время и сильный мороз. Но тот был настолько заряжен на работу, что вежливо отказался, и уже в восемь утра его можно было видеть в своем рабочем кабинете.

Особенно хотелось бы рассказать о нем как об удивительно простом и глубоко порядочном человеке. Мне кажется, что если бы он не был конструктором, то вполне мог бы стать хорошим дипломатическим работником. Александр Никитович всегда мог убедить оппонентов при возникающих на научно-технических советах довольно острых разногласиях. Его авторитет среди окружающих был непререкаемым, но он оставался доступным и понятным для всех.

Не было практически ни одного случая, чтобы он кому-то отказал в той или иной просьбе, будь то инженер или рабочий, и никогда в совей повседневной деятельности не употреблял местоимение "я".

У него были трудные моменты в жизни, но и здесь он являлся образцом выдержки и мужества в их преодолении. Любил Александр Никитович и пошутить, причем делал это очень серьезно, обладая необыкновенной способностью точно отличать хитрых ото умных и подлинных тружеников от пытающихся показать свою активность лентяев.

Все это позволило ему сформировать вокруг себя работоспособную команду и создать такой научный задел, который позволяет и ныне ГНПП “Сплав” успешно вести дальнейшую разработку и производство новых изделий" [26].

Калинин Борис Васильевич – ведущий конструктор, участник Великой Отечественной войны, ныне пенсионер

Александр Никитович был техник, генеральный конструктор, а диплома у него не было. Нужно было сделать дипломный проект и получить диплом инженера. Я был его консультант и/или руководитель по дипломному проекту. Здесь (имеется ввиду в НИИ-147) было много инженеров, а почему-то он меня выбрал. Мы общались с ним. Дипломный проект он защитил и стал инженером. Потом дальше пошёл и стал доктором.

В 60-е года, когда был Хрущёв, гильзы уже не нужны были, он все говорил про ракеты. А производство гильз мы сократили уже. Стал вопрос чем дальше заниматься. В министерстве предлагали какую-то конструкцию ракеты побольше. Ганичев отказываетсяи Коллегия говорит, чтобы прислали им инженеров, конструкторов – мы с ними поговорим. Ганичев вызвал меня и говорит: "Ехай на Коллегию, поедим отказываться от этой конструкции". Приехали с чертежами, говорим вот корпус "Д" наш, вот наше оборудование, ну все рассказали, мы не потянем эту конструкцию, а поменьше (имеется ввиду ракету) это нам под силу. Вот так мы выиграли транш "Града".

Александр Никитович уговорил мою компанию работать. Кончал я наш институт по оборудованию, все оборудование сделано почти моей рукой. Ценили меня. Как инженеру мне платили мало, но благодаря изобретениям – у меня их 50 штук, изобретения очень большие – зарплата была выше. Это выручало.

Очень хороший человек. Я его давно знаю. С ним мы очень часто беседовали, разговаривали, и он спрашивал меня по различным вопросам при работе по стальным гильзам, потом по направляющим для "Града". Раньше у "Катюши" были только рельсы. Он спрашивал, что было у немцев. Я рассказал про шестиствольный миномет, и что трубы у него были очень эффективные. Он сказал, что будем использовать трубы. Изготавливать трубы мы хотели, не могли. Московский институт разработал сварку для труб".

Товстая Лариса Юрьевна –  дочь Юрия Федоровича Тишутина, персонального водителя Александра Никитовича Ганичева, Начальник отдела развития корпоративной культуры

]]>]]>

Ноябрь 1962 года.

Оригинал фотографии предоставлен Л.Ю. Товстой.

Мои воспоминания об А.Н. Ганичеве уносят меня в самое раннее детство. Мой отец: Тишутин Юрий Федорович -был персональным водителем  Александра Никитовича Ганичева и моя жизнь так или иначе зависела от этого. Насколько я помню, работа А.Н. Ганичева была очень напряженной,командировки в Москву происходили почти каждый день, так что, когда я утром еще спала - папа уже уехал в Москву, а когда я вечером уже спала - папа еще не вернулся из Москвы. Но А.Н. Ганичев был не только умелым руководителем, он сочетал в себе умение отдыхать, да как! Теперь я понимаю, что уже тогда он организовывал, как теперь говорят, корпоративы «на природе». В выходные несколько семей сотрудников СПЛАВа с детьми выезжали в лес с палатками на два дня. Мы с мамой всегда были рядом с папой и, соответственно, рядом с А.Н. Ганичевым, который был «заводилой» и душой всей компании.Ярко помню случай, когда рано утром я (мне было лет 5) выбралась изспального мешка, где осталась спать какая -то взрослая девочка (впоследствии я узнала, что это была Марина Ганичева), и по мокрой траве, в белом платочке я побежала по берегу реки Осетр к папе, который сидел с Александром Никитовичем у костра, и они кидали в котелок с кипящей водой зеленых раков, которые сразу становились красными...Атмосфера доброты, тепла, радости, счастья всегда сопровождали эти мероприятия. Люди чувствовали себя в общей большой семье и это чувство помогало работать, чувствуя взаимовыручку, уважение, родство. Дети, вырастая почти всегда знали, где они будут работать, когда вырастут. СПЛАВ славился своими династиями.

Благодаря присутствию в моем детстве такого яркого, неординарного человека, оно запомнилось мне, как волшебная, лесная сказка.Много раз наша семья и семья Александра Никитовича выезжали на Оку в турбазу у деревни Кулешово Суворовского района, ночевали в Домике охотника, моя мама готовила свой фирменный борщ и мы обедали в этом экзотическом доме, с большим деревянным столом, скамьями и чучелами зверей, висевших на стенах. Александр Никитович очень хвалил мамин борщ и мне было очень приятно. Потом мы ходили все вместе за грибами, за малиной или купались в Оке.

Вспоминается другой момент. Я открываю глаза в свой день рождения (мне 4 года), а на стуле у моей кроватки лежат подарки в красивых коробках В одной из них была немецкая кукла, о которой я долго мечтала - подарок родителей, а в другой немецкий кукольный чайный сервиз - подарок А.Н. Ганичева. Эти подарки произвели на меня такое сильное впечатление, что я в мельчайших подробностях помню этот день рождения до сих пор. Видимо папа поделился с Александром Никитовичем тем, что купил мне эту замечательную куклу, и он по-человечески поддержал его и так украсил и усилил этот подарок, что я была совершенно счастлива, помнится, я играла с этой куклой и поила ее из этого сервиза лет до 12.

Когда я уже выросла, я часто ездила в машине с Александром Никитовичем в Москву (я училась там в институте). И вот однажды, когда мы ехали по вновь построенной дороге «бетонке», папа сказал: Александр Никитович, представляете, ведь скоро эту дорогу построят до самого Симферополя. На что Александр Никитович ответил: Да-а, Юра, жаль только, что в эту пору прекрасную, жить не придется ни мне, ни тебе. Так ислучилось. Папа ненадолго пережил А.Н. Ганичева, и теперь я сама работаю на СПЛАВе, хожу мимо памятника гениальному конструктору А.Н.Ганичеву, установленному рядом с его детищем РСЗО «Град» и последующими  «Ураган», «Смерч» в мемориальном комплексе под открытым небом и горжусь тем, что мне повезло жить с Александром Никитовичем в одно время, помнить его и любить".

Шиян Вячеслав Павлович – старший мастер участка сборки (60-е – 2000-е годы)

"С Александром Никитовичем я проработал с 60-го года по 83-й до его кончины. Он всегда интересовался работой участка сборки, как у нас идут дела, как работают люди. Очень часто мы людей направляли в командировки, потому что испытание, сборка и испытание проводились уже на месте, на полигоне.

Александр Никитович вместе со сборщиками, которые были в командировке, часто поселялся в гостинице "Октябрьская" и всегда интересовался как у них идут дела, в чемкакие проблемы. Проблемы одни были – командировочные были очень маленькие в то время.

Приходя на участок сборки Александр Никитович интересовался как идут дела по сборке, разговаривал со сборщиками, всех лично он знал. Их было не много у меня. Помогал. Иногда ребята пытались предлагать рацпредложения. Он вникал в них, потом помогал изготовить ту или иную деталь и воплотить её в жизнь. В изделие 128 ("Ураган", кассетная головная часть) для улучшения выбрасывания была разработана конструкция типа крылья бабочки, которую он помог внедрить в производство. Ребятам выписал вознаграждения. Всегда интересовался как они работают, какие награды имеют или что. Было время, когда много приходило медалей, орденов. С подачи его были вручены Орден Ленина слесарю-сборщику Александрову Ивану Семеновичу, Орден Славы 3-й степени получил сборщик Жбанов Валерий Александрович, Афанасьев Николай Федорович, за которого Александр Никитович долго бился, у него были кое-какие замечания. Открытие у него (Афанасьева) сочли случайным, поэтому он получил медаль “За труд” (не помню, как называется)(Медаль “За трудовое отличие” – по книге “Люди, Годы, Залпы” – прим. Гуров С.В.).

Он всегда у нас интересовался как у нас идут дела по "Граду". Он до последнего времени много интересовался как идут дела по сборке ракеты "Смерч". Когда приходил на работу он постоянно к нам приходил. Вдеталях мы рассказывали ему, что мы делаем, как идут дела, в чем проблемы. Проблемы там были в управляющей части. Наша сборка механическая шла всегда без зазрения, где уголок поправить и т.д. Он подписал нам документы по рацпредложениям. Таким он и ушёл, во время испытания этого изделия".

Кобылин Рудольф Анатольевич – заместитель главного конструктора по технологии, ныне пенсионер

Особенности творческой деятельности главного конструктора А.Н. Ганичева

"Как известно, Александр Никитович получил первое техническое образование – технолог штамповочного производства. Его дипломный проект по совершенствованию технологии штамповки артиллерийских гильз был рекомендован для внедрения на серийном заводе.

Трудовая деятельность в период Великой отечественной войны происходила на Новосибирских заводах, где он работал и конструктором, и технологом.

И на первом этапе работы в АО «НПО «СПЛАВ» (тогда НИИ – 147) Александр Никитович работал заместителем главного технолога предприятия.

Все это приведено для того, чтобы показать какую большую технологическую и производственному школу прошел А.Н. Ганичев прежде чем стал Главным конструктором страны по системам залпового огня. Было интересно наблюдать как он проводил совещания по технологии изготовления основных корпусных деталей реактивных снарядов, на равных спорил по сложным вопросам технологии с признанными специалистами-технологами В.Н. Рогожиным (позднее Героем Социалистического труда), А.И. Колосветовым (создателем схем антикоррозионных покрытий для артиллерийских гильз и РС), Г.П. Зацаринным (композиционные материалы) и многими другими не менее известными ветеранами, прошедшими большую научную и производственную практику.

Поэтому, когда предприятие приступило к работам по созданию 122мм РСЗО «Град» Главный конструктор уже представлял технологические и производственные возможности будущего массового производства реактивных снарядов. Проектируемый снаряд имел длину 19 калибров и более (для различных типов головных частей), головная и хвостовая трубы ракетной части имели собственно длину около метра с толщиной стенки 2 – 2,5мм. После жарких дебатов была принята технология глубокой вытяжки из толстолистового проката, аналогичная технологии изготовления стальных артиллерийских гильз. Правильность этого выбора была подтверждена и сложившейся производственной ситуацией: сокращение производства артиллерийского вооружения в угоду развития ракетных систем. Высвободившиеся производственные мощности изготовления стальных артиллерийских гильз как нельзя подходили под производства труб ракетной части.

В процессе серийного производства нового для отрасли боеприпаса возникало много технологических вопросов, требовавших решения главного конструктора, и чтобы ускорить решение этих проблем была введена должность заместителя главного конструктора по серийному производству. Этот заместитель назначался от головного серийного завода. Александр Никитович очень внимательно относился к его работе, поддерживал предложения серийных заводов по повышению технологичности конструкции снаряда. Достаточно привести пример внедрения по предложению завода «Штамп» новой конструкции штампованного стабилизатора взамен сварного. А.Н. Ганичев постоянно следил за ходом отработки узла, убеждал заказчика в необходимости внедрения для резкого снижения трудоемкости его изготовления. Под руководством Главного конструктора оперативно осуществлено внедрении технологии изготовления корпуса боевой части из специальной холоднокатаной трубы. Эти и многие другие мероприятия позволили нарастить мощности производства до многих сотен тысяч изделий в год.

Особенностью при проектировании снарядов А.Н. Ганичевым было максимальное увеличение срока службы изделий.

Выбор марок материалов, схем стабилизации механических свойств и размеров, определение направлений антикоррозионных покрытий позволили продлить гарантийные сроки эксплуатации с 15 до 50 лет.

В тоже время Главный конструктор постоянно стремился к широте используемых технологий, чтобы максимально использовать возможности разных по оснащенности серийных заводов. Примером может послужить конструкция снаряда РСЗО «Град-1», где корпус двигателя изготавливался как холодной штамповкой (завод «Штамп»), так и ротационной вытяжкой из горячекатанной трубы (Бийскиймехзавод). Корпус головной части в цельноштампованном варианте был предложен заводу «Штамп», в штампосварном варианте - Новосибирским заводом.

Александр Никитович не стеснялся обращаться к коллективам серийных заводов, когда требовалось найти приемлемое для серийного производства решение.

Так, Орскиммехзаводом была предложена новая схема производства осколочно-фугасной боевой части 220мм РСЗО «Ураган», а Челябинским автоматно-механическим заводом оригинальная технология серийного производства гироскопов для РСЗО «Смерч» Главный конструктор лично благодарил авторов предложений и всегда включал их в награждаемый коллектив. Каждый приезд А.Н. Ганичева на серийный завод превращался в творческий праздник для его коллектива.

Очень внимательно и уважительно относился Главный конструктор к смежникам по отработке РСЗО. На Совете Главных технологов всегда вникал в проблемы смежников, часто брал на себя решение вопросов размещения изготовления их комплектующих изделий, организовывал рассмотрение сложных вопросов на заседаниях ВПК страны. Так были рассмотрены вопросы серийного производства РСЗО «Ураган», организации обеспечения специальным оборудованием заводов отрасли и др.

Необходимо отметить настойчивость и находчивость Александра Никитовича при решении вопросов у руководства Министерства. Когда начались работы по РСЗО «Смерч» необходимо было решить два самых сложных вопроса: организация производства системы коррекции снаряда и применение смесевых твердых топлив. Руководство Министерства сначала было против этого: не профиль Министерства, переходим границу разделения направлений с другим Министерством. Первый вопрос был решен за счет работы с предприятиями отрасли, которые подтвердили свою возможность освоения этой продукции, а второй путем принятия на себя части работы пороховых заводов. Таким образом, была решена проблема создания пионерского РСЗО, созданного впервые в мире.

Эти небольшие заметки говорят о том, что создать непревзойденные по боевым характеристикам РСЗО и организовать их массовое производство может только всесторонне одаренный человек, понимающий не только функционирование изделий, но и возможности его производства с минимальными трудоемкостью и себестоимостью.

Таким был Александр Никитович Ганичев – конструктор, технолог и производственник в одном лице".

Денежкин Геннадий Алексеевич (1928-2016 гг.) – главный конструктор

Во время съёмок одного из фильмов Геннадий Алексеевич Денежкин рассказал, что как-то сказал Александру Никитовичу про отпуск. На это Ганичев ответил, что какой там отдых, надо работать. Результат – три инфаркта, резюмировал Геннадий Алексеевич.

Нонна Михайловна Денежкина – вдова главного конструктора Геннадия Алексеевича Денежкина

"Денежкина Ганичев любил. Денежкин с Юрием Вайнером делали диплом в Тульском механическом институте. На практику пришли в НИИ-147. Александр Никитович был назначен руководителем по диплому. У них перед защитой он не посмотрел дипломную работу. Они пошли жаловаться в Христофорову. Он вызвал Александра Никитовича к себе. Они умные – защищаться, сказал Ганичев. Ганичев не обиделся на них.

Денежкин и Ганичевы жили в одном доме. Геннадий Алексеевич заниматься с сыном Ганичевых Евгением. Александр Никитович и его супруга Мария Александровна были хлебосольные.

]]>]]>

Слева направо: Геннадий Алексеевич Денежкин и Александр Никитович Ганичев.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Во время показа в Кубинке в 1962 году Виктор Кошкаров из Свердловска (ныне Екатеринбург) обратился к Александру Никитовичу с просьбой дать возможность женится Денежкину. Геннадий Алексеевич не мог этого сделать по причине того, что не мог отдать паспорт в ЗАГС из-за постоянных командировок. Сначала Ганичев сказал: "Пусть живет так". Потом сказал: "Показ закончится и женись". Он его месяц не трогал.

Когда поженились, летом 1963 или 1964 года были в посёлке Мстёра Владимирской области. Ганичев был на полигоне в Горьковской области. Он приехал к нам в гости. Дядя их возил на рыбалку. Сельские жители проводили заготовки. Ганичев с ними общался. Он был простой человек. Денежкин не переходил границу. Он (Ганичев) был начальник, в он (Денежкин) подчинённый. Денежкину единственному дали квартиру без очереди. Он хорошо относился к Денежкину.

Была такая ситуация, когда я и двое наших детей заболели. Геннадий Алексеевич в этот момент находился в командировке. Мария Андреевна увидела, что Юрий Вайнер ходит к нам с сумками. Она рассказала об этом Александру Никитовичу и тот позвонил и сказал, что если надо я тебе хоть весь институт завтра пришлю. Он хорошо к нам относился.

Христофоров и Рогожин относились хорошо. Александра Никитовича от всех отличала простота, доброта.

Он был из бедной семьи. Никогда невозникало разговора о его детстве. Может тяжело было.

Вспоминается как пришли с рыбой в Мстёре, разожгли костёр, варили уху.

Я его мало знала. Когда он умер случилась такая ситуация. Мы готовили детей спать. Раздался телефонный звонок. Володя (сын Геннадия Алексеевича и Нонны Михайловны) шёл спать. Геннадий Алексеевич разговаривал по телефону. Володя подошёл и спросил: "Дядя Саша умер?". Затем Геннадий Алексеевич и Владимир Медведев обмывали его. Денежкин боялся мертвецов.

]]>]]>

Заверенная печатью Отдела кадров п/я. № 18 выписка из приказа № 23 от 2.02.1952 г. директора Христофорова об объявлении выговора начальнику отдела № 2 А.Н. Ганичеву. Также смотрите выписки ]]>о вынесении предупреждения]]> и ]]>снятии строгого выговора]]> (возможно в документе опечатка в указании года приказа о снятии строго выговора). Из материалов личного дела А.Н. Ганичева.

Всех племянников Марии Андреевны Александр Никитович помог выучить. Жалко. Рано умер. "Прима" доканала. Сложно было. Сколько мучились. Тогда выговоры давали за неуды. И Ганичев, и Денежкин получали выговоры. Он был самородок.

Отношения между Геннадием Алексеевичем и Александром Никитовичем были добрые, но не панибратские".

Гаранин Владимир Александрович – главный инженер, ныне пенсинонер

"Знакомство состоялось в начале августа 1957 г. Кабинет на IIIэт. Корп.Д. 3 Главных конструктора по гильзам, у каждого отдел – Ганов Константин Данилович, Демьянов Петр Алексеевич и Бабухина Евдокия Петровна (вскоре вместо неё Дмитриев Вас. Иван.). Главные конструкторы располагались в комнатах со своими отделами, ~ человек по 15. Кабинет Ганичева находился между ними. Никаких конечно, секретарей. Только один кабинет главного инженера (так тогда он назывался).

Нас было в группе человек 25. Все мы прибыли по направлению на работу в НИИ-147. Эту всю группу нач. ОК Киселев Леонид Емельянович привел к Ганичеву на распределение по отделам. Вероятно, он, ГАН, сам решил и познакомиться лично и направить в соответств. отдел по своему усмотрению. На столе у него была стопка папок; очевидно, он предварительно ознакомился с каждым заочно. Не дело главн. инженера заниматься кадрами, но таков принцип руководителя – подбирать лично себе кадры.

Итак, пред нами предстал необыкновенно обаятельный, улыбчивый, жизнерадостный молодой мужчина (ему было 39 лет), руководитель. До нельзя простой , открытый и увлеченный “технарь” (как мы скоро поняли из его короткой вступительной речи). Да это короткое знакомство сразу как-то расположило его к нам, заинтересовало, и мы, окрыленные его напутствием, разошлись по указанным нам отделам. Позднее я не раз убеждался, что ГАН был врожденным руководителем, который далеко видел, предполагал и раньше других предвидел любую ситуацию. Я не мог знать, что именно с этого дня этот человек в моей жизни будет играть особую роль.

В отделе Ганова К.Д. мне почему-то сразу доверили (непременно с согласия ГАН) проектирование цельнотянутой гильзы калибра 100 мм. Удивительно, но факт(Видимо не без горячей поддержки непосредственного моего начальника – лауреата Сталинской премии Марии Ефимовны Кузнецовой. Как бы то не было, мне даже удалось побывать на испытаниях на полигоне, и оттуда лично докладывать Ганову К.Д. (ну и, соответственно, через него ГАН). Полигон в Павлограде (Украина).

Интересная работа под руководством таких …. Начальников, к сожалению, прервалась в связи с призывом меня в Сов Арм Конечно сначала год, полтора прямых контактов с ГАН не было, но отзывы о нем в положит. ключе приходилось слышать всё чаще. Вот, напр. Рук. Группы Конышева Вал.Серг., придя от ГАН, восторгалась : “Ну какой мужчина! Как он быстро все схватывает! И, кстати, на её столе я впервые увидел книжечку “Ракеты земля-земля, земля-воздух”, но я тогда не мог предположить, что группа, которую (как выяснилось позже) организовал ГАН, начала первые шаги в ракетостроении. Конечно, это было глубочайшая тайна. И, конечно, я этого не мог знать.

Здесь надо отвлечься и осветить развороты моей судьбы, без которых не было бы в дальнейшем тесного производственного контакта с эти удивительным и незаурядным человеком – ГАН.

Неожиданный призыв в Сов Армию, конечно, не совсем неожиданный. Я ждал, я даже боялся, что вдруг не возьмут. Вот бы была стыдоба. Тогда это действительно была высокая честь. И меня призвали. Но вместе с этим я потерял интересную работу, прервал учебу в институте (я поступил в Тульск. механич. веч. отд. Институт – ныне политехн. университет), ещё не полностью приспособился к самостоят. жизни. Но, повторяю, я не огорчился; напротив – был горд. После службы снова вернулся в родной НИИ. Но родной НИИ не признал меня своим: нач-к ОК потребовал справку из военкомата, что я действительно отслужил и нуждаюсь в трудоустройстве. А военкомат потребовал встречную справку от ОК, и что без справки с места будущей работы, он не может поставить меня на учет. Пришлось обращаться за помощью. К кому? Ну, не к ГАН, а пониже – к ГановуКонст. Даниловичу. Он как раз был на месте. И заверил меня: “Ну мы этот вопрос решим и без зам. директора по науке”. К тому времени ГАН стал зам. директора по науке. “Ты мне позвони в понедельник! Дело было в субботу (рабоч. Субботы были тогда)”. А в понедельник Ганов К.Д. умер. Долго рассказывать. Короче помог мне в этой бюрократии, круговороте Юрий Сергеевич Рудаков. Он тогда был комсомольским секретарем НИИ. Снова яв ОК. Там, сухим, бесстрастным голосом нач-к сказал: “Мест нет. Если хочешь, то иди технологом в цех”. Ну, это было неожиданно и непередаваемо! Я даже представить не мог себя в цеху. Кстати, вообще-то к тому времени я бывал в цехах 2-3 раза (и то один раз в командировке, а 2 раза – на производств. практике. Один раз на “Штампе”, а второй раз – в Орске на заводе 257. В отчаянии, я чуть не решился на отъезд домой. Смутные дни миновали. После ряда доверительных бесед я оказался все-таки в цеху. И, как это ни странно, обрабатывал меня очень рьяно, работник КГБ. Буквально, меньше, чем через срок, котор. отводится курсу молодого бойца, волею судьбы мне пришлось присутствовать на оперативн. производственном совещании с нач-ком цеха у ГАН. Я очень чётко помню, какие изменения в облике, поведении, в речи, даже во взгляде его тогда я отметил. Изменения были разительные: речь его была краткой, требования и сроки – жесткие, мысль любого ответа действительно, улавливал сразу же. Оправдательного бормотания совершенно не терпел. Видно трудно дались первые шаги опытных работ по "Граду". И я это с каждым днем, каждым месяцем все больше понимал и начинал даже сочувствовать ему. Ведь если, посмотреть отвлеченным взглядом, и, особенно, с высоты сегодняшнего дня, то можно поразиться, как это на нескольких тихоходных маслогидравлических прессах на 2-3х десятках токарных станков типа 1К62, конвейерных термич. печах ...старых 6Н13П и УДГ и кольцевом подвесном цепном транспортировочном конвейере, можно было начать совершенно новое неизведанное производство, которое требовало не только нового оборудования (более точного и более производи, но и новых материалов и высококачеств. оснастки, а следоват, и совершенно нового инструмент. хоз-ва. Вот почему он (ГАН) мне показался очень озабоченным, неулыбчивым, и, даже, вроде, сильно постаревшим А измениться,как все больше становилось мне известно, было отчего. Естественно,первонач. не все складывалось. Редкие удачные испытания сменялись чередой неудов, и тогда,как говорили,к-во сторонников и доброжелателей сразу сокращалось, а злорададный шопот становился громче, и, даже, по рассказам его соратников,среди высокопоставленных чиновников в министерстве один открыто высказывался: "мохнорылые,только с дерева – и туда же – ракеты строить". От этого можно было не только постареть, но и неизлечимо заболеть. Слово может и убить. Но я видел он (ГАН) стал ещё настойчивее, взгляд его был тот же проницательный и, как мне показалось, он стал ещё решительнее, целеустремленней до одержимости.

Время шло. В силу ряда обстоятельств мне всё чаще доводилось присутствовать на опер. производств совещаниях у ГАН и нередко нач. цеха посылал меня одного. "Опять помощник начальника пришел один". Но он и прямо не возражал. "Помощник" – это ГАН называл меня только так всегда и больше никак.

Немногочисленное старое оборудование,примитивная технология-это я все больше видел и ощущал, что оно служит на mах своих возможностей. А как остро и болезненно воспринимал это ГАН. И опять все-таки,вероятно,не без его согласия мы начали совместн. работу с ЦКБ-14 (ныне КБП) по „Лотосу“-противотанк.комплексу калибра 140мм. С массой отступлений от чертежей мы передавали корпуса после обработки. Стыдно было ездить на сдачу. А все из-за старого неточного оборудования. Материал же этих корпусов был современный (закален. высоколегир.сталь)сочень жесткими допусками.Теперь я понимаю, что ГАН согласился на это сотрудничество для того,чтобы хоть немного подготовить собственное пр-во к будущим сложным работам. Как далеко он предвидел

Самой первой соей маленькой производств. радостью в цеху была первая электрич. тележка-электрокар. Конечно, её выделили основному нашему цеху. Потом, мы получили сразу 2 координатно-расточных станка,потом литьевую пластмассовую машину-автомат (из ФРГ). Как вместе с нами радовался (очень искренне) ГАН этим приобретениям. Но это были действит. маленькие радости. У нас ещё не было хорошего инст-та,т.е. материала для него.Спасительная и вездесущая инструментальная сталь Р9 и Р18 уже не могла обеспечить качества об-ки.Нужен был твердый сплав, типа ВК-8, Т15К6, Т30К4. Мы это все почуствовали, когда начали делать метеорологические пластмассовые ракеты „Облако“, где единств. металлическо детально был сопловой блок. Но он должен был иметь выходные сопловые отверстия с чистотой обработки (т.е.шероховатостбю) не менее 9ого класса. А этой чистоты уже зенкера из быстрорежущей стали обеспечить гарантированно не могли. Первые Дифицитные пластины из твердых сплавов лично показывали ГАН.

У науки (т.е. у отделов НИИ) были свои проблемы. В те годы расхожей счётной машинкой был арифмометр,ну и логарифм. линейка впридачу. Сними много не работаешь. Вскоре появляется большая счетно-электронная машина.Расчеты стали делаться быстрее и качественнее. Ну а Iый компьютер появился у нас в 1984 году.

Тем временем, технич. прогресс в основном цехе производителя „Града“двигался медленно,но вперед. В цехе в конце 60х годов появился первый станок с ЧПУ,установка автоматич. сварки алюминия и первый раскатной стан собственного производства. что явилось революционным фактом в производстве корпусов двингателей ракет. Этот переворот (по-другому не назовешь), можно сказать, совершил сподвижник ГАН, ученый такого же масштаба,как ГАН, ... инженер Бузиков Юрий Михайлович. ГАН сразу оценил и начал способствовать развитию этого направления. Высшим достижением тогда явилось изготовление раскатной оболочки из высоколегированной нержавеющей стали длиной около 4метров, Ø более 450мм и толщиной стенки 0,3мм±0,05. Это был прогресс !

]]>]]>

Слева направо. Юрий Михайлович Бузиков и Александр Никитович Ганичев. 15 августа 1982 года. (см. ]]>оборот электронного облика фотографии]]>).

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

Именно в это время началась подготовка к отработке новой ракеты „Ураган“. После испытания первых же образцов в натуре на пр-ии местные острословы моментально сложили: „Ура-ГАН“, т.е. Ура Ганичеву.Ал-дру Никитовичу. А по „Граду“ продолжались и развивались паралельно новые темы: „Партизан“(в связи с известн. потребностью в мобильн.ракете) с одной трудой двигателя вместо 2х; „Дамба“ – система РСЗО „Град“ морского назначения; „Прима“; „Град“ повышенного могущества. Распоряжения ГАН шли непрерывно, на служебн.записках или на „белках“(первичная разработка) только коротко и безадресно: „очень срочно“. И... Все знали, что надо передать в цех,именно Гаранину.Вообще,надо сказать, объем информации по новым разработкам,результатам испытаний и ситуации вцелом у меня был большой,значит.больше, чем у каждого из новых отделов. Естественно,это не могло не беспокоить работников КГБ на пр-ии. Поэтому часто проводили мне различные проверки,вплоть до проверок моих записных книжек. К-во проверок сократилось,когда я ,наконец, женился и они знали, что жена моя – руководитель взрывных работ на нашем пр.ии. Приближалось окончание института. После одного из совещаний, ГАН неожиданно спросил „А ты институт-то не бросил?Оказывается, кто-то уже донес ему, что я учусь. Ну,тут (чего лукавить)я быстро решился попросить его согласия на рецензию Дипломного проекта. Он не раздумывая, согласился:„Таким работникам надо без защиты присваивать звание инженера,так сказать,за совокупность работ“. Тогда это было в моде: „За совокупность работ“. И надо отметить, что это было сказано не из каких-то особых личных отношений. Ни возрастной ценз, ни служебное положение мое не допускали никакого личного контакта или,тем более,панибратство, стаким человеком. „Ураган“-была разработка более передовая , более технологичная,ну и, естественно, более сложная. На базе этой системы позже пошли такие варианты, как „Карантин“,„Буратино“ и др.

Кроме того, метеорология также не забывала нас (или мы ее). Мне начали поступать срочные бумаги с известным экалибрисом „очень срочно“ по 2х ступенчатой ракете„Капля“.Здесь очередная проблема встала очень остро. Для защиты сопловых отверстий соплового блока потребовался графит, да не простой а силицированный, т.е. особо термически обработанный. А чтобы и его меньше „размывало“ при высокой тем-ре во время работы двигателя, его (графит) после аллицирования надо было обработать  (притереть) по рабочей поверхности опять же до чистоты (шероховатости) 9 класса. Это очень долгая и трудная операция. Её обычно делал один человек „дядя Коля“. Только у него хватало на это терпения, мастерства и смекалки. А, кстати, по „Граду“ самостоятельной  деталью являлась 2х сторонняя пружина лопасти стабилизатора. И тоже делать мог её только теперь „дядя Леня“. Это теперь эту пружину делает автомат и несколько сот штук в час. 

Значительно, позже услуги НИИ-147 (Тулгоснииточмаш, „Сплава“) опять потребовались метеорологии. Потребовалась ракета для защиты виноградников юга СССР от дождя, града. И опять ГАН не отказался от начала работ по этой ракете, несмотря на развертывающиеся первые заманчивые соблазны по ракете „Смерч“. Одновременно, шли прямые указания (теперь уже мне, как Зам.нач-ка цеха) опять „оч.срочно“ с обязательной подписью то по „Удаву“-300мм, то по „Дождю“-морским ракетам, то по „Огню“ и др. Казалось, неутомимый ГАН даже ночами не спит. А, наверное, нередко так и было. Я не знаю того года, когда он бывал в отпуске. Помню только примерно в 1977 г. мы встретились случайно на нашей турбазе „Лесная поляна“, где он „отмучался“ целых 5 дней.

Немного о методике проведения совещаний. Сначала в порядке контроля принятых решений на ... совещаниях. Ну, сначала уничтожающая критика за срыв сроков, потом воспитательная часть с примерами для подражания, потом заключительная часть со строгим предупреждением об ответственности за невыпол Ну, так, как наш цех был основной и больше всех срывов сроков было у нас (производство есть производство, обязательно где-нибудь, кто-нибудь или что-нибудь подведет - то и большую часть этой критики и эпитетов доставалось мне. Однажды на произв.совещании по  „Смерчу“ дело чуть не дошло до приказа об увольнении. Оправдываться было бесполезно. Я это хорошо знал. Про себя решил: „Больше не пойду, когда нач-к цеха есть“. Но в этото день, правда, его не было. Сижу вечером, готовлю задание на завтра. Уже время около 19 часов. Вдруг звонок. „Чем занят?“ Я узнал. Я знал, что он по телефону на пр-ии не представлялся. Говорю: „Вот готовлю план на завтра, чтобы срывов не было“. „Это правильно“ - он сказал миролюбиво. И опять. „Я вот тут твое рац.предложение увидел. Дельное предложение, получишь завтра в кассе 300 руб“. И положил трубку. Ну, как тут было не удивиться, или, тем более увольняться. Совсем другой человек! А речь шла о конической пружине для „Удава“. Мы долго с ней мучались.

На каком-то другом совещании опять сначала досталось мне. Но не очень. ГАН быстро перешел к воспитательной части: “Ты сколько получаешь?”Я говорю: “160р в месяц”. “Целых 160р, а работать совершенно не хочешь”. И перешел на критику ведущего конструктора. Тому досталось значительно больше и убедительней. В конце его критики ГАН сказал: “Вон смотри на него (на меня) получает он всего каких-то 160 р, а как пашет!!” Это был елей на мою душу. Но таких моментов было мало. ГАН был доверчивый человек. Я уже работал нач-ком производств.отдела. Провожу ежедневное дисп. Совещание. Заходит инженер из отдела констр. И подает мне очередную депешу с “оч.срочно”. Я ему говорю: “Видишь на двери написано: диспетчерский час?” Он ушел, через 5 минут звонит секретарь: “Зайди прямо сейчас к ГАН”. “Ты это что, совсем обюрократился? Немедленно сними свою вывеску. Ты видишь, ко мне, как к Королеву С.П. никогда очереди нет!” Ну и далее в таком ключе внеочередная воспитательная процедура. “Надо вести себя прилично” – заключил ГАН.

ГАН не был ни технологом, ни экономистом и ни хозяйственником. Но решения принимал до удивления правильные, простые и со всех сторон выгодные. Кроме своих “любимых” конструкторов очень уважал и ценил технологов. Пример: Сенькин Е.С. Это был для него непререкаемый авторитет, с мнением которого он считался больше, чем с директорским. Хотя Рогожин В.Н. тоже был незаурядным технологом.

Вспоминается в связи с этим случай. Для разработки новой головн. части “Карантин” к ракете “Ураган” ГАН по свойственной ему интуитивной способности и, теперь уже, привычке, назначил ведущим конструктором молодого Камчатникова Юлия Антоновича. В силу очень жестких режимных требований отдел Камчатникова Ю.А. разместили на II этаже корп. Д. За спец. Замком – шифрованным (Это был первый шифр.замок на предприятии). Все конструкторы знали, что я в курсе всех новых разработок,  никто не сомневался, что со мной можно обсуждать любые вопросы и конструкции, и по технологии. Поэтому Камчатников Ю.А. пригласил меня в отдел посмотреть белки чертежей на предмет технологичности. Я пришел, смотрю. Вдруг открывается дверь и входит ГАН с Рогожиным В.Н. Зловещий вопрос ГАН Камчатникову Ю.А.: “А этот зачем тут?” Юлий начал лепетать что-то, но тут перебил его Рогожин В.Н.: “Очень даже приятно видеть на деле – связь науки с производством. Всем бы так работать надо”. Гроза прошла стороной, известно было, что этот тандем – ГАН и РВН работал только в научно-производственном ключе без каких-либо приятельских или дружеских отношений, но он в короткое время выдвинул наше предприятие вперед и позволил занять достойное место среди оборон. пр·ий Тульской области, а позже – и страны.

Показателен ещё один момент в производствен. деятельности ГАН. Я уже говорил, что он нре был экономистом, но решения и в этой области принимал смелые, всегда продуманные и правильные. Я был свидетелем (от меня ГАН никогда ничего не скрывал) доверительного разговора его с руководителем отделения Богдановым Серг.Федоровичем: “Нам рекомендовали из Москвы через 10 лет снизить себестоимость “Града” в 10 раз. Как Вы на это смотрите?” Я прислушался и ждал ответа. ГАН с минуту посидел, подумал, побарабанил пальцами по столу, и : А что? Наверное, можно и согласиться!”

Особую роль ГАН довелось увидеть при организации у нас новейшего производства – технологии приготовления и нанесения на внутреннюю поверхность ракетного двигателя теплозащитного покрытия нового поколения. И здесь без энтузиастов, подобранных ГАН, не обошлось. Главным из них оказался Николай Алексеевич Лопухов. Этот человек, как и ГАН, работал с полной самоотдачей, так сказать, самоотверженно. За короткий период под их руководством участок современного механизированного ТЗП был создан. И если раньше на “Граде” операцию приготовления и нанесения очень точно и единств. правильно называли обмазкой, то теперь называется термозащита. И даже на “Урагане” при использовании ткани АФК не было 100%-ной гарантии от прогорания, то теперь и культура производства и надежность были на высоком уровне.

Не могу не вспомнить работу транспорта. Казалось бы, причем тут ГАН. Но оченьмного было оперативных вопросов, где требовалось его вмешательство. Да он и сам очень часто лично (при мне неоднократно) инструктировал шоферов перед рейсом в Ленинград, или ещё куда. “Ты лично мне позвони в любое время” – часто он завершал инструктаж. А все потому, что он хотел знать быстрее и из первых рук. Тогда же не было ни мобильных телефонов, ни GPS, ни “Глонасс”, ни навигаторов. Автомашины были, мягко говоря, не того качества и скорости. И когда такие звонки все-таки поступали к нему, он был счастлив и сразу давал задание нач-ку гаража: “Надо обязательно его отметить”. О деньгах тогда вслух (при всех) говорить было не принято.

Завершался трудный, очень трудный 1982 год. Все основные силы коллектива были направлены на отработку “Смерча”. “К концу года все чаще можно было узнавать о положит испытаниях. Я не говорю сейчас о тех трудностях, с которыми мы все столкнулись при начале производства его. Это отдельная и объемная тема. Скажу только одно. Это производство оказалось крайне сложнее, интереснее и длительнее, чем пр-во “Града” и “Урагана” вместе взятых.

Как бы там ни было, окончание года наступало. Шла последняя неделя 1982 года. Последний день недели. Перед уходом домой мне вдруг позвонил В.Н. Рогожин “Что это вхруг директору потребовалось?” – подумал я. “Зайди ко мне!” Я поднялся к нему в кабинет. Оказалось, они были в маленькой комнате – комнате отдыха. Они – это Рогожин В.Н., Кобылин Р.А., Сингаевский В.М. и Кобызев В.С. “Присоединяйся! Проводим символически трудный 1982 год” – сказал Рогожин В.Н. Только выпили по первой стопке, и, вдруг, на пороге появился ГАН при параде (темно-коричн. Костюм со звездой). Все оживились. Он (ГАН) был счастливее всех, так выглядел, но чувствовалась усталость. Рогожин В.Н. предложил налить и ему. Но ГАН отказался. Пить не стал, а начал рассказывать. Оказывается, его пригласил наш министр, поздравилс наступ. новым 1983 годом, пожелал здоровья и ещё больших успехов и даже отечески обнял. Ну, говорит, и, естественно хорошо выпили. “Чуть-чуть в машине поспал!” – поэтому с нами не выпил нисколько. Я обмолвился про звезду. Чего она ему стоила? Теперь знают немногие. Его года 3 после вручения гос.наград в Кремле каждый раз поздравляли на пр-ии, но только на 3 или 4 раз ему вручили эту звезду. У нас не жалуют людей трудолюбивых, самоотверженных, по-настоящему бескорыстных, поэтому, видимо, забывали то случайно, то, может быть, из зависти. Короче, все-таки вручили. Донельзя обидно, особенно теперь, какой-нибудь делец в два счета, получает и награды и премии, и звания, и, даже, героя, очень быстро и, порой, не всем ясно за что, а может быть, даже только за то, что имеет деньги, которые, также “заработаны” подозрительно легко и неизвестно за какие достижения и где.

030183 Утром, идя на работу, мне сообщили, что ГАН умер.

Гаранин В.А. подпись

07.4.18г.".

Капчиц Анатолий Аронович – заслуженный ветеран труда НПО «Сплав», к.т.н, лауреат Государственной премии СССР и премии Правительства РФ, ныне пенсионер

"Мне посчастливилось почти 24 года работать с этим выдающимся человеком и бывать с ним как в рабочей, так и в неформальной обстановке. Об А.Н. Ганичеве много сказано и написано, и поэтому мне, наверное, будет корректно вспомнить о тех эпизодах, которые непосредственно связаны со мной.

Одной из замечательных черт Александра Никитовича было умение слушать и уважать чужое мнение, независимо от возраста и должности говорившего.

]]>]]>

Фотокопия документа из Центрального Архива Министерства Обороны Российской Федерации (Россия, г. Подольск) [27].

В конце 60-х годов после завершения отработки моего первого изделия (где я был ведущим) на нашем предприятии собралась межведомственная комиссия (МВК). В то время предприятием было создано всего несколько изделий «новой техники» и в МВК принимали участие непосредственно главный конструктор и высокие чины заказывающих управлений. В упомянутой комиссии А.Н.Ганичев был заместителем председателя. Я был по его предложению включен в состав как ведущий.

В результате обсуждения был разработан акт МВК, который подписали все члены МВК, кроме меня.

А.Н.Ганичев не мог не подписать акт, т.к. в это время шла отработка других изделий и ему в интересах предприятия нельзя было портить отношения с заказчиками, хотя он понимал, что я прав. Хорошо зная изделие, я утверждал, что предложенные характеристики оно не вытянет, что нельзя принимать желаемое за действительное. В состоявшейся бурной дискуссии я услышал о себе много интересного, из которого самым культурным было: зеленый, ранний.

И только молчаливая поддержка Александра Никитовича помогла мне устоять и в результате, благодаря его выдающимся дипломатическим способностям были внесены уточнения в акт.

Второй характерный случай произошел несколько позже при разработке нового изделия.

Получилось так, что один из моих начальников при обсуждении направления работ предлагал один вариант конструкции изделия, я - другой. Дело дошло до совещания у Главного конструктора с участием руководителя приемки. Выслушав оба мнения, А.Н.Ганичев принял беспрецедентное решение: изготовить определенное количество изделий каждого варианта и провести сострел, что и было сделано.

И я рад, что удалось оправдать доверие Главного конструктора.

Этими примерами он практически показал, что если ты уверен в своем мнении и можешь его обосновать, то нужно отстаивать его независимо от рангов оппонента, что я в дальнейшем старался делать.

В конце 1965г. мне была поручена разработка изделий нового направления и в 1966 году была создана в отделе 6 специальная группа, которая потом была преобразована в конструкторское бюро, а затем в сектор.

Александр Никитович с самого начала доверил мне решение практически всех вопросов, связанных с этими работами, как в Министерстве, так и в организациях заказчика. И я очень благодарен ему за доверие, за то, что с молодых лет получил закалку на совещаниях, коллегиях, госкомиссиях, заводах и полигонах, хотя в то время приходилось работать без отпусков, часто без выходных и буквально днем и ночью, т.к. иногда совещания и коллегии начинались в 22 часа.

Полученный опыт и сложившиеся связи позволили мне еще долго приносить пользу предприятию. Я горжусь тем, что отношусь к числу немногих, на кого А.Н. Ганичев ни разу не повышал голос.

Хотелось бы отметить необыкновенное обаяние А.Н.Ганичева. Если он ехал решать вопрос, то можно было не сомневаться в положительном решении.

Вспоминается характерный пример. В финансово-экономической системе заказывающего управления работала К.И.Ященко. Много копий было сломано нашими сотрудниками об эту «скалу».

Так вот, уже после ухода из жизни А.Н.Ганичева она вспоминала, что вот было войдет он в кабинет, улыбнется, пошутит и вопрос решен положительно.

Александр Никитович всегда смотрел, говоря шахматным языком, на несколько ходов вперед.

Так в 1980 году успешно завершилась отработка изделия «Буратино» и оно госкомиссией было рекомендовано для принятия на вооружение.

В это время разработчики снаряжения отрабатывали рецептуру по прогнозам более эффективную, чем в изделии.

А.Н.Ганичев предлагал принять на вооружение изделие в том виде, как оно было отработано, создать базу и потом проводить работы по модернизации, но руководители заказывающего управления уже доложили в высокие инстанции, что существует возможность сделать более эффективное изделие. В результате изделие было принято на вооружение только через 10 лет, а когда потребовалось поставить изделия для нужд ЧОА, то пришлось приложить буквально героические усилия для его изготовления.

Наверное, лучшим подарком к юбилею А.Н.Ганичева является продолжение его дел.

В связи с этим можно отметить, что небольшим коллективом, которым я руководил, разработано и сдано на вооружение, как в составе комплексов, так и отдельно 14 изделий, из которых 5 удостоены Ленинской и Государственных премий. Думаю, что А.Н. Ганичев был бы доволен".

Бондарев Лев Григорьевич – начальник отдела, ныне пенсионер

Руководить – значит предвидеть.

"Под руководством А.Н. Ганичева был выполнен комплекс научно-исследовательских и опытно-конструкторских   работ по созданию артил-лерийских гильз, в результате которых на вооружение Советской Армии был принят ряд гильз в составе выстрелов. Работа по созданию стальных артиллерийских гильз удостоена Государственной премии СССР.

В 1957 году на предприятии под руководством  А.Н. Ганичева были начаты работы по созданию нового поколения, после легендарной «Катюши», реактив-ных систем залпового огня (РСЗО) о трех важнейших – «Град», «Ураган» и «Смерч» необходимо сказать особо.

РСЗО «Град» была принята на вооружение Советской Армии уже через 6 лет. Найденные и примененные принципиально новые конструкторские и технологические решения позволили обеспечить ее превосходство над всеми известными тогда РСЗО. РСЗО «Град» поступила на вооружение более 50 стран. Ее высокая боевая эффективность подтверждена в ряде региональных конфликтов. Для РСЗО «Град» разработано 14 типов реактивных снарядов. Работа по созданию РСЗО «Град» удостоена Ленинской премии.

РСЗО «Ураган» принята на вооружение Советской Армии в 1975 году. Обладает в два раза большей дальностью стрельбы, чем РСЗО «Град». Для нее разработано 10 типов реактивных снарядов. Работа по созданию РСЗО «Ураган» удостоена Государственной премии СССР. Высокие боевые возможности РСЗО «Ураган» заставил страны НАТО начать разработку аналогичной РСЗО MLRS, которая появилась только через 7 лет.

В это время нами уже разрабатывалась РСЗО «Смерч», принятая на вооружение Советской Армии в 1987 году. Ее дальность стрельбы в два раза больше, чем РСЗО «Ураган». Система имеет 3 типа реактивных снарядов. Работа по созданию РСЗО «Смерч» удостоена Ленинской премии. И на сегодняшний день – это лучшая РСЗО в мире.

Всего под руководством А.Н.Ганичева разработано и сдано на вооружение Сухопутных войск и Военно-морского флота 14 РСЗО и 53 типа реактивных снарядов. Высокий научно-технический уровень изделий, в основе которых лежат выдвинутые А.Н.Ганичевым новые научные идеи и конструкторские решения, позволяет быть России мировым лидером в области РСЗО. Оригинальность конструкторских решений защищена 372 авторскими свидетельствами на изобретения, автором которых является А.Н.Ганичев. в настоящее время ФГУП «ГНПП «Сплав» одно из ведущих в оборонном комплексе России предприятие, которое используя лучшие продукции старшего поколения, вносит значительный вклад в укрепление обороноспособности нашей страны.

Системы создавались в напряженном труде. Прежде, чем найти эффективное и простое конструкторское решение, испытывалось несколько вариантов на уровне изобретений. Конкуренции по РСЗО в стране не было, ориентирами в работе служили только высокие требования Заказчика.

Была радость побед и горечь неудач. При отрицательных результатах испытаний решения принимались, чертежи разрабатывались и детали изготавливались в кратчайшие сроки, в любое время суток.

Был случай.

В соответствии с ТТЗ по РСЗО «Ураган» проводилась проработка возможности увеличения дальности стрельбы сверх заданной. Применять для этой цели высокоимпульсное смесевое  твердое топливо не разрешалось, т.к. в стране имелись недогруженные производственные мощности по баллистическому топливу, сталь была применена высокопрочная, толщины стенок минимальные. Оставался практически единственный путь – уменьшить массу головной части. Однозначно оценить эффективность этого пути без испытаний не представлялось возможным. При испытаниях снаряд сошел с траектории  у него был запас статической устойчивости, но он оказался недостаточным. В дальнейшем с учетом этого опыта вопросы допустимого запаса статической устойчивости решались однозначно.

Другой случай. На государственных испытаниях РСЗО «Ураган» первый снаряд разрушился на траектории. Анализ показал, что наиболее вероятная причина – перегрев металла корпуса из-за непроклея теплозащитного покрытия. Партию снарядов впервые изготавливал Орский механический завод. К месту испытаний – Ржевский полигон – срочно выехал наш представитель и перепроверил качество приклейки теплозащитного покрытия с помощью ультразвукового дефектоскопа. Отбраковал еще два снаряда. Испытания были успешно продолжены.

Мне посчастливилось многие годы быть рядом с Александром Никито-вичем, работать  под его руководством. Он не только требовал, но и учил, и воспитывал. Иногда сам диктовал деловые письма. Они были продуманы со всех сторон и каждое слово стояло на своем месте. Александр Никитович говорил: «Руководить – значит предвидеть», считал, что на нем лежит ответственность за дело государственной важности.

Мы часто общались: на работе, на  полигонах (в гостинице обычно жили в одном номере), на отдых. Он был первым гостем на моей свадьбе, мы сидели рядом в Георгиевском зале Кремля и ресторане. Русь после принятия на воору-жение Советской Армии РСЗО «Ураган» и вручения нам Государственной премии.

Александр Никитович был общительным, простым человеком, любил компанию.

Запомнился такой случай. Мы работали на полигоне в Гороховце. Приехал Александр Никитович и по этому поводу организовали выезд на рыбалку с кочевкой в район озер оставшихся после разлива Волги. После хорошего ужина с песнями настоящие рыбаки пошли на ночной лов к озеру в глубине леса. Остальные проспали в кузове машины на сене. С утра пораньше Александр Никитович поднял Глазкова Игоря Григорьевича и меня и мы тоже пошли на рыбалку… с бреднем и ведром. Нашли озерцо какое поближе и начали ловить. Александр Никитович руководил с берега, а мы бродили в воде. Пойдем в одном направлении – два – три щуренка в ведро, пройдем обратно – результат тот же. Бродили до тех пор пока ведро не стало полным. Возвращаемся к машине, а там уже настоящие рыбаки – не поймали ни одной. Уху варил Александр Никитич с двумя отварами, осветлителем и пряностями. Вкус – специфический. Многие еще посматривали  в сторону замечательного озера, но надо было ехать к делам. Когда перед отъездом прогуливались по берегу Волги, встретили одинокого отдыхающего. Это был Непобедимый, то же выдающийся Главный конструктор.

Еще случай в Туле. Выставлялись повышенные в должности. Взяли трехлитровую пол-литру, зелени и т.д. и поехали на Осетр. Сначала все было хорошо, потом стало еще лучше. Стали играть в волейбол. Многим мяч не доставался и поэтому порешили на футбол. Игра была очень напряженной без штрафных и предупреждений, потому что не взяли с собой желтых карточек и судья – Александр Никитович давал поиграть. В общем отдохнули хорошо, только устали очень. В автобусе домой некоторые задремали, а один футболист не стал просыпаться и возле дома. Принесли его жене на руках. Я шел сзади с туфлями.

Велики заслуги А.Н. Ганичева в деле создания образцов вооружения и военной техники, и его родной ГНПП «Сплав» продолжает вносить значительный вклад в укрепление обороноспособности нашей стрельбы".

Золотавин Павел Владимирович – начальник военного представительства № 232 МО СССР, участник Великой Отечественной войны, ныне пенсионер

Руководить – уметь слушать.

"25 августа 1918 года на Косой горе г.Тулы родился будущий выдающийся ученый, Главный конструктор РСЗО и артиллерийских гильз, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премий, доктор техничес-ких наук, профессор Ганичев Александр Никитович. Всю свою жизнь он посвятил укреплению обороноспособности страны. Очень жаль, что такое событие – 85 год рождения Ганичева А.Н. будут отмечать без него. Под руководством А.Н. Ганичева сплоченный коллектив института разработал системы РСЗО: «Град», «Прима», «Ураган», «Смерч» и ряд комплексов по морской тематике. Применение принципиально новых конструкторских решений в системах РСЗО на многие годы опередили, по этому виду, вооружения наших вероятных противников.

]]>]]>

Момент работы с военными.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой.

]]>]]>

Момент работы с военными.

Оригинал фотографии предоставлен М.А. Астаховой. 

А.Н.Ганичев пользовался большим заслуженным авторитетом среди личного состава института, смежных разработчиков а также среди заказывающих управлений Министерства Обороны Советского Союза. Разработанные системы РСЗО института определяли и определяют огневую мощь наших сухопутных войск.

А.Н.Ганичев много сил и энергии отдавал своему любимому делу, не считался ни со временем и совсем не берег себя.

Впервые с А.Н.Ганичевым я познакомился, еще работая в КБП, по совместным работам «Геоцинт» и «Резеде», а с мая 1972 года уже работал непосредственно с Александром Никитовичем. Это был выдающийся конструктор, технически эрудированный и талантливый организатор. Очень много времени уделял повышению огневой мощности разрабатываемых образцов вооружения, повышению точности стрельбы за счет конструктивных решений и введению систем управления. Он постоянно работал по данным проблемам и регулярно следил за новинками в армиях капиталистических государств. При встречах с представителями заказывающих управлений Министерства Обороны обязательно интересовался их мнениями по дальнейшему направлению совершенствования систем РСЗО.

А.Н.Ганичев по характеру был общителен, выдержан, внимательный и доброжелательный. Умел слушать собеседника. Буквально все сотрудники института были его друзьями: давая то или иное серьезное задание исполнителю он почти всегда говорил: «Будь другом, сделай в срок», но и он не терпел работников недобросовестных  и серьезно с них спрашивал и был не злопамятен.

У меня с А.Н.Ганичевым были очень хорошие взаимоотношения и взаимопонимание по работе. В очень сложных вопросах, порой казались безвыходных, в горячих дискуссиях мы находили верное техническое решение. Ни разу не вели беседы по тем или иным вопросам на повышенных тонах.

Очень жаль, что такой талантливый человек рано ушел из жизни. Безусловно это большая утрата не только для ФГУП «ГНПП «Сплав», но и для нашей страны".

Морсин Анатолий Михайлович – начальник 17 отдела (по направлению испытаний)

Испытания

"При поступлении на работу в 1966 году на наше предприятие (тогда п/я 18), я был приглашен на собеседование к главному конструктору – заместителю директора по научной работе Александру Никитовичу Ганичеву.

При разговоре с ним я вкратце  рассказал  чем занимался на Оренбургском машзаводе, а занимался я технологическими испытаниями узлов пневмо-гидроавтоматики изделий новой техники, в том числе и механическими испытаниями направляющих бугелей и узлов состыковки бортовых  систем питания с наземными источниками питания (топлива и электроэнергии).

А.Н. Ганичев, как мне показалось во время разговора особое внимание уделял испытаниям бугелей, что меня потом удивило, т.к. из бугелей то  на р.с. системы «Град» был всего один единственный ведущий штифт. В то время на предприятии, в основном, велась отработка изделия, ведущим конструктором которого был Ю.А.Комчатников. Детали этого изделия при испытаниях во многих случаях подвергались осевым механическим испытаниям, но по разным причинам тема эта потом была закрыта. На смену ей тогда пробивал себе дорогу «Ураган». И вот тогда пошла разработка и отработка системы «Ураган», я понял, что А.Н.Ганичев уже предвидел возможные сложности отработки р.с. к этой системе. И его понимание развития РСЗО оправдалось, ведь львиную долю отработки на предприятии и на привлекаемых полигонах составляли механические испытания планера р.с. На предприятии работы по испытаниям приходилось проводить во вторую смену, в выходные дни, т.е. тогда когда в цехах, где проводились испытания отсутствовали люди. Работы были опасны тем, что испытуемое изделие могло разрушиться и травмировать людей, не участвующих в испытаниях (испытатели соблюдали правила Т.Б., т.е. находились в укрытии). И это было оправдано, ведь при испытаниях иногда тяжелые токарные станки, на которых были закреплены испытуемые изделия «уезжали» со своих фундаментов, т.к. возникали огромные вибрационные нагрузки. Вот почему стало ясно, что настало время широкого развития испытательной базы предприятия и привлекаемых полигонов. В эту работу А.Н.Ганичев включился основательно сам.

Предприятие начало приобретать стандартное испытательное оборудо-вание (климатические камеры), вибрационные и ударные стенды и т.п.), и также разрабатывать своими возможностями силовое испытательное оборудо-вание, приспособление и оснастку. Почти каждый год планировались мои докулады на Н.Т.С. предприятия о развитии лабораторной и испытательной базы. На заседаниях совета А.Н.Ганичев всегда давал необходимые нужные советы по этим вопросам. С целью отработки системы управления снаряда «Смерч» на предприятии была построена станция высоко давления воздуха (100 ати), которая в настоящее время расширена и имеет возможность давать давление до 400 ати. На полигонах в Донгузе и Н-Тагиле были организованы рабочие места для проверки и настройки р/телеметрических блоков, а в Донгузе, к тому же был построен сборочный участок позволяющий проводить испытания с целью определения основных выходных параметров. Разработка и внедрение р/телеметрических методов измерения необходимых характеристик изделий в полете хороший материал при создании и отработке системы управления.

Разработка приспособлений для крепления моделей изделий в аэродина-мических трубах позволила качественно и с меньшими затратами проводить снятие характеристик при аэродинамических продувках изделий.

На полигоне в Донгузе было куплено здание и отремонтировано с условием нормального отдыха и подготовки к следующим работам даже в самых сложных метеоусловиях, что характеризует Александра Никитовича Ганичева, как руководителя ценящего рабочий контингент предприятия, участвующего во всех испытаниях на полигоне, и я знаю, что люди знавшие А.Н.Ганичева, вспоминают о нем только с добрыми чувствами".

Мартынов Евгений Михайлович – Председатель Совета ветеранов ״Сплава״ 

"Александр Никитович Ганичев родился 25 августа 1918 года в деревне Судаково Ленинского района Тульской области в семье крестьян Никиты Борисовича и Степаниды Егоровны. В семье он был третьим ребенком.

После окончания семилетней школы в 1934 году Александр Никитович поступает в Тульский индустриальный техникум. После окончания техникума его направляют работать на Тульский патронный завод, где он трудится сначала  конструктором, а потом заместителем начальника отдела.

В годы Великой Отечественной войны в эвакуации работал мастером цеха и начальником технологического бюро на заводе Сибтекстильмаш, а с декабря 1942года по январь 1944 года – заместителем начальника техбюро на заводе им. Серго в г. Зеленодольске Татарской АССР.

В январе 1944 г. Александра Никитовича переводят в г. Москву для работы в Народном комиссариате боеприпасов на должность старшего инженера, а затем в декабре 1945 года его направляют в г. Тулу во вновь организованный НИИ-147 (впоследствии ФГУП ״ГНПП ״Сплав״), где он работает  заместителем начальника отдела и начальником отдела, а с 1957 г. главным инженером. С 1958 г. по апрель 1959 г. Александр Никитович работает главным конструктором, а затем с апреля 1959 г. до 1983 г. (до своей кончины) – первым заместителем генерального директора по научной работе – главным конструктором.

Практически с момента организации предприятия под руководством А.Н. Ганичева были развернуты научно-исследовательские работы по созданию теории функционирования артиллерийских гильз при выстреле.

В 1957 г. вышел в свет его фундаментальный труд ״Конструирование цельнотянутых артиллерийских гильз״, в котором обобщен многолетний опыт работы автора и ряда предприятий в этой области. Эта монография стала настольной книгой нескольких поколений специалистов гильзового производства отрасли.

В конце 40-х годов прошлого века перед коллективом института руководством страны была поставлена задача государственной важности по замене латунных гильз на стальные. Проблема отработки конструкции и технологии изготовления стальных гильз потребовала решения комплекса вопросов по функционированию стальных гильз при выстреле и их массового производства на заводах отрасли.

Руководимый А.Н. Ганичевым творческий коллектив конструкторов и технологов успешно выполнил поставленную задачу, и в 1950 году ряд стальных гильз к самым массовым артиллерийским системам был поставлен на серийное производство  на заводах отрасли.

Руководство страны высоко оценило выполненную работу, в 1951 году группе специалистов института, в том числе и А.Н. Ганичеву, был присуждена Сталинская премия.

В 1958 году коллективу ФГУП ״ГНПП ״Сплав״ поручили разработать РСЗОР ״Град״. А.Н. Ганичев ясно понимал, что для создания перспективной высокоэффективной системы оружия, приемлемо для массового производства реактивных снарядов необходимо выработать нетрадиционные конструкторские и технологические решения.

И снова Александр Никитович сплотил вокруг себя как опытных, так и перспективных молодых конструкторов и технологов, воодушевленных его идеями. И закипела в конструкторских и технологических лабораториях и производственных участках работа, которая продолжалась и днем, и ночью. Порою было очень трудно, были ошибки, их нужно о возникающие ошибки и проблемы приходилось быстро преодолевать.

В 1963 году РСЗО ״Град״ была принята на вооружение, ее высокие характеристики боевой эффективности явились началом качественно нового развития этого вида оружия не только в нашей стране, но и за рубежом, а ее конструкторский облик наметил перспективу на многие десятилетия вперед.

Министр Бахирев В.В., посетив наше предприятие, выразился о ״Граде״ так: ״Эта конструкция настолько совершенна и оригинальна, что многие экономически развитые страны, получив образцы разработанной системы, в течение 20 лет не могли разработать ничего подобного!״

А зам. министра В.И. Николаев однажды сказал мне: ״Что ни  говори, а ״Град״ определил судьбу очень многих людей!״

Родина высоко оценила заслуги А.Н. Ганичева. Он награжден Золотой медалью ״Серп и Молот״ Героя Социалистического труда, двумя орденами Ленина, другими орденами и медалями, в 1951 и 1967 г.г. удостоен Государственных премий СССР, в 1968 году звания лауреата премии им. С.И. Мосина, он доктор технических наук.

В заключение хочется сказать о том, что А.Н. Ганичев имел волевой, сложный характер. Бывали моменты, когда напряжение в работе достигало предела. Он чутко улавливал состояние людей и тогда предлагал тем, кому было особенно тяжело, в ближайший выходной отправиться на турбазу ״Лесная поляна״, или просто на природу.

Во время отдыха он был доступен, внимателен, использовал возможность вникнуть в заботы сотрудников.

И, наконец, не было ни одного задания  руководства страны, с которым не справлялся коллектив, руководимый А.Н. Ганичевым. И каждый день, идя на работу, видя мемориальный комплекс им. А.Н. Ганичева, памятник выдающемуся ученому и конструктору, сердца сотрудников наполняются гордостью: есть чем гордиться и защищать страну".

Камчатников Юлий Антонович – начальник отдела

Воспоминания о А.Н. Ганичеве

"Я хочу коснуться двух событий, которые непосредственно были связаны со мной и в какой-то мере повлияли на мою конструкторскую деятельность.

Однажды на крупном совещании с участием приглашенных от смежных организаций и представителей заказчика Александр Никитович очень резко критиковал меня в то время начальника отдела №30 за допущенные недочеты в работе по теме. Причем критика эта, мягко говоря, перешла все допустимые границы. Я естественно обиделся, т.к. считал такой «разнос» не соответствующим реальному состоянию дела. После совещания я под влиянием «минуты» написал заявление об увольнении. К моему удивлению вышестоящие начальники завизировали это заявление, как само-собой разумеющееся, даже не поинтересовавшись в причине этого заявления. Я стал ждать приемного часа, но вдруг секретарь директора позвонила мне и сказала, что меня желает видеть Александр Никитович. Я сразу же пошел в приемную. В кабинете застал кроме Александра Никитича еще несколько человек. Ганичев попросил присутствовавших у него посетителей выйти на несколько минут. И после их ухода сказал, что до него дошли разговоры о моем заявлении. Я рассказал все    ( как я это понимал) и отдал заявление. Александр Никитич даже не посмотрел заявление велел мне его разорвать и извинился передо мной. Инцидент был исчерпан.

В другой раз, во время  заводской отработки снаряда с отделяющейся на траектории головной частью я на заводских испытаниях принял после мучительных колебаний проверки стрельбы залпом на 16 снарядов. Сомнения мои были по поводу того, что в предыдущих испытаниях у одной отделившейся ГЧ не раскрылось щитовое оперение. Я посчитал, что если мы пересмотрим эти 16 снарядов и не  обнаружим в них дефектов сборки, то можно рискнуть. Сроки поджимали. Рискнуть в результате несколько ГЧ не подошли к грунту под 90º по причине неудовлетворительной работы тормозных щитков.

После возвращения из командировки я был вызван к директору  В.Н..Рогожину. В кабинете у директора находился и Александр Никитович. Директор спросил как это я принял такое решение я стал объяснять, но директор обратился к Ганичеву: «Вот, Александр Никитич, какие дела, что бы ты сделал если бы находился на месте  Камчатникова? И какой неожиданностью прозвучал для меня ответ Ганичева: «Я бы принял такое же решение». Эта поддержка моих действий решила все.

В дальнейшем отработка завершилась успешно. Снаряд был принят на вооружение Армии, а Александр Никитич, встретился со мной поздравил с завершением работ и спросил меня верил ли я в успешное завершение отработки». Я честно сознался что у меня в душе были сомнения по исходу отработки. Александр Никитович ответил, что он верил в меня и эта вера подтвердилась». Я был очень благодарен А.Н. за его поддержку".

Кобызев В.С.

Идейный конструктор

А.Н. Ганичев был в числе первых работников при основании нашего института сразу после ВОВ, становления производства гильз на опытном заводе и передачи их для изготовления на серийные заводы отрасли. Его теоретические разработки по проектированию и производству гильз до сих пор являются основополагающими.

А.Н. Ганичев первым увидел возможность разработки НУРС на нашем предприятии, быстро создал все необходимые подразделения, поставив во главе их грамотных и ответственных руководителей, способных решить новые задачи.

А.Н. Ганичев вырастил достойную конструкторскую смену, решающую задачи по всем заказам систем НУРС  для сухопутных и морских сил России.

Как человек, имеющий огромный опыт работы с людьми, А.Н. знал возможности каждого работника института, ценил инициативу и сам участвовал во всех решениях, поощрял участников разработок, строго взыскивал за непродуманные действия. Он до последнего дня своей жизни был преданным, идейным конструктором НУРС и Родина по достоинству ценила его работу.

Руководя опытным производством, мне часто приходилось общаться с А.Н. и я очень многому у него учился, иногда удивляюсь его быстрой и нужной реакции в трудной производственной ситуации, во взаимоотношениях с людьми.

Он был в этом для меня непререкаемым авторитетом. Спасибо ему".     

Шатров Виктор Серафимович – ведущий-инженер-конструктор отдела № 6

"В сентябре 1962 года после окончания ТМИ нас распределили на преддипломную практику в п.я. 18, как тогда говорили, к А.Н. Ганичеву. Окинув нас своим зорким оком и спросив о серьезности наших намерений работать на предприятии А.Н. принял решение оформить нас на ставку техников-конструкторов и для конкретного ознакомления с обязанностями будущего инженера попросил помочь сельскому хозяйству подшефному колхозу в Плавском районе с условием, что сразу после возвращения нам будут выданы темы дипломных проектов. Далеко прогнозируя перспективы развития предприятия и систем РСЗО однако  из тем был предложен проект: «Разработка однокамерного двухрежимного двигателя с сопловым блоком обеспечивающим большой перепад тяг стартовых и маршевого режима и постоянство тяги по температуре на маршевом режиме».

После защиты диплома нас привлекли к разработке неуправляемого активно-реактивного выстрела для перспективного танка. Работа была крайне увлекательна и интересна, Ганичев предоставил полную свободу к творчеству.

Удалось максимально смоделировать внутрибаллистические процессы двигателя на стенде в НИИ-6. На полигоне в Луче смонтировали баллистическую установку на шасси САУ-152. Конструктивную доработку элементов выстрела проводили непосредственно на полигоне.  При ходовых  и стрельбовых  испытаниях в Коломне танк при езде по пересеченной местности с использованием переменного клирепса развивал скорость до 80 км/час и я все боялся, что при торможении или свершений маневра меня прихлопнет люком и придерживал его спиной, хотя и знал, что он имеет двойную ступень предохранения от несанкционированного закрывания. Усилиями коллектива  во главе с А.Н. был создан уникальный 125 мм выстрел не имеющий аналогов в мире и до н.в., однако он не нашел применения, т.е. тогдашняя электроника, применяемая в танке не выдержала испытаний  от подрыва около танка 152 мм фугасного снаряда и танк не был принят на вооружение.

А.Н. умел строго спросить за порученную работу, но всегда с присущим ему тактом защищал своих подчиненных от не заслуженных нареканий и обид, всегда оказывал моральную и материальную помощь так, что оставалось  впечатление что так и должно было быть. Имел  место случая, когда я находился в командировке под Новосибирском, задание практически выполнено, осталось отгрузка, но закончен срок командировки, куплен  билет и совсем нет денег. Звоню, докладываю, получаю рекомендацию: проследить за отгрузкой, но для этого через 2 часа. Затем на почту за получением телеграфного перевода, затем зайти в столовую, а затем сходить сдать билет. Вам просто не понятно.

А.Н. вслух грамотно мог объяснить имеющие место в работе конструктора успехи и неудачи, умел внимательно выслушать, ненавязчиво поправить, поддержать идею. При первых испытаниях отделяемых головных частей имело место уменьшение разброса по дальности, при рассмотрении результатов нашли объяснения этому, оценили преимущество – в перспективе возможность исключение селективной сборки, но, к сожалению до настоящего времени это не защищено патентом.

Персональным автомобилем А.Н. был микроавтобус, он всегда был под завязку набит попутчиками. Бывали случаи коллективного выезда на природу, где Ганичев с руководителем военной приемки обучали нас игре в футбол.

К сожалению А.Н. недостаточно уделял внимания своему здоровью, очевидно у него были другие критерии в жизни, при этом он всегда интересовался здоровьем своих подчиненных и принимал участие в его поправке.

Трагическое известие о его кончине застала меня в Искитиме и что меня удивило – это некролог в заводоуправлении.

Всевышний редко направляет на землю людей такого дарования и обидно, что забирает их к себе в относительно раннем возрасте, а ведь нетрудно предположить: чего и сколько мог бы оставить людям А.Н. Ганичев, доживи он до сегодняшних дней".

Павлов Константин Тимофеевич – инженер, зам. директора по кадрам

С таким можно идти в разведку

"Александр Никитович Ганичев – личность для нашей эпохи безусловно выдающаяся.

Исключительная предприимчивость, жесткая целеустремленность, блестящие организаторские способности, практическая сметка, подкрепленная разнообраз-ными прикладными познаниями, умение отделять главное от наносного второстепенного верность своему слову, доверие  и уважение с подчиненным, порядочность – эти качества всегда присутствовали в его трудовой деятельности.

Излишне читать его раннюю биографию, она до работы на нашем предприятии не  содержала ни титулов родственников, ни их принадлежность к Тульским оружейникам. Но все же надо знать, что путевку в жизнь ему дал Тульский механический техникум имени Мосина (явная ошибка. см. данные об окончании Тульского Индустриального Механического Техникума – прим. С.В. Гуров). А работая на нашем предприятии, он довольно рано в самообразовании развил качества исследователя, накопил опыт по созданию артиллерийских гильз и, как резуль-тат, издает свой первый серьезный труд по их расчету и конструированию.

Этим пособием пользовались студенты и инженеры, связанные с конструированием гильз.

Мне неоднократно рассказывал Александр Никитович, что НИИ-147 является единственным в Советском Союзе, где могли успешно решаться проблемы по созданию артиллерийских гильз.

В своей деятельности он предлагал новые идеи и оказывал помощь многим начинающим специалистам нашего предприятия.

Лично не могу забыть и того, как он уверенно предложил мне для защиты дипломного проекта тему по изменению технологии изготовления узла стабилизатора реактивного снаряда «Град», что дало возможность мне на отлично защититься.

А затем при испытании 30 снарядов были получены положительные результаты, что дало возможность в дальнейшем и другим специалистам внести изменения в конструкцию, позволившим в десятки раз сократить трудоемкость при изготовлении этого узла снаряда.

И так он без устали воспитывал кадры, с которыми он работал.

Почти четверть века работая в должности заместителя предприятия по режиму и кадрам и занимаясь в своей работе вопросами подбора специалистов и их подготовки для поступления в очную и заочную аспирантуры, я понимая, что главным идеологом был Ганичев всегда находил с его стороны нужную поддержку и в подборе молодых специалистов для работы на предприятии, а также заботу в их воспитании и развитии творчества.

У него была и личная мечта: получить благодарность от Министра обороны СССР. Однако до этого момента он, к великому сожалению, не дожил. А надо было бы.

Он осознавал, что передовые люди  не те, которые видят что-нибудь такое, чего другие не видят, и удивляются тому, что другие не видят, и удивляются тому, что другие не видят, что передовыми людьми можно называть только тех, которые именно видят все то, что видят и другие (все другие, а не некоторые), и опершись на сумму всего, видят то, что не видят другие а уже не удивляются тому, что другие не видят того же. Всегда прислушиваясь к другим, он умел отстаивать свою точку зрения на любых уровнях.

Его имя относится к гордости Земли Тульской.                                                                                05.08.03г."

Рогожин Владимир Николаевич – директор ТУЛГОСНИИТОЧМАШ, НПО "Сплав"

"Александр Никитович Ганичев был выдающимся деятелем, оставившим глубокий и яркий след в деле укрепления обороноспособности нашей страны. Он был талантливым конструктором и организатором. Всю свою творческую жизнь Александр Никитович посвятил развитию отечественной артиллерии, повышению ее могущества и эффективности, и решению ряда проблем, связанных с ее развитием. Созданные под его руководством РСЗО не имеют аналогов в мире.

Как человека его отличало порядочность и честность, обязательность и решительность, принципиальность. Ему присуще большое внимание, которое он уделял творческому коллективу, и стремление оказывать помощь в решении производственных и личных проблем. Сохранение традиций в создании организации творческой работы с участием многих конструкторских и научных организаций, укрепление связи с армией является залогом успеха нашего предприятия и в дальнейшем".

Фирсанов Иван Алексеевич – председатель партийного комитета (60-е годы ХХ века)

Ганичев Александр Никитович родился 25 августа 1918 года в деревне Судаково Ленинского района Тульской области в крестьянской семье. В 1938 году окончил Тульский индустриальный техникум, а в 1957 – Тульский механический институт по специальности «Элементы полигонных установок».

Трудовую деятельность начал на тульском патронном заводе. Во время войны работал в г. Новосибирске,  г. Зеленодольске (Татарской АССР).

С декабря 2945 года до конца своей жизни работал во вновь  организованном НИИ-147 (впоследствии ФГУП «ГНПП «Сплав»).

Высокая эрудиция, организаторские способности и целеустремленность позволили А.Н. Ганичеву за сравнительно короткий срок пройти путь от инженера до первого заместителя Генерального директора- Главного конструктора. С момента организации предприятия им были широко развернуты научно-исследовательские работы по созданию артиллерийских гильз, их функционированию при выстреле, а так же работы по усовершенствованию технологии их производства, а в 1957 году начаты работы по созданию нового поколения реактивных систем залпового огня (РСЗО).

За это время создано 73 образца артиллерийских гильз, разработано и сдано на вооружение Сухопутных войск более 10 высокоэффективных реактивных систем залпового огня, среди них знаменитые «Град», «Ураган», «Прима», «Смерч», реактивные снаряды к ним различного назначения.

Высокий научно-технический уровень изделий, в основе которых лежат выдвинутые Ганичевым А.Н. впервые в отечественной и мировой практике новые научные идеи и конструкторские решения, многие из которых стали классическими для РСЗО, позволяет удерживать России мировое лидерство в области реактивных систем залпового огня.

Ганичев А.Н. – доктор технических наук, профессор, автор 372 изобретений, 45 научно-технических статей, нескольких монографий.

Плодотворная деятельность А.Н. Ганичева по развитию отечественной науки и техники, созданию образцов вооружения и военной техники, его вклад в укрепление обороноспособности нашей Родины отмечены высокими государственными наградами, В 1971 году Ганичеву А.Н. присвоено звание Героя Социалистического труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». Он награжден орденом Ленина, многими медалями.

Лауреат Государственной премии СССР 1951, 1967г.г., премии им.С.И.Мосина 1966г.

В память об А.Н.Ганичеве в г.Туле на проспекте Ленина и на здании главного корпуса ФГУП «ГНПП «Сплав» установлены мемориальные доски с барельефом.

На пересечении проспекта Ленина и улицы Циолковского на территории Тульского артиллерийского инженерного института ведется строительство Мемориального комплекса имени А.Н.Ганичева – Главного конструктора реактивных систем залпового огня с установкой бюста.

ЧЕЛОВЕК и НАСТАВНИК

2 января 1983 года оборонная промышленность страны понесла серьезную утрату – скончался выдающийся конструктор Александр Никитович Ганичев.

Мне, проработавшему в институте около двадцати лет, занимавшему при этом ряд серьезных должностей – начальника цеха, главного механика, начальника отдела капитального строительства, начальника технологического отдела №4 приходилось многие вопросы решать непосредственно с Александром Никитовичем Ганичевым и хорошо изучать его методы работы и руководства коллективом.

В начале 1951 года, когда я впервые перешел порог НИИ- 147 ( так назывался тогда ФГУП «ГНПП «Сплав»), институт уже обладал серьезным авторитетом.

Директором в том время был Христофоров Л.П., главным инженером Большаков И.В. В то время в нем трудились такие крупные специалисты, как Марьин В.Н. – главный металлург, Рогожин В.Н., Колосветов – начальник отдела антикоррозионных покрытий, Ганов К. – выдающийся инженер-технолог, рано ушедший из жизни. Главным конструктором был Ганичев А.Н.

За короткое время своего существования институт добился серьезных успехов. За разработку и успешное внедрение в производство стальных цельнотянутых гильз группа специалистов института и в т.ч. Ганичев А.Н. была удостоена самой престижной в то время Сталинской премии.

Переломным моментом в жизни института стало создание новой реактивной системы залпового огня. Возглавил эту работу Ганичев Александр Никитович. Им были выдвинуты и разработаны своеобразные конструктивные и технологические решения, ранее никогда не применявшиеся.

Министр Бахирев В.В., посетив  институт, высказался так:

«Эта конструкция было настолько совершенна и оригинальна, что многие экономически развитые страны, получив образцы разработанной системы, в течение почти двадцати лет не могли создать ничего подобного».

Конечно, это было результатом большой творческой работы Ганичева А.Н. и его непосредственных помощников, ставших впоследствии крупными специалистами: Денежкина Г.А., Маркина В.Н., Медведева В.И., а также технологов Фельдмана Д.Б., Захаренко Ю.И., Вайнера Ю.И. и многих других.

Круг интересов Александра Никитовича был настолько широк, что он принимал активное участие во всех разработках, его интересовали все стороны жизни коллектива, вплоть до оказания шефской помощи селу. У меня сохранилась фотография тех лет, в которой запечатлен Александр Никитович при посещении подшефного колхоза в Одоевском районе, где он беседует с прикомандированными рабочими института.

Главные человеческие качества, которые были присущи Александру Никитовичу Ганичеву – это доброта, уважительное отношение к своим сотрудникам. Ему пришлось руководить многими людьми, но что удивительно: они видели в нем не только начальника, но и заинтересованного наставника, знающего советчика и руководителя, который всю ответственность берет на себя. Авторитет его был очень высок. Ему подчинялись беспрекословно.

С людьми он говорил ровно, никогда не повышал голос, никогда не показывал своего превосходства. В личной жизни он был примером для многих, Его отличала скромность, непритязательность, он не искал для себя лично никаких благ.

Последняя встреча с Александром Никитовичем у меня состоялась в декабре 1982 года, незадолго до его кончины. В это время он испытывал громадный душевный и моральный подъем. При посещении министерства обороны и лично министра Устинова  Д.Ф. , в министерстве среднего машиностроения, доложив о своих идеях, он получил высочайшую оценку выработанного им направления, получил заверение  о максимальной поддержке его начинаний. Ганичева окрылила безоговорочная поддержка его деятельности со стороны высшего руководства, он был полон неиссякаемой энергией.

Однако, реализовать эти планы ему уже было не суждено".

Подчуфаров Вячеслав Иванович – Заместитель главного конструктора по направлению, ныне пенсионер

"Безусловно он создал коллектив. Он нашёл идею создания “Града”. Были и другие идеи, иногда смешные. Бесконечно предан делу, несмотря на малую профессиональную подготовку. Промахов было достаточно. Его другом был Толоконников.

Чем отличался этот руководитель. Он всегда был с коллективом. Это был старший товарищ везде. Ганичев играл в футбол. По датам собирались в Лесной Поляне. Были простые люди в быту. Товарищ старший. И никогда не делал из себя, что он руководитель, и это многое привилось на предприятии. Барское не поддерживал. Ганичев и Денежкин – редкие стили руководства. Это верно. Ганичев – это элита не совсем грамотных людей. Но тем не менее самородок и талантливый человек. Он был очень ответственным. Он так переживал за дело, что зз-за этого у него проявлялась медвежья болезнь. Он более близко всё принимал к сердцу.

Во время его руководства в отрасли было принято и наорать на подчинённого. Тогда модно это было. С совещания всегда привозил прибаутку, услышанную на нём. Медведев – замминистра – таким образом ставил на место людей.

Денежкин другой. Может более интеллигентный. Ганичев не допустил бы на предприятие чужака.

Работали с НИИ-3, ГРАУ Министерства обороны. Все военные уважали его (Ганичева). Что-то было в нём притягивающее".

Также смотрите статью В.И. Подчуфарова "Первый пуск снаряда системы «Смерч»" на нашем сайте, в которой упоминаются данные о А.Н. Ганичеве.

Валерий Владимирович Гаевский – Главный конструктор НИОКР по технологии – начальник НИО

«Главный конструктор от Бога»

"В 1945 году А.Н. Ганичев приступает к работе на вновь организованном Научно-исследовательском институте №147 (впоследствии п/я Г-4575) заместителем начальника отдела и начальником отдела и одновременно получает высшее техническое образование в Тульском техническом институте по специальности «Элементы полигонных установок». С апреля 1957 года по декабрь 1958 г. работает в должности главного инженера, а с декабря 1958 г. главным конструктором и с 1959 г. – первым заместителем генерального директора – главным конструктором по 1983 год. С момента организации предприятия под руководством  А.Н. Ганичева были развернуты научно-исследовательские работы по созданию основ теории функционирования артиллерийских гильз при выстреле. В 1957 году А.Н. Ганичевым был завершен научный труд и выпущена монография  «Конструирование цельнотянутых артиллерийских гильз». Эта монография стала настольной книгой конструкторов и технологов.

В короткий срок в течение 1946 года под руководством А.Н. Ганичева и непосредственно под руководством главного металлурга В.Н. Марьина были созданы и доработаны технологии, обеспечивающее долгосрочную сохранность латунных гильз и их многоразовое использование. Придавая особо важное значение вопросам экономии цветных металлов, предприятие создало совместно с ЦНИИЧерметом гильзовые стали 11ЮА, 10ГН.

Проблема отработки конструкции и технологии изготовления стальных гильз потребовала решения комплекса вопросов по функционированию стальных гильз при выстреле и их производству. Поставленная задача была решена, и в 1950 году ряд стальных гильз были впервые внедрены в серийное производство.

За эту работу в 1951 году большой группе специалистов, в том числе  А.Н. Ганичеву была присуждена Государственная (в действительности Сталинская – прим. С.В. Гуров) премия СССР.

В 1958 году правительство СССР поручило п/я Г-4575 (ныне АО «НПО «СПЛАВ») модернизировать известную «Катюшу» в современную Реактивную систему залпового огня «Град».

А.Н. Ганичев понимал, что нужны новые идеи, нетрадиционные конструктивные и технологические решения, чтобы создать высокоэффективную перспективную артиллерийскую реактивную систему с крупносерийным и массовым производством.

Используя производственные мощности гильз  и переводя их на производство из сталей 11ЮА и 10ГН под руководством А.Н. Ганичева и зараженные его идеями коллектив предприятия п/я Г-4575 трудились день и ночь успешно создали, как конструкцию, так и технологию производства РСЗО «Град» и в 1963г. досрочно поставили её на вооружение.

В процессе отработки РСЗО «Град» под руководством А.Н. Ганичева рос и мужал институт. В 1952 г. в отделе главного металлурга создана лаборатория твердых сплавов под руководством соратника А.Н.Ганичева Г.П. Зацаринного и на её основе организовано производство вытяжного инструмента из карбида вольфрамового-кобальтового сплава, стойкость которого в 10-20 была выше в сравнении с инструментальными сталями.

В 1954-1958гг. была спроектирована и изготовлена установка для полунепрерывной разливки латуни и на основе этих работ организована лаборатория литья и раскатки под руководством В.В. Грязиным.

В 1958 г. создан отдел пластмасс, который занимался разработкой  и внедрением на заводах отрасли теплозащитных покрытий  внутренних поверхностей ракетных двигателей под руководством Г.П. Зацаринным.

В 1959 г. из отдела главного металлурга выделился отдел защитных покрытий №10 и отдел металлов №5 во главе соответственно А.И. Колосветовым и В.П. Лукина.

Созданная под руководством А.Н. Ганичевым РСЗО «Град» подтвердила свою боевую эффективность в ряде региональных конфликтов и явилась началом качественно нового вида оружия как в нашей стране, так и за рубежом.

В последующие десятилетия под руководством А.Н. Ганичевым в развитие РСЗО «Град» были созданы системы РСЗО «Град-В», РСЗО «Град-1», РСЗО «Прима».

С 1962 г. силами отд. №5 совместно с ЦНИИМом г. Санкт-Петербург были созданы специальные стали ВП-30 и СП-28, которые позволили приступить к новому поколению РСЗО повышенного могущества.

А.Н. Ганичев постоянно работал над перспективой развития Реактивной системы залпового огня. В 80-е годы было четко сформулировано направление создания РСЗО нового поколения резерв Главного Командования армейского звена «Ураган», которая увеличила дальность стрельбы с 20км до 35 км, а также повысила эффективность боевых частей. В тот же период под руководством А.Н. Ганичева создана дальнобойная система РСЗО «Смерч» аналога которой долгое время у предполагаемого противника не было.

Наряду с достижениями конструкторской и технологической мысли А.Н. Ганичевым впервые для РСЗО был разработан и успешно реализован принцип кассетных боевых частей, позволяющий резко увеличить эффективность РСЗО.

На базе лаборатории твердых сплавов в отд. №5 была создана лаборатория порошковой металлургии во главе И.А.Фомина и в период 1976-1986гг. были отработаны технологии формования деталей достаточно сложной формы таких как каркас сопловой крышки, диафрагма, вкладыш для РСЗО «Град» , «Град-1» и «Прима».

Метод порошковой металлургии позволил создать один из первых двигателей корректирующих для РСЗО «Смерч», включающие детали стакан, вкладыш и клин под руководством В.В. Гаевского. Значительный вклад в освоение порошковой металлургии внесли Ю.И. Вайнер. И.А. Фомин, В.В. Гаевский, Е.А.Кондрашов, Т.М. Гончаренко.

А.Н. Ганичев понимал, что дальнейшая перспектива развития РСЗО требует поиска новых нетрадиционных решений и уже в начале 80-х годов по его инициативе начались первые проработки интеллектуальных элементов боеприпасов в частности создания двигателя корректирующего для РСЗО «Смерч».

А.Н. Ганичевым успешно решались задачи создания систем залпового огня и в интересах ВМФ, т.к. «Дамба»- береговой бомбометательный комплекс;

«Удав-1» комплекс для защиты кораблей от торпед; «Дождь» - комплекс для индивидуальной защиты кораблей от дивирсионных сил и РПК-8 для защиты кораблей от подводных лодок в ближней зоне.

Свою конструкторскую и организаторскую деятельность А.Н. Ганичев сочетал с большой научной работой с академическим и отраслевыми институтами, а также с институтами Минобороны. В 1976 году А.Н. Ганичеву присвоена степень доктора технических наук, а в 1980г. присвоено ученое звание профессора.

А.Н. Ганичев воспитал большое число высококвалифицированных специалистов, которые успешно защитили кандидатские и докторские диссертации. На технические решения, предложенные им лично и в соавторстве, получено 380 авторских свидетельств и патентов подтвердивших высокий научно-технический уровень и приоритет новых образцов техники.

Подводя краткий итог многогранной деятельности А.Н. Ганичева, можно сказать, что под его руководством выросла целая школа первоклассных конструкторов и технологов".

Орлова Светлана Михайловна – первая женщина кандидат технических наук в ТУЛГОСНИИТОЧМАШ (к настоящему времени в истории предприятия (АО "НПО "СПЛАВ") известны всего три женщины кандидата технических наук) 

]]>]]>

Светлана Михайловна Орлова и Александр Никитович Ганичев.

Оригинал фотографии предоставлен С.М. Орловой.

"Высочайший технический уровень конструирования, безукоризненное качество продукции, позволили создать на “Сплаве” огромный творческий потенциал, тем самым преумножить славу русского оружия и создать особый стиль предприятия “Сплав”, составляющий основу огневой мощи сухопутных войск и является весомым аргументом военно-морского флота.

Ганичеву удалось создать уникальный центр полунатурного математического моделирования и создать образцы, на многие годы опережающие мировой технический уровень, такие как “Град”, “Прима”, “Ураган”, “Смерч”, “Дамба”, “Удав” и другие, и тем самым преумножить славу русского оружия за счет привлечения специальных мощных стендов ЦАГИ и получать уникальную информацию о работе образцов в критических режимах.

Непосредственное личное участие Ганичева подтверждено авторскими свидетельствами (см. электронные облики документов, предоставленных С.М. Орловой: (12345678910111213141516171819202122232425262728293031). Он является соавтором в создании спецустановок полунатурного моделирования, для проведения работ на стендах полунатурного моделирования ЦАГИ, позволяющих получать широкую уникальную информацию, в вопросах применения оптимальных конструктивных решений и создавать отдельные образцы, не имеющих аналогов в мире.

]]>]]>

Любимое место отдыха с участием А.Н. Ганичева на даче семейства Орловых.

Оригинал фотографии предоставлен С.М. Орловой.

Создание неуправляемых реактивных снарядов требует специальных методов математического и полунатурного моделирования. Позволяет накопить опыт предшествующих разработок в форме оптимальных конструктивных решений.

Ганичев был уверен, что только наличие мощного центра полунатурного и математического моделирования является необходимым условием, позволяющим в кратчайшие сроки при относительной дешевизне исследований определить надежность функционирования образца.

Созданная в Сплаве методика отработки неуправляемых реактивных снарядов позволила создать на собственном производстве в объемах серийного производства изготавливать парашютные системы отделяющимся головным частям.

Проводить оптимизацию по выбору типов парашютных систем (крестообразные, вращающиеся, конусные).

Определять условия ввода парашютных систем в диапазоне больших углов атаки.

]]>]]>

На даче у Орловых. Слева направо: Валентин Павлович Орлов и Александр Никитович Ганичев.

Оригинал фотографии предоставлен С.М. Орловой.

Гений Ганичева позволил исключить из состава смежников НИИПДС (Москва), раньше парашютные системы к ОГЧ изготовляла Феодосия, и тем самым резко снизить стоимость решения ряда боевых задач, повысив эффективность действия у цели.

На протяжении 10 лет “Сплав” участвовал в семинарах по нестационарной аэродинамике, организованном Военно-воздушной Академией им. Жуковского крупным ученым, д.т.н. Белоцерковским С.М.

Работы по полунатурному моделированию и их проверке методов математического моделирования позволили получать полноту знаний о разрабатываемых уникальных системах.

]]>]]>

Слева направо: Светлана Михайловна Орлова, Владимир Михайлович Романов (брат С.М. Орловой), Александр Никитович Ганичев, Мария Андреевна Алешина (супруга А.Н. Ганичева), Нина Васильевна Романова (супруга В.М. Романова, подруга Марии Андреевны).

Оригинал фотографии предоставлен С.М.Орловой.

Всё это позволило значительно сократить цикл разработок и проведение натурных работ, оперативно сдавать образцы на вооружение в заданные сроки.

Результативность работ, проводимых Ганичевым характеризуют его как крупного ученого по совершенствованию российских реактивных систем залпового огня, которые составляют основу огневой мощи сухопутных войск, являются весомым аргументом военно-морского флота.

В Ганичеве мы видим гениальность, неповторимость, широту русской души, доброту и требовательность к людям, большую человечность.

Крупный ученый вырастил мощную школу ученых, кандидатов технических наук, изобретателей, докторов технических наук, лауреатов: Денежкин Г.А., Чуков Н.С., Калюжный Г.В., Семилет В.В., Романовцев Б.М., Орлова С.М., Блинов Г.И., Астахов М.И., Королева Н.Б., Редько А.А., Белобрагин В.Н.".

Легонькова Людмила Николаевна – ведущий конструктор отделения головных частей, Ветеран Труда, ныне пенсионер

"В памяти остался нашей как наставник и учитель. При работе, при своей занятости находил время для воспитания, руководства, общения. Его заслуга в области подготовки молодых специалистов. Он отбирал в институте 5-6 человек в каждом выпуске и помогал им до момента их становления как самостоятельных специалистов". 

Кудрявцев Юрий Владимирович – Заслуженный "Ветеран труда" предприятия ГНПП "Сплав"

"Моя трудовая деятельность на предприятии НИИ-147 (ныне ГНПП “Сплав”) началась в 1962 г. в научно-исследовательском отделении № 1, отдела 2, после окончания  института.

В этот период Главным конструктором на предприятии был Ганичев А.Н.

Основным направлением НИО-1 это научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию новых образцов артиллерийских гильз для выстрелов к гаубичной артиллерии и к танковым пушкам.

Все НИОКР в НИО-1 проводились под непосредственным руководством Ганичева А.Н. Первое знакомство сА.Н. Ганичевым произошло при утверждении им чертежа гильзы с частичносгорающим корпусом для выстрелов к танковой пушке Д-81.

Прежде чем подписать чертеж на подон к гильзе , он внимательно ознакомился с конструкторскими расчетами и дал мне ценные советы , которые пригодились при разработке новой частичносгорающей гильзы к управляемому выстрелу из танковой пушки Д-85.

В 70ыегоды выполнял постановление правительства страны об экономии дефицитных материалов (гильзовых стали и латуни) , Ганичев А.Н., предложил идею разработать новую сборную конструкцию гильзы , состоящую из металлического подона и пластмассового корпуса для выстрелов к 152-мм гаубице и самоходной гаубице Мста-СМ.

Обе конструкции сборных гильз были изготовлены на предприятии, прошли испытания стрельбой и были приняты на вооружение армии.

В период с 1975г. по 1984г. я работал секретарем парткома ГНПП “Сплав”.

]]>]]>

Президиум торжественного собрания коллектива ГНПП "Сплав" по случаю вручения правительственных наград сотрудникам ГНПП "Сплав". Слева направо, первый ряд: Рогожин Владимир Николаевич – Генеральный директор ГНПП "Сплав", Кудрявцев Юрий Владимирович – Секретарь парткома ГНПП "Сплав", Ганичев Александр Никитович – Главный конструктор ГНПП "Сплав". второй ряд: Усов Владимир Сергеевич – Генеральный директор ТНИТИ.

Оригинал фотографии предоставлен Ю.В. Кудрявцевым.

Партийная работа в коллективе еще более сблизила меня с талантливым научным руководителем , обаятельным и простым человеком , Ганичевым А.Н.

Партийный комитет осуществлял партийное руководство хозяйственной деятельностью предприятия, регулярно проводил собрания собранияпартхозяйства  о ходе выполнения тематического плана НИОКР.

Ганичев А.Н. всегда принимал самое активное участие в подготовке проекта решения собрания , а также в обсуждении вопросов повестки дня собрания.

Ганичев А.Н. любил свою работу, вкладывал в неё всю свою душу и никогда не обращал внимания на своё здоровье. Он был предан своему колективу , пользовался в нем большим авторитетом и всегда сам с уважением относился к коллегам по работе , а они отвечали ему этим же. Авторитет его личности позволял мобилизовывать коллектив предприятия на успешное выполнение тематического плана НИОКР.

Правительство страны высоко оценило работу ГНПП “Сплав” за разработку и принятие на вооружение армии новых высокоэффективных образцов военной техники и наградило коллектив предприятия орденом  “Трудового Красного знамени”.

Большая группа научных работников предприятия награждена правительственными наградами, а Главному конструктору ГНПП “Сплав” присвоено высокое звание  “Герой социалистического труда”.

Вячеслав Васильевич Дмитриев – ведущий конструктор отд. 33, ныне пенсионер

"А.Н. Ганичев после окончания Тульского индустриального техникума с 1938 года по 1941год работал на Тульском патронном заводе. С 1941года по 1945год занимал различные должности на оборонных предприятиях страны и с 1945 года направлен в Тулу в НИИ-147 (настоящее время ГНПП “Сплав”).

Под руководством А.Н. Ганичева успешно решались вопросы по конструированию артиллерийских гильз.

В связи со свертыванием работ, связанных с разработкой гильз, НИИ-147  с 1958 года поручена модернизация ракетного комплекса противоградового изделия (ранее разработанного Московским институтом НИИ-1), а так же получилот ГАУ техническое задание на выполнение эскизного проекта новой реактивной системы залпового огня (в дальнейшем РСЗО “Град”).

Для успешного выполнения данных работ,приказом директора, по инициативе А.Н. Ганичева был образован конструкторский отдел № 6, который явился родоначальником по разработке и созданию реактивных снарядов в НИИ-147.

Разработка и создание реактивных снарядов начинались с "чистого листа". А.Н. Ганичев понимал, что для успешного выполнения указанных работ необходимо было образовать и сплотить вокруг себя коллектив единомышленников, состоящий из теоретиков, конструкторов технологов и высококвалифицированных рабочих.

Так простота конструкции реактивного снаряда "Град" в сочетании с высокотехнологичными деталями и узлами создали надежный и высококвалифицированный боеприпас, а его удачная компоновка и характерные особенности работы реактивного двигателя дали возможность создать простую по конструкции легкую пусковую установку на автомобиле высокой проходимости с большим количеством направляющих.

Самоотверженный труд сотрудников предприятия позволилза чрезвычайно короткий промежуток времени, ~ 4 года, сдать в 1963 году дивизионную РСЗО "Град" на вооружение.

РСЗО “Град” показала высокую эффективность в ряде вооруженных конфликтов, а сам реактивный снаряд оказался “базовой”конструкцией, схема которого стала применятся в перспективных типах РСЗО.

Это более 10 РСЗО и несколько десятков реактивных снарядов различного назначения разработанных с 1959года по 1983 год, за 24 года созданных под руководством А.Н.Ганичева.

Сдав на вооружение такое количество реактивных систем и снарядов, можно сказать, что он был "главным человеком" на предприятии и уважение к А.Н. Ганичеву со временем будет становится все больше, больше и больше.

А.Н. Ганичев в работе был одержимый и азартный человек, большим уважением он пользовался в смежных организациях".       

Чуков Александр Николаевич – Директор Института высокоточных систем им. В.П. Грязева Тульского Государственного Университета (интервью Гурова С.В.)

Александр Николаевич! Расскажите, пожалуйста, о научной школе Александра Никитовича Ганичева. Что она из себя представляла? Как она формировалась?

Александр Никитович Ганичев являлся основателем мощнейшей конструкторско-технологической школы на предприятии. Начиная с 1977 года Александр Никитович  начал подготовку кадров высшей квалификации в нашем политехническом  институте. Именно в этом году он был приглашен деканом механического факультета, заведующим кафедрой «Проектирование и производство металлических оболочек» (ныне кафедра «Газовая  динамика») Владимиром Ильичем Шепаровым на должность профессора кафедры по совместительству.

Аспирантами Александра Никитовича стали Сергей Федорович Злобин, защитивший кандидатскую диссертацию при жизни Ганичева и позже ставший доктором наук, профессором, Александр Иванович Манвелов и Вадим Михайлович Пинаев, защитившие свои  диссертационные работы в середине 80-х.

Следует отметить, что А.Н. Ганичева как научного руководителя отличало сочетание высокой требовательности к своим ученикам и исключительная доброжелательность. Несмотря на свою колоссальную загруженность, Александр Никитович много времени уделял общению со своими аспирантами, что, в  конечном счете, существенно повлияло на их становление как научных работников.

Большую роль Александр Никитович сыграл для кафедры и института в целом благодаря тому, что на протяжении ряда лет предприятие, одним из руководителей которого он являлся, систематически ставило перед институтом в рамках хозяйственных договоров актуальные наукоемкие задачи. Это привело к существенному повышению квалификации преподавателей. Кстати, научно-техническое взаимодействие между «Сплавом» и университетом активно развивается и в наши дни.

- Александр Николаевич, какие еще  воспоминания об  Александре Никитовиче у Вас сохранились?

Получилось так, что мы жили в одном дворе с Александром Никитовичем, когда я был еще ребенком. И вот остались такие детские воспоминания о том дворе, что между Бухоновским переулком 8 и проспектом Ленина 19. Тогда он нам казался огромным. Сейчас, когда изредка приходится в нем бывать, - это маленькая площадка, заставленная автомобилями. Когда Александр Никитович возвращался с работы на «Рафике» (была такая машина - прототип современной пассажирской «Газели»), мы все ждали его с нетерпением. Детвора (человек 10-15) забивалась в этот «Рафик», и А.Н. Ганичев поручал своему водителю сделать круг по двору. Для нас это было огромной радостью - личных автомобилей в то время в нашем дворе практически ни у кого не было. Александр Никитович очень  по-доброму относился к  детям, и мы это ощущали и ценили.

А вот еще личные воспоминания.

Александр Никитович, безусловно, уставал на работе, по-другому и быть не могло - слишком огромная ответственность лежала на его плечах. Но, тем не менее, достаточно часто, когда он приезжал летом с работы, то отбирал у дворничихи шланг и с большим удовольствием, наверное в течение часа, поливал цветы и газоны. Это доставляло ему удовольствие - таким образом Александр Никитович немного расслаблялся.

Также вспоминаются редкие выезды семьями на природу. На полянке расстилалась огромная скатерть, женщины по-армейски быстро нарезали салатики, а мы, дети, играли в мяч, бегали, резвились рядом. Взрослые - это Александр Никитович, Геннадий Алексеевич Денежкин, Владимир Иванович Медведев, мой отец (Чуков Николай Семенович), кто-то еще (я уже не помню), - немного отойдя в сторону, что-то горячо обсуждали. До нас доносились обрывки этих разговоров с незнакомыми словами: «эффективность», «себестоимость», «технологичность». Наши отцы и на отдыхе продолжали работать, это было для них главным в  жизни.  Все это происходило на моих глазах и прочно врезалось в память.

- Александр Николаевич, давайте вернемся к роли Александра Никитовича в научной жизни Тульского политехнического института.

Роль Александра Никитовича в научной жизни института не ограничивалась руководством аспирантов.

Александр Никитович был членом диссертационного совета института и пользовался среди своих коллег заслуженным авторитетом. В то время в состав совета входили известные ученые - Михаил Алексеевич Мамонтов, Борис Михайлович Подчуфаров, Леонид Александрович Толоконников, Сергей Петрович Яковлев, Нина Петровна Юрманова и ряд других.

Прошло уже много лет, но я прекрасно помню в деталях свое  выступление по кандидатской диссертации весной 1982 года на научно-техническом совете «Сплава» (в то время п/я Г4575). Вел заседание совета Александр Никитович. Обсуждение диссертации проходило достаточно долго, мне было задано несколько десятков вопросов принципиального характера, затем ведущие специалисты предприятия давали оценку диссертации. В итоге я получил поддержку от научно-технического совета и, когда вышел  на защиту в институте, то это было уже намного проще, чем в «Сплаве». До сих пор испытываю благодарность к членам научно-технического совета и лично Александру Никитовичу за прекрасную школу, которая оказалась очень полезной и в дальнейшем.

Также по инициативе Александра Никитовича Тульским политехническим институтом был реализован целый  цикл научно-исследовательских работ.Весьма важным результатом проведения этих работ является повышение научной квалификации преподавателей, в то время это было актуальным - в институте не хватало  кандидатов и докторов наук.

Лошневский Георгий Михайлович – Заместитель генерального директора по общим вопросам, ныне пенсионер

]]>]]>

Август 1978 года. 60 лет А.Н. Ганичеву.

Слева направо: Лев Григорьевич Бондарев, Геннадий Алексеевич Денежкин, Беляев, Александр Никитович Ганичев, Георгий Михайлович Лошневский, Сергей Кожевников, Виталий Николаевич Белобрагин.

 

Электроный облик фотографии предоставлен Г.М. Лошневским.

"Работал в энергоцехе. Встал вопрос монтажа стана. Не удалось найти исполнителя для подключения. В результате проведённых работ специалистами энергоцеха стан был пущен. Ганичев увидел проделанную работу, высказал мнение, что я не плохой организатор и впоследствии предложил организовать отдел испытаний. В отделе решались вопросы телеметрии, неразрушающего метода контроля, механических испытаний. Он посоветовал посоветовал проведение климатических и механических испытаний (замеры вибрации, тряски и т.д.). Были приобретены первые барокамеры, первые вибростенды и ударные стенды. Было условное соревнование между Ганичевым и Рогожиным. Через два года возник вопрос замены заместителя директора по общим вопросам. Предшественник уходил на пенсию. В течение 8 лет я работал заместителем генерального директора по общим вопросам. Тут с Ганичевым сложились тесные производственные отношения. Занимался вопросами приобретением материалов, обеспечением транспорта и другими вопросами. Мы сдружились в семейном, человеческом отношениях. Бывали в гостях друг у друга, ездили на отдых.

]]>]]>

Александр Никитович Ганичев за рулем собственного автомобиля серии "Москвич".

Оригинал фотографии предоставлен С.М. Орловой.

У него был автомобиль «Москвич». Он ездил аккуратно, спокойно, не дергался, не обгонял. Ездили на Куликово поле с семьями Ганичевых, Кобылиных. У него был хороший друг в ГАИ (Государственная автомобильная инспекция, ныне ГИБДД (Государственная инспекция безопасности дорожного движения). Часто встречались в гараже, где общались, выпивали. Он не был избалованным. Любил капусту, яблоки моченые. Был простой, без гонора. Человек из народа. В поездках, на природе был такой же. Поели, поболтали, поехали дальше. В бытовом плане был очень скромным, но знал себе цену. Иногда привезут с охоты трофей. Дележка. Если кусок давали не очень хороший он обижался и высказывался об этом в слух. Отмечу его бескорыстие. Всегда расплачивался сам. Он говорил не надо, я заплачу. Часто пользовались этим прихлебатели. Был на равных при директоре. Потом я уволился из замдиректора. Позже работал на хозяйственной работе. Помня мои достижения, предложили работу в 35 отделе. Электронную часть для снаряда системы «Смерч» курировал Песков, выходец из КБП, рулевые машинки курировал также выходец из КБП. Главным идеологом системы управления был Стрельников Владимир Львович. В постановочном плане работу участвовал Александр Никитович. По сути, 35 отдел был предприятием в предприятии. Теория была своя, конструирование, технология, производство были своими. Была лаборатория точной механики. Аналоговую вычислительную машину использовали для моделирования полётов. Проводили полунатурное моделирование. Александр Никитович привлек для проведения работ большое количество смежников: НИИ "Поиск" (г.Ленинград), по бортовому источнику питания – НИИ источников тока, которое работало по вопросам космоса, ГИПХ (приборная жидкость), по магнитам для измерителя угловых перемещений – ВНИИ "Магнит" (г. Москва) и другие. Все это делалось в атмосфере большой специфики. Никто не верил, что можно создать систему управления для вращающегося снаряда РСЗО. Рогожин не очень верил в успех. Александр Никитович упорно это дело поддерживал. Он дал указание отделов кадров, чтобы специалистов по системам управления сразу предлагали мне. Если нравился, то брал к себе, не нравился передавал в другой отдел. Он договорился, чтобы я от имени Министерства образования заказывал специалистов для нас и предприятий смежников. Тульский механический институт не готовил кадры по интересующей специальности. Специалистов по точной механике мы получили из Ростова. Благодаря его стараниям отдел был самый молодой и многочисленный. Был момент, когда отдел доходил до 100 человек. Систему управления разрабатывалась за счёт молодого коллектива, нестандартно мыслящего, без устоявшихся канонов.

]]>]]>

1973 год, весна, пионерлагерь "Солнечный".

Слева направо: Георгий Михайлович Лошневский, Семин, Ситков, Руслан Яковлев, Александр Никитович Ганичев.

Автор фотографии Аркадий Васильевич Яковлев.

 

Электронный облик фотографии предоставлен Г.М. Лошневским.    

Работали чуть ли не круглосуточно. Александр Никитович дал команду столовой выделять батон колбасы работающим. Когда велись работы Ганичев попросил не посылать работников для работы в подсобном хозяйстве. В проходных пропускали по упрощённой схеме при работе в выходные дни.

На совещаниях по системе управления приходилось бывать каждый день. Начинались они во второй половине дня и продолжались до двенадцати часов ночи. Проходили они бурно, иногда до истерики. Особенно доставалось технологам, так как традиционные методы были неприемлемы для точной механики, электроники и т.д. Александр Никитович способствовал обучению технологов. Был случай, когда Зацаринный Георгий Павлович доложил о невозможности изготовления у нас маленькой пластмассовой детали. Ганичев обратился к специалистам нашего предприятия и они сделали деталь. Затем Ганичев показал её Зацаринному.

Был случай, когда Ганичев сказал, мне, чтобы я шёл отдыхать и что он отберёт у меня пропуск. Несмотря на это на следующий день я вышел на работу. В вестибюле корпуса увидел, как Ганичев ходит из угла в угол. Он увидел меня, подошёл и сказал, что он погорячился вчера. Был отходчивым, но справедливым. Мне приходилось ездить с ним в командировки. Этот отчёты в главке, у министра и в ВПК в Кремле. Эти совещания Если в Главке или Министерстве тебя оскорбляли, смешивали с грязью, то в ВПК действительно ты был человеком. Велись равноправные разговоры, разбирательства. 2 раза ВПК присылала комиссию маститых учёных, чтобы они разобрались не фантазёры ли мы со своей системой управления. Всегда ответ держал Александр Никитович и с пафосом и уверенностью доказывал свою точку зрения. В результате члены комиссии приходили к выводу, что наше дело закрывать не надо. Тут такое дело. Все эти совещания требовали больших нервных напряжений. На нервной почве у Александра Никитовича не срабатывал желудок. Зная это мы всегда как-то готовили его. Причем эти совещания были каждую субботу. Если в одну субботу решались вопросы по технологии, то в другую решались конструкторские вопросы. По конструкторским вопросам докладывали мы с Ганичевым, а по технологическим Татаринов Петр Иванович. Кобылина берегли. Над ним там издевались, но тем не менее Петр Иванович выдерживал.

С точки зрения заботы. Если дело касалось поощрений, наград, грамот – он никогда никого не забывал. Интересовался кто чем занимался, что решал, чего предпринимали отделы. Не был сухим человеком. Был сильным, человечным руководителем".

Ганичев Николай Григорьевич – житель деревни Судаково, пенсионер

"Александр Никитович был наш судаковский товарищ. У него был брат Алексей Никитыч. Алексей Никитович по молодости по другой статье пошел, этот в науку, а этот обычный человек. В своё время немножко он хулиганил. Был немножко осуждён. Был отправлен в Магадан, где-то там жили. Там он женился. Родились у него там дети. Потом он сюда возвратился. Это брат. У этого брата трое детей было. Две дочери. Одна дочь Галя Ганичева. Она замужем за футболистом Бабенко была, который в сборной играл главным за ЦСКА – защитник ЦСКА. Он правда потом в аварию попал. Вторая дочка этого брата здесь жила, она сейчас где-то в Италии. А брат был не родной ему, был по матери. Они сейчас здесь живут. Жена его здесь живёт. Это сводный.

Про Никитыча. Он суда приезжал не очень часто. Я его собственно здесь не видел. Это уже потом, когда он стал большим человеком в научной сфере, тогда вроде мы узнали. А так оно было. Мы близко собственно не общались по родству, дальние. Может деды. Мой отец, дед мой. А мы уже просто как однофамильцы, как вроде как поколение. Я его видел. Но совместного не было.

Я могу Вам подсказать одного человека, у них гаражи рядом были. “Геннадий Алексеевич Денежкин”, – задаю вопрос я. “Да. А ты откуда знаешь?”, – спрашивает у меня Николай Григорьевич. “Знаю. Нонна Михайловна рассказывала”, – отвечаю я. Он, правда, года два назад сгорел. Вот он с ним (далее Николай Григорьевич показывает пальцами у шеи – знак для распития (о распитии) спиртного – прим. С.В. Гуров). Он о нём, о взрослой деятельности может (явная оговорка. должно мог бы – прим. С.В. Гуров) больше рассказать".

В статье Даниила Изверова о Николае Григорьевиче Ганичеве, напечатанной в газете "Косогорец", ошибочно указано, что автором "Градов" и "Смерчей" является Алексей Никитович Ганичев вместо Александра Никитовича Ганичева (см. ]]>электронный облик статьи]]>) [28].

По мере обработки информации материалы статьи будут обновляться.

Дата первого опубликования материалов статьи: 27.08.2018 г.

Источники: 
  1. Никитина Н.А., Никитин В.П. Ясная Поляна. Путиводитель по заповеднику ордена Ленина музея-усадьбы Л. Н. Толстого. – Приок. кн. изд-во, 1982. – 128 с., ил. 32 с. – С. 68. (Материал предоставлен В.А. Логаевым).
  2. Лепехин. А.Н. Великая Отечественная война на территории Тульской области. Сборник документов. Часть 2, –2014.
  3. Похозяйственная книга основных производственных показателелей хозяйств колхозников за 1945-1947 годы. д. Старое Басово Судаково // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 286. Л. 31об,32,32об,33,33об,34,34об,35,35об,36,41об,42,47об,48,49об,50,62об,63.
  4. Похозяйственная книга основных производственных показателелей хозяйств колхозников за 1944-1946 годы. д. Судаково / Горюшинский сельский Совет Косогорского р-на Тульской области // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 294. Л. 10об,11,12об,13,31об,32,32об,33,33об,34,34об,35,35об,36,41об,42,47об,48,49об,50,61об,62.
  5. Рабочие дер. Судаково колхоз"  Дзержинец " Ново-Басовский с/совет. 1949г. // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 315. Л. 7об,8,9об,10,58об,59,86об,87,96об,97.
  6. Похозяйственная книга основных производственных показателелей хозяйств колхозников за 1947-1949 годы. д. Судаково / Исполнительный комитет Горюшинского с/с Косогорского р-на Тульской области // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 316. Л. 8об,9,18об,19,43об,44,45об,46,107об,108,112об,113,114об,115,115об,116,116об,117,117об,118,118об,119,122об,123.
  7. ПОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КНИГА № 8 основных производственных показателелей хозяйств колхозников на 1950,1951,1952 г. г. д. Судаково Ново-Басовского с/с // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 338. Л. 3об,4,6об,7,8об,9,66об,67.
  8. ПОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КНИГА №___ ОСНОВНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ХОЗЯЙСТВ КОЛХОЗНИКОВ на 1952,1953,1954 г. / Исполнительный комитет Горюшинского сельского Совета Косогорского р-на Тульской обл. / сельсовет/ / д.  Рвы // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 359. Л. 46об,47,47об,48,48об,49.
  9. ПОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КНИГА №___ ОСНОВНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ХОЗЯЙСТВ КОЛХОЗНИКОВ на 1952,1953,1954 г. / Исполнительный комитет Горюшинского Сельского Совета депутатов трудящихся Косогорского райна Тульской области. / Сельсовет / д. Рвы // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 361. Л. 59об,60,85об,86,96об,97.
  10. ПОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КНИГА №___ ОСНОВНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ХОЗЯЙСТВ КОЛХОЗНИКОВ на 1952,1953,1954 гг. / Исполнительный комитет Горюшинского сельского Совета депутатов трудящихся Косогорского р-на Тульской обл. / сельсовет / д. Судаково // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 364. Л. 1об,2,2об,3,3об,4,14об,15,35об,36.
  11. ПОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КНИГА № 14 Горюшинского с/с сельского Совета на 1955,1956,1957 гг. / Исполнительный комитет Горюшинского сельского Совета Косогорского р-на Тульской обл. /сельсовет/ д. Судаково // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 391. Л. 19об,20.
  12. ПОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КНИГА № 13 Горюшинского с/с сельского Совета на 1955,1956,1957 гг. / Исполнительный комитет Горюшинского сельского Совета Косогорского р-на Тульской обл. /сельсовет/ д. Судаково // ГАТО. Ф. Р-3398. Оп. 1. Д. 392. Л. 8об,9,9об,10,10об,11,11об,12,12об,13,13об,14,14об,15,15об,16,17об,18,21об,22,22об,23,36об,37. 
  13. Тульская губерния. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 24.07.2018 г. // URL:   https://ru.wikipedia.org/wiki/ru.wikipedia.org/wiki/Тульская_губерния (дата обращения: 26.08.2018 г.)
  14. Годовой отчет за 1945 год по НИИ-147 / ОБ"ЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА к годовому отчету за 1945 год по НИИ-147. Подлинник // ГУ «ГАТО». Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 3. Л. 42,49,49об.
  15. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА К ОТЧЕТУ О РАБОТЕ НИИ-I47 ЗА 1946 ГОД. Подлинник // ГУ «ГАТО». Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 11. Л. 59,60,96,96об.
  16. В Е Д О М О С Т Ь дебиторской задолженности НИИ-I47 по состоянию на I-е января I947 г. Подлинник // ГУ «ГАТО». Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 11. Л. 33,35,36.
  17. НИИ-147 МОП Отчет о работе института за 1948 год / О ПОДГОТОВКЕ НАУЧНЫХ КАДРОВ И ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЕ СРЕДИ ИТР. Подлинник // ГУ «ГАТО». Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 34. Л. 89,90,91,96.
  18. ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД О работе Государственного Научно-исследовательского института № 147 за 1957 год / УШ. ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ОБМЕН ПЕРЕДОВЫМ ОПЫТОМ. Подлинник // ГУ «ГАТО». Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 372. Л. 53.
  19. Письмо Директора Предприятия п.я. Г-4575 г. Тула № 4165с от 04.06.1969 г. В. Рогожина Командиру в/ч 64176 тов.КУЛЕШОВУ П.Н. г.Москва. Копия: Командиру в/части 42261 тов.ВОЛЖИНУ А.Н. г. М о с к в а. Подлинник // ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 856348сс. Д. 294. Л. 141,141об.
  20. Письмо а/843096с от 18 июня 1969 года ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАЧАЛЬНИКА ГРАУ и ПРЕДСЕДАТЕЛЯ НТК ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ИНЖЕНЕРНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ ГРИГОРЬЕВА НАЧАЛЬНИКУ НИИ-3 СВ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ ИНЖ.-ТЕХ.СЛУЖБЫ тов. ВОЛЖИНУ А.Н. г. Москва. Копия // ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 856348сс. Д. 294. Л. 139,139об.
  21. ТЕХНИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ за 1951 год. МСХМ-СССР НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ № 147 / О Т Ч Е Т О ВЫПОЛНЕНИИ РАБОТ ПО ТЕМАТИЧЕСКОМУ ПЛАНУ НИИ-147 МСХМ за 1951 год. Подлинники // ГУ «ГАТО». Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 113. Л. 21,76,77,80,97,99,100,102,103,104,108.
  22. ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД о работе Государственного Научно-исследовательского института № 147 за 1963 год. Подлинник // ГУ "ГАТО". Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 612. Л. 47,61,62об.
  23. ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД О работе Государственного Научно-исследовательского института № 147 за 1964 год. Январь 1962 г. Подлинник // ГУ “ГАТО”. Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 660. Л. 40,42,43,44,45,62,63об.
  24. ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД о работе Государственного Научно-исследовательского института № 147 за 1963 год. Подлинник // ГУ "ГАТО". Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 612. Л. 48,61,62об.
  25. ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД О работе ОПЫТНОГО ЗАВОДА при Государственном Научно-исследовательском институте № 147 за 1961 год. Январь 1962 г. Подлинник // ГУ “ГАТО”. Ф. Р-3428. Оп. 1. Д. 528. Л. 18,48,49об. 
  26. Татаринов П. Конструктор с большой буквы. – Тульские известия. – 2003. – № 193. – 23 августа 2003 г. – С. 2. (номер газеты из семейного архива Астаховой М.А.).
  27. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 856348сс. Д. 202. Л. 73.
  28. Изверов Даниил. ИЗ РОДА ГАНИЧЕВЫХ. – КОСОГОРЕЦ. – 2004. – № 13(52). – 20 апреля. – С. 2.