Оршанское эхо "Катюш"

Автор: 
Навогонский Э.Э. (Беларусь, г. Орша)
 

"Первая задача истории – воздержаться от лжи,
вторая – не утаивать правды,
третья – не давать никакого повода
заподозрить себя в пристрастии
или в предвзятой враждебности".
Цицерон

Публикуя эту статью, понимаю, что в зависимости от желания, своих идеологических взглядов и установок, некоторые люди будут из контекста использовать то, что им ближе всего. На такие комментарии при обсуждении статьи внимания обращать не намерен. Главная цель статьи – дать пищу для дальнейших архивных поисков энтузиастам и специалистам, действительно заинтересованным в изучении боевой истории легендарной первой экспериментальной батареи реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Андреевича Флёрова, которому указом Президента Российской Федерации в 1995 году посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации. Надеюсь, именно энтузиасты и представители Российской академической исторической науки способны, продолжив поисковую работу, дополнить объективную картину боевого пути легендарной батареи И.А. Флёрова в первые две недели ее пребывания на Западном фронте.

Увлекаясь созданием видеофильмов о родном городе Орша, поставил перед собой задачу к 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков совместно с энтузиастами на постсоветском пространстве создать фильм «Оршанское эхо «Катюш» о батарее капитана И.А. Флёрова с момента её создания и до её боевого применения под г.Орша в середине июля 1941 г. В основу воссоздания боевого пути этого воинского подразделения легли данные архивных документов и воспоминания очевидцев.

Приступая к сбору материалов, считал, что в боевой летописи легендарной батареи уже давно всё известно и создание будущего фильма не представит большого труда. Однако, в результате четырехмесячного сбора материалов и их  анализа пришёл к выводу, что в истории этой первой экспериментальной батареи полевой реактивной артиллерии до сих пор много "белых пятен". В многочисленных газетных и журнальных публикациях, книжных изданиях и в сети Интернет о батарее капитана И.А. Флёрова, на мой взгляд, представлены два главных подхода. Это официальный, выработанный в конце шестидесятых лет прошлого столетия. И подход последнего десятилетия, основанный на каких-то косвенных доказательствах, в подтверждение различных, порой фантастических, версий авторов. Однако есть и исследователи, работающие с архивными документами. Это С.В. Гуров (Город-Герой Тула) и А.А. Милютин (Город-Герой Москва). Причем, за почти 80 лет, дважды пересматривалась и официальная точка зрения о первом боевом применении М-13 (БМ-13, впоследствии названных "Катюша"). Так как весь собранный материал невозможно использовать в подготавливаемом фильме, принял решение отдельно написать статью по исследованному вопросу.

1.Две официальных версии

Впервые о боевом применении нового оружия, в настоящее время известного как системы залпового огня, в годы Великой Отечественной войны высказался Маршал Советского Союза А.И. Еременко, сообщив, что из Ставки была получена телефонограмма следующего содержания "Предполагается широко применить в борьбе против фашистов «эресы» и в связи с этим испробовать их в бою. Вам выделяется один дивизион М-8. Испытайте его и доложите свое заключение…

Новое оружие мы испытали под Рудней …. 15 июля 1941 г. во второй половине дня непривычный рев реактивных мин потряс воздух…"

И далее.....Это было первое боевое применение "эресов"..." (]]>1]]>,]]> 2]]>) [1].

На ошибки в мемуарах Еременко было указано А.А. Милютиным,  на основе сопоставления архивных документов обеих сторон. Так в статье «Катюши (БМ-13) на Западном направлении …» [2] приводятся доказательства, что под Рудней действовала батарея Флерова с установками М-13, а не дивизион М-8. А в статье «Первые залпы батарей реактивной артиллерии …» [3] доказывает, что залпы по Рудне были сделаны 19 июля, а не 15 июля, как указал Еременко.

"Э.Н. - Данный абзац в мою статью внесён по настоянию А.А. Милютина. Это в большей степени не отвечает моей позиции, поскольку для меня не является важным какое воинское подразделение имел в виду А.И. Еременко при его высказывании о применении полевой реактивной артиллерии под Рудней, так как позднее, например, он батарею капитана И.А. Флёрова уже назвал "группой эресов". В статье привел лишь его ошибочное высказывание относительно первого использования систем залпового огня, что породило первую официальную версию. Поэтому предлагал внести дополнение в мою статью следующего содержания:  "В 2014 г. о неточности маршала Советского Союза А.И. Еременко относительно первого применения систем залпового огня под Рудней  сообщил А.А. Милютин в своей статье "Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» (]]>http://aldr-m.livejournal.com/8509.html]]>)". А поскольку тема моей статьи касалась лишь использования батареи капитана И.А.  Фдёрова до 14 или 15 июля 1941 г. под г.Орша, что отметил еще в начале статьи, то дополнение А.А. Милютина относительно даты залпа под Рудней 19 июля это не моя позиция, а вывод А.А. Милютина. И его позиция.".

И уже, ссылаясь на эту статью (статью Еременко А.И.) [1], в энциклопедическом издании его авторы сообщили, что "...В начале Смоленского сражения Красная Армия получила замечательное оружие - реактивную артиллерию. Впервые это оружие было применено в боях северо-западнее Смоленска в полосе действия 20-ой армии..." (]]>1]]>,]]>2]]>) [4]. Далее в этой статье, как и в первом источнике, приводятся воспоминания Маршала Советского Союза А.И. Еременко о первом боевом применении "эресов" под Рудней 15 июля 1941 г.

В 1965 г. Маршал Советского Союза А.И. Еременко в своей книге "В начале войны" вновь повторил свое высказывание о первом боевом применении систем залпового огня под Рудней 15 июля 1941 г. (]]>1]]>) [5].

В конце своей жизни Маршал Советского Союза А.И. Еременко в своей книге «Смоленское сражение» сообщил, что первое в истории боевое применение «группы «эресов» под командованием Флёрова состоялось под г.Орша, где этой «группой «эресов» последовательно было произведено два залпа. Это по железнодорожной станции Орша, а затем по переправе через р. Оршица. Причем А.И. Еременко точно не указал дату этих двух залпов. Но по тому, что он далее сообщил, что после двух залпов под Оршей группа на следующий день, 16 июля была переброшена под Рудню, можно предположить, что А.И. Еременко говорил о 2 залпах под Оршей произведенных 15 июля 1941 г. (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>) [35].

Параллельно, в начале 60-ых лет журналист Н.М. Афанасьев совместно с редакцией журнала «Военные знания» начал свое исследование истории батареи капитана И.А. ФлёроваИми был найден ряд бывших воинов этой батареи, оставшихся в живых после войны. В газетах и журналах увидели свет публикации их воспоминаний.  А Н.М. Афанасьев написал ряд газетных и журнальных  статей, издал  2 книги, которые выдержали два издания. Это "Подвиг первых ракетчиков" (1965 и 1972 гг.) (]]>1]]>) и “Первые залпы” (1967 и 1982 гг.) (]]>1]]>).

Благодаря проведенной поисковой  работы журналиста и редакции журнала «Военные знания» был восстановлен боевой путь батареи капитана И.А. Флёрова, а затем и возбуждено  ходатайство перед Министерством обороны СССР о награждении командира первых советских ракетчиков. В результате, 14 ноября 1963 г. командир батареи капитан И.А. Флёров был посмертно награжден орденом Отечественной войны 1-ой степени.

Н.М. Афанасьев, вероятно, впервые в 1966 г. упомянул и о наличии журнала боевых действий  батареи капитана И.А. Флёрова, сообщив, что"...В журнале боевых действий батареи (Э.Н.* – батареи капитана И.А. Флёрова) появились записи: "14.7.1941 г. 14 час. 15 мин. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня". "14.7.1941 г. 16 час. 45 мин. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике. Паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу. взяты нашими подразделениями в плен..." (]]>1]]>) [6].

Вероятно, после этой газетной публикации уже в других публикациях и книжных изданиях разных авторов эти высказывания о первом боевом применении 14 июля 1941 г. под г.Орша  систем залпового огня стали перепечатываться как со ссылками, так и без ссылок на источник [6]. И уже в 1973 г. в энциклопедическом издании отмечено, что "...Первый залп из "К." (Э.Н. – из "Катюш") по нем.-фаш. войскам произведен 14 июля 1941 в р-не Орши батареей капитана И.А.Флёрова..." (]]>1]]>,]]>2]]>) [7]. Однако, ни в одном как периодическом, так и книжном издании, с которыми ознакомился, нет ссылок на архивные реквизиты этого журнала боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова.

Решив попытаться прояснить ситуацию, предпринял попытку познакомиться с содержанием журнала боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова. Сделал запрос в ЦАМО РФ. В полученном ответе от 26 декабря 2018 г. за №  3/24017 сообщалось, что “...документы отдельной гвардейской минометной батареи капитана Флерова (в том числе журнал боевых действий) за 1941 г. на хранение в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации не поступали...” (]]>1]]>).

Написал три письма членам Научного Совета РВИО, с просьбой  оказать содействие в поиске этого журнала боевых действий. Однако и после этого ситуация с местом нахождения журнала боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова не прояснилась.

К аналогичному отрицательному результату привели поиски журнала боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) и кандидата исторических наук Ащеулова Олега Евгеньевича. Как сообщил Ащеулов О.Е., в "особой папке" Маленкова Г.М. (фонд Маленкова) по гвардейским минометным частям этот журнал не числится.

 

2.Боевой путь батареи капитана Флёрова И.А.до г.Орша

Сегодня, на мой взгляд, усилиями энтузиастов и архивных работников свет увидело 4 архивных материала, в которых прямо или косвенно упоминается батарея капитана И.А. Флёрова:

  1. справка №2, подписанная Аборенковым 7.07. 1941 г. (]]>1]]>) [8]
  2. архивный документ ГАУ КА за №277429с от 19.07. 1941 г. по вопросу применения реактивных установок (]]>1]]>) [9];
  3. архивный документ ГАУ КА от 30.03. 1942 г. (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>) [10];
  4. Доклад Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном фронте (24.07.1941 г.) (]]>1]]>) [11].

Лишь один раз в документе упоминается И.А. Флёров (]]>1]]>) [12].  Но поскольку по сведениям архивного документа ГАУ КА от 30.03. 1942 г. на Западном фронте свой первый залп 25 июля 1941 г. произвела вторая прибывшая батарея под командованием лейтенанта Куна (]]>1]]>) [13], то можно считать, что все вышеприведённые документы, как упоминаемые в них даты, так и датируемые об их составлении до 24 июля 1941 г. (включительно), имеют отношение только к батарее капитана И.А. Флёрова.

Из справки №2 Аборенкова известно, что "...Одна батарея (7 машин)  убыла 1.7.41 г. на фронт около 600 выстрелов..." (]]>1]]>) [8]. В документе ГАУ КА от 19.07. 1941 г. по вопросу применения реактивных установок указано, что "...Специальная батарея реактивных установок сформирована по директиве МВО №10864 от 28.6.41 г. и 2.7.41 г. направлена походным порядком на западное направление..." (]]>1]]>) [14]. А в архивном материале ГАУ КА от 30.03. 1942 г. отмечено, что "...в ночь с 1 на 2 июля батарея выступила по маршруту Москва. Можайск, Гжатск, Смоленск..."(]]>1]]>) [15]. Вероятнее всего, батарея капитана И.А.Флёрова, действительно из Москвы на Западный фронт выступила маршем  в ночь с 1 на 2 июля 1941 г. Такие данные приведены в статье Гурова С.В. (Россия, Город-Герой Тула) «Из истории создания и развития полевой реактивной артиллерии в СССР в период Великой Отечественной войны» [16].

В процессе сбора материалов для создаваемого фильма о бывших бойцах батареи И.А. Флёрова, для уточнения даты призыва в ряды КА А.А. Захарова бывшего радиста этой батареи был сделан запрос в военкомат Чувашской Республики. В полученном ответе от 4 марта 2019 г. за № ОРГ/638 и трех приложений к этому письму выяснилось, что 26 июня 1941 г. вместе с Захаровым А.А. в одну призывную команду были включены еще два человека, впоследствии вошедшие в состав батареи капитана И.А. Флерова. Это И.Н. Коннов и С.П. Плисов, которые направлялись в распоряжение Московского горвоенкомата г.Москва по адресу Красносельское, дом 30, школа 615 (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>). Либо это случайность, либо процесс формирования первой экспериментальной батареи реактивных установок рассматривался уже в первые дни войны? Пока не ясно и требуется дополнительное изучение документов.

В документе ГАУ КА от 19 июля 1941 г. отмечено, что "...В Смоленск батарея прибыла к 8ч.00 4.7.41 г. На слаживание батареи был дан один день и 6.7.41 г. в 5.ч.30м. батарея выступила для занятия боевого порядка, на 502 км магистрали Москва-Минск, в системе обороны 73 сд, 20 армии. Изучение обстановки на участке дивизии показало, что использование батареи на этом участке нецелесообразно. По твердому настоянию батарея была отправлена на участок 18 и 73 сд для прикрытия г.Орши...." (]]>1]]>) [14].

В другом документе от 30 марта 1942 г., исполнителем которого был один и тот же представитель ГАУ КА подполковник Кривошапов сообщалось, что "...5.7.41. комсостав батареи выехал на рекогносцировку в р-н обороны 73 СД и 6.7. батарея заняла боевой порядок на линии 502 км Московско-Минского шоссе на участке 73 СД. Задачу батарее поставил Начарт. Зап. фронта - "не пропустить прорыва танков по шоссе". До 15.7.41 г. батарея вела подготовку. находясь все время в боевой готовности..."  (]]>1]]>) [15].

Из двух вышеназванных документов не ясно где была и чем занималась батареяс 6 по 14 или 15 июля 1941 г. Других архивных документов способных пролить свет на действия в этот период времени батареи капитана И.А. Флёрова на сегодняшний день пока неизвестно.

Решил попытаться выяснить, что об этом времени вспоминали бывшие бойцы батареи. Впервые о боевом пути батареи капитана И.А. Флерова публично рассказал И.Н. Коннов, бывший командир боевой установки батареи И.А. Флёрова. Он в своих воспоминаниях сообщил, что "...Боевой путь батареи капитана Флерова был кратким, но славным. 7 июля 1941 года она впервые развернулась на огневых позициях с задачей поддержать наше стрелковое соединение, оборонявшееся на восточном берегу реки Березина в районе города Ново-Борисов. В 10 часов 10 минут батарея дала свой первый залп по фашистским войскам, пытавшимся форсировать реку...

     ....9 июля она (Э.Н. – батарея) оказалась в районе города Лепель, участвуя в конрударе наших войск. Здесь батарея произвела два залпа...
      ....Батарея капитана Флерова оказалась в окружении. Лесными и проселочными дорогами к утру 13 июля батарея вышла из окружения. Пополнившись боеприпасами, 15 июля она дала свой четвертый залп по гитлеровским войскам, двигавшимся по шоссе в районе Коханово. Результат его такой же: в колонне фашистских войск началась паника. движение ее надолго задержано..
."  (]]>1]]>) [17].

О пребывании батареи под г.Борисов в своих воспоминаниях, которые записал Я. Голованов, говорил и А.С. Попов, который был прикомандирован к батарее как специалист от НИИ-3 по вооружению и находился с нею, вероятно, как и Кривошапов, до 17 июля 1941 г.: «…Нас пытались разбомбить, после чего мы получили приказ: двигаться только ночью. 9 июля мы прибыли в р-н Борисова, развернули позицию: 4 установки слева от трассы, 3 РУ и 1 прицельная пушка — справа. Там простояли до 13 июля…» (]]>1]]>) [11], (]]>1]]>) [18].

Поскольку воспоминания  И.Н. Коннова и А.С. Попова сегодня  архивными документами не подтверждаются, то и боевое применение систем залпового огня перед двумя боевыми залпами под г.Орша, о чем рассказал И.Н. Коннов, пока следует принимать всего лишь как версию. В случае же подтверждения этой версии, возможно, мы вскроем еще не известные вехи героического пути легендарной батареи капитана И.А. Флёрова и станем свидетелями третьей версии о пребывании и боевом использовании этой батареи на Западном фронте в первые две недели июля 1941 г.

О том, что могли быть эти 4 залпа, упомянутые И.Н. Конновым, свидетельствует ряд косвенных фактов. Так, И.Н. Коннов мог по прошествии времени перепутать даты этих залпов, но маловероятно, чтобы командир установки не знал, по каким целям  и в каком районе произвела свои залпы его боевая установка, расходуя боезапас.

В свою очередь, примерно в то время, которое назвал И.Н. Коннов, командование Западного фронта предприняло два контрудара – в направлении на Борисов и на Лепель-Сенно (]]>1]]>) [19], (]]>1]]>) [20], (]]>1]]>) [21]. Причем под Коханово войска Вермахта 4 дня не могли прорвать оборону советских войск (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>) [22].

От г.Москва до г.Орша батарея прошла чуть более 500 километров, поскольку, как ранее отмечалось, она заняла оборону на 502 километре автомагистрали Москва-Минск. А это поселок Юрцево, что расположен примерно в 10 километрах строго на север от г.Орша.

В документе ГАУ КА от 19 июля 1941 г. отмечено, что "… Подготовка и состояние материальной части - после большого марша (около 700 км, из которых 130 км. система находилась в заряженном состоянии), все системы оказались вполне боеспособными, за исключением одной у которой оказался внутренний порыв центрального кабеля...» (]]>1]]>) [23].

Возникает вопрос – если до г.Орша батарея прошла 500 километров, то где она перемещалась еще 200 километров? Причем 130 километров "система находилась в заряженном состоянии". На эти вопросы нет ответов в документах ГАУ КА [9], [10]. А ведь от п.Юрцево до г.Борисов как раз и будет 130 километров!

В свою очередь, как сообщил И.Н. Коннов, перед залпом под Коханово, они пополнили боеприпасы [17]. Возможно, чтобы повысить  мобильность своей батареи капитан И.А. Флёров часть колонны оставил в тылу? А не исключая внезапной встречи с противником, то и установил снаряды на направляющих установок. Но это, повторюсь, лишь предположения, пока не подкрепленные архивными материалами.

Далее. В справке Аборенкова от 7 июля 1941 г. отмечено, что "...Снаряжено на заводе № 12 ок. 4.000 снарядов (из них 1.500 отправлено на фронт вместе вместе с батареей из семи машин)... Одна батарея (7 машин)  убыла 1.7.41 г. на фронт  около 600 выстрелов..." (]]>1]]>) [8]. Поскольку в это время на фронтах Великой Отечественной войны других батарей, кроме батареи капитана И.А. Флёрова, не было, то сведения Аборенкова о том, что убывшая батарея взяла с собой на фронт около 600 выстрелов относятся только к батарее капитана И.А. Флёрова. Причем явно и остальные около 900 выстрелов были направлены в расположение Западного фронта.

Несмотря на то, что ни в одной публикации или книге Н.М. Афанасьев подробно не касается событий произошедших с  батареей капитана И.А. Флёрова в период с 6 по 14 или 15 июля 1941 г. однако он в книге "Подвиг первых ракетчиков", изданной в 1972 г. приводит схему "Боевой путь батареи И.А. Флёрова" без каких либо комментариев (]]>1]]>) [24]. Причем на этой схеме конечным западным пунктом пребывания  батареи отмечен г.Борисов (!).  А касаясь событий, предшествующих боевому залпу батареи капитана И.А. Флёрова под г.Орша, журналист в книге "Первые залпы", изданной в 1982 г.  описал ситуацию лишь пребывания батареи в районе г.Толочин, который расположен  в 25 километрах западнее Коханово (]]>1]]>) [25].

На схеме "Боевой путь батареи И.А. Флёрова" отмечено, что после возвращения в район г.Орша из под г.Борисов, батарея переместилась под г.Рудня, откуда вновь (!) прибыла в район г.Орша. А уже затем совершила марш на Смоленщину.

В книге "Первые залпы", изданной в 1982 г. журналист. кроме двух залпов под Оршей, которые по его сведениям состоялись 14 июля 1941 г., еще отмечает три залпа под Рудней, один залп в расположении 114-ой стрелковой дивизии и затем один залп вновь под Оршей (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>).

В свою очередь, в Докладе  Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования  об обстановке на Западном фронте от 24 июля 1941 г. сообщалось, что "…В батарее осталось 3 залпа. Просим присылке еще двух-трех батарей с зарядами…" (]]>1]]>) [11].

Если допустить боевое применение систем залпового огня батареей капитана И.А. Флёрова под Борисовом, Лепелем и Коханово, Оршей и Рудней, в расположении 114-ой СД и вновь под Оршей, то подсчитав расход снарядов по батарее, получается, что в Докладе ошибка составила 68 снарядов. Немногим больше чем ползалпа батареи.  А если учесть сведения, изложенные в двух документах ГАУ КА о том, что под Оршей во время производства двух залпов было выпущено 190 снарядов вместо 224, то ошибка составит всего 34 снаряда (!)".

Так, допустим, перед Оршей было произведено 4 боевых залпа, 2 - под Оршей, 3 залпа под Рудней, 1 залп в расположении 114 СД и 1 залп вновь под г.Орша, то получается 11 залпов. Максимальный расход снарядов батареи при одном залпе из семи установок составляет 112 снарядов. При 11-ти залпах – 1232 снаряда. Для производства еще 3 залпов, о чем сообщалось в Докладе, потребуется еще 336 снарядов. Итого в сумме 1562 снаряда. А имелось в то время на Западном фронте по сведениям Аборенкова 1500 снарядов.

Почему же ни Н.М. Афанасьев, ни бывшие флеровцы в своих воспоминаниях, кроме И.Н. Коннова и А.С. Попова, не касались темы пребывания их батареи под Борисовом, Лепелем и Коханово? Пока остается загадкой, если действительно, как вспоминал И.Н. Коннов, батарея капитана И.А. Флёрова перед г.Орша произвела 4 боевых залпа.

Возможно, отгадка лежит в публикации Н.М. Афанасьева, где он, говоря о И.Н. Коннове,отметил, что «…В его статье ( Э.Н. – И.Н.Коннова), как выяснилось теперь, есть  некоторые неточности, но в целом он правильно осветил основные вехи боевого пути батареи…» (]]>1]]>,]]>2]]>) [26]. Понимаю, что некоторыми неточностями могло быть не совпадение дат, названных И.Н. Конновым о произведенных 6 боевых залпах батареи капитана И.А. Флёрова перед и под г.Орша. Но упоминание И.Н. Конновым о четырех (!) залпах перед Оршей, на мой взгляд, это не "неточности", а грубая ошибка, о чем следовало бы Н.М. Афанасьеву сообщить читателям, аргументировав свои выводу и приведя "как выяснилось теперь" свои новые вскрывшиеся аргументы о несостоятельности заявления И.Н. Коннова о 4 залпах батареи перед Оршей. Но это не было сделано. Однако последовал посыл о несостоятельности воспоминаний ветерана батареи. И уже после этой статьи ни в одном воспоминании флёровцев (!), даже в последующих воспоминаниях И.Н. Коннова, не встречается сведений о четырех залпах, предшествующих двум залпам под Оршей и не освещается боевой путь батареи  с 6 по 14 или 15 июля 1941 г. (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>) Сложилось впечатление, что все интервью флёровцев на одно «лицо». Может о событиях с 6 по 14 или 15 июля 1941 г.не упоминали, например, из-за того, что эти залпы прозвучали во время неудачных контрударов воинских подразделений Западного фронта  в направлении на Борисов и Лепель-Сенно?.

Возможно, Н.М. Афанасьев оказался между «молотом и наковальней». Между возможным указанием замолчать боевое применение батареи капитана И.А. Флёрова под Борисовом, Лепелем и Коханово и воспоминаниями флёровцев о пребывании батареи около этих населенных пунктов. Поэтому журналист в своей книге «Первые залпы», опустив описание пребывания батареи рядом с Борисовым и Лепелем, указал лишь Толочин. И если в этой книге, изданной в столице, нет схемы боевого пути батареи, то в книге "Подвиг первых ракетчиков", изданной на периферии, в г.Чебоксары журналист все же разместил схему "Боевой путь батареи И.А. Флёрова" без каких либо комментариев. Предполагаю, что таким образом Н.М.Афанасьев нашел компромиссное решение, предоставив читателям возможность самим домыслить ситуацию как в начале войны, так и во время написания его книги.  Но это лишь предположения.  

3.Два залпа под г.Орша

В будущем фильме предполагаю представить зрителям сведения о двух боевых залпах батареи капитана И.А. Флёрова под Оршей и их результатах.

Среди известных на сегодняшний день архивных материалов, находящихся на хранении на территории Российской Федерации, о двух залпах под г.Орша батареи И.А. Флёрова лишь в двух из них зафиксированы и факт двух залпов под г.Орша и их результаты. Так в архивном документе ГАУ КА от 19 июля 1941 г. отмечено, что "...14.7.41 г. в 15ч.15м. был дан первый залп (96 выстрелов) по скоплению танков и пехоты противника в районе центрального вокзала г.Орша и в 17ч.20м. дан второй залп (94 выстрела) по переправе через р.Днепр. Результаты стрельбы: по вокзалу – залп накрыл район вокзала и вызвал большой пожар; по переправе – к-р 6 роты 413 сп наблюдал стрельбу и сообщил, что переправа накрыта залпом. Сведения о результатах в штабе 20 армии и штабе фронта до отъезда получить не удалось...."  (]]>1]]>) [14].

Несколько по иному обстановка описана в архивном документе ГАУ КА от 30 марта 1942 г.: "...15.7.41 г. батарея заняла боевой порядок в стыке 18 и 73 СД (восточная окраина г.Орша) и на основе данных местного населения, уходившего из Западной части г.Орша после занятия ее противником, и командования 413 СП 73 СД были подготовлены данные по центральному вокзалу и в 15 ч. 15 мин. был дан первый пристрелочный выстрел, а в 15 час. 20 мин.  первый залп (96 выстрелов)...”.
И далее.

“... через 5-7 мин. над НП прошли в район ОП, на малой высоте, пять бомбардировщиков, которые долго кружились,а затем три ушли вглубь нашей страны, а два патрулировали весь район до 17 час. 10 мин.  

  В это время от командования 413 СП поступил запрос на открытие огня по двум переправам, через Днепр и Оршанку (Э.Н. – Оршицу). Наблюдение обеспечивалось командиром 6 роты.
     В 17 час. 20 мин. батарея по карте, переносом огня, дала один залп (94 выстрела) по переправам. Командир 6 роты, не знал как выразить свой восторг результатами залпа, но конкретных результатов в штабах полка, 20 армии и Запфронта получить не удалось..." 
(]]>1]]>) [15].

Однако в этих документах имеется ряд противоречий. Так, в первом документе отмечено, что первый залп под г.Орша прозвучал 14 июля 1941 г., а во втором документе уже указана другая дата - 15 июля 1941 г. Причем оба эти документа подготовлены одним и тем же представителем ГАУ КА - подполковником Кривошаповым, который был прикомандирован к батарее капитана И.А. Флёрова с начала формирования и до 17 июля 1941 г., когда он убыл в г.Москва (]]>1]]>) [13].

По разному представлена и ситуация со вторым залпом под г.Орша. Если в первом документе сообщается, что этот залп был произведён только по переправе через р. Днепр, то во втором документе отмечено, что он был произведён по переправам и через р.Днепр, и через р.Оршица.

Не прослеживается в этих документах и положение огневой позиции (огневых позиций) батареи капитана И.А. Флёрова при первом и втором залпах. Залпы производились с одной или двух огневых позиций? В двух архивных документах ГАУ КА просматривается лишь одна огневая позиция, которая располагалась на стыке 73 и 18 СД. Это – восточная окраина г.Орша. Но тогда вопрос. Почему уже после войны, по воспоминаниям флёровцев, первый залп их батареи по ж.д. товарной станции Орша производился с северо-западной окраины г.Орша, из района, прилегающего к деревням Пищалово и Гадовичи [27], [28]. Рядом с этими населенными пунктами 1 октября 1966 г. был открыт первый памятник в память о боевом залпе батареи капитана И.А. Флёрова под г.Орша.

Поскольку Н.М. Афанасьев свои книги писал и на основании воспоминаний бывших бойцов батареи капитана И.А. Флёрова, то решил посмотреть, что он говорит об огневой позиции (огневых позициях) батареи при боевом применении систем залпового огня под Оршей. "В книге "Первые залпы" (1982 г.) он так описывает ситуацию перед тем как занять огневую позицию перед залпом под г.Орша: "...Вскоре батарея перешла мост через Оршицу и остановилась в лесу южнее деревни Андреевщина. Наблюдательный пункт оборудовали в четырех километрах от леса, где разместилась батарея. Отсюда была хорошо видна Орша. охваченная пожарами..." (]]>1]]>) [29]. Но это тоже северо-северо-восточная окраина г.Орша. Причем книга увидела свет через 16 лет, после того как был открыт первый памятник около деревень Пищалово и Гадовичи (!). Но это на северо-западной окраине г.Орша (]]>1]]>).

А каковы же результаты двух залпов батареи под г.Орша? В архивном документе ГАУ КА от 19 июля 1941 г. отмечено, что после залпа "... по вокзалу – залп накрыл район вокзала и вызвал большой пожар..." [14].  Во втором же документе от 30 марта 1942 г. по не известной причине уже не приведено никакой оценки залпа батареи по ж.д. товарной станции Орша.

В двух названных документах ГАУ КА  приводится примерно одинаковая оценка второго залпа батареи капитана И.А. Флёрова: "...по переправе – к-р 6 роты 413 сп наблюдал стрельбу и сообщил, что переправа накрыта залпом. Сведения о результатах в штабе 20 армии и штабе фронта до отъезда получить не удалось....". (]]>1]]>) [14]. И "... Командир 6 роты, не знал как выразить свой восторг результатами залпа, но конкретных результатов в штабах полка, 20 армии и Запфронта получить не удалось..."  [15]. Но по какой переправе (переправам) прозвучал второй залп батареи из этих двух документов ГАУ КА так и непонятно.

Однако, в конце этих записей в двух документах подполковник Кривошапов, сообщает  о том, что "Сведения о результатах в штабе 20 армии и штабе фронта до отъезда получить не удалось" и  аналогично " конкретных результатов в штабах полка, 20 армии и Запфронта получить не удалось".

Милютин А.А. (Россия, Город-Герой Москва) в статье «Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко)» пришел к выводу, что подполковник Кривошапов, представитель ГАУ КА, прикомандированный к батарее И.А. Флёрова, один из авторов архивного материала ГАУ КА от 19 июля 1941 г.  лично не присутствовал «…при первых залпах в Орше, т.к. в докладе есть фраза: «Сведения о результатах в штабе 20 армии и штабе фронта до отъезда получить не удалось» Т.е. информация о дате и времени залпов, приведенная в докладе, получена с чьих-то слов…» [30].

Поскольку в настоящее время не известны другие архивные материалы о результатах двух залпов батареи И.А. Флёрова под г.Орша, то в публикациях, книжных изданиях и материалах в сети Интернет присутствуют различные точки зрения и высказывания о результатах применения батареей капитана И.А. Флёрова под г.Орша систем залпового огня. Так, в своих воспоминаниях В.А. Карп сообщил, что снаряды после первого залпа  по ж. д. товарной станции Орша накрыли жилой район, прилегающий к железнодорожному вокзалу [31].

А, например, Е.В. Груль и В.Д. Кундеус в своих интервью сообщают, что этот залп поразил территорию, прилегающую к железнодорожному вокзалу [32], [33]. 

Кто из них прав? А может правы обе стороны из-за большого разброса снарядов при залпе из систем залпового огня?...

В ходе подготовки данной статьи встретился с жителем г.Орша Е.Е. Белянко,  который рассказал, что его отец вместе с родителями, проживая на улице Фурманова, в середине июля 1941 г. стали свидетелями, вероятно,  залпа батареи капитана И.А. Флёрова. Но о том, что это были «Катюши» узнали лишь потом, после войны. По словам бабушки и отца Е.Е. Белянко, они слышали взрывы и видели зарево от пожара на подъездных путях со стороны Минска.  Между, так называемым «косым переездом» (начало нынешней улицы имени К.С. Заслонова) и нынешним зданием дистанции пути железной дороги. В свои 19 лет отец Е.Е. Белянко хорошо знал район железнодорожного вокзала.  В частном секторе за пересечением улиц Молокова и Дзержинского он увидел несколько воронок размером больше, чем обычно от снарядов.

Такие же воронки, но количеством значительно большим, находились и в том месте, где они видели зарево во время взрывов между так называемым «косым переездом» и нынешним зданием дистанции пути железной дороги. В том месте советские военнопленные разгребали завалы и ремонтировали железнодорожные пути (]]>1]]>) [34].

О том, что залп батареи капитана И.А.Флёрова практически не повредил здание вокзала железнодорожной станции Орша видно из 2 снимков немецких солдат,  сделанных в 1941 году (]]>1]]>), (]]>2]]>). Около подъездных путей к зданию вокзала со стороны г.Минск на снимке немецких солдат видно одно разрушенное здание (]]>1]]>). Когда этот  снимок сделан точно не известно, но в период оккупации г.Орша с середины июля 1941 г. и по 27 июня 1944 г. В 2018 г. на сайте Министерства обороны Российской Федерации был размещен рассекреченный документ ГАУ КА от 30 марта 1942 г. Администратор сайта, не представив ссылок на архивные материалы, перед размещением этого документа сообщил, что "...Одновременно с созданием артиллерийского резерва Ставки началось формирование частей полевой реактивной артиллерии. Впервые этот вид оружия был применен на Западном фронте. Пять боевых установок БМ-13 (позднее из стали называть "Катюша") под командованием капитана И.А.Флерова дали залп по живой силе и боевой технике противника на станции Орша..." [10]. У архивных работников пытался выяснить какими материалами они руководствовались, сообщив что "... Пять боевых установок БМ-13 …" дали залп по станции Орша. Но не получил конкретного ответа. А ведь исходя из двух архивных материалов ГАУ КА во время первого залпа по ж.д. товарной станции Орша было выпущено 96 снарядов  (]]>1]]>) [14], (]]>1]]>) [15]. Следовательно, было задействовано 6, но не 5 боевых установок батареи капитана И.А. Флёрова.

Ясность в этом и в других вопросах, которые  обозначены в этой публикации мог бы внести журнал боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова. Это никак не уменьшило бы славу и значение грозного оружия, но послужило бы объективности и правдивости описания боевого пути легендарной батареи капитана И.А. Флёрова, которая своими действия прославила как создателей М-13 (БМ-13, «Катюша»), так и подвиг первых ракетчиков.

С просьбой оказать содействие в поиске этого журнала обратился в четыре учреждения Российской Федерации, занимающихся изучением военной истории. По истечении месяца от двух организаций по неизвестным мне причинам  пока так и не получил ответов. Архивная же служба Вооруженных Сил Российской Федерации в своем ответе от 26 марта 2019 г. за №350/00186 сообщила, что этого журнала в архивах министерства нет (]]>1]]>). А НИИ военной истории военной Академии Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации в своем ответе от 25 марта 2019 г. за №2/181 сообщил, что «…Научными работникамипроведен обзор и анализ газетных и журнальных публикаций, находящихся в фонде библиотеки Института. Во всех публикациях датой первого применения установок батареей капитана Флерова под Оршей авторы называют 14 июля 1941 года. При этом ссылки на документы, подтверждающие правильность этой даты, никем не приводятся…» (]]>1]]>).

Имеются предположения, что журнал боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова может находиться на хранении в архиве Центра имени Келдыша (правопреемник НИИ-3), где была разработана конструкция М-13 (БМ-13, «Катюша»), в архивах Президента Российской Федерации, ГУГБ (Главное управление государственной безопасности) НКВД, в материалах армейских особых отделов. Возможно, ссылки на место нахождения этого журнала боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова могут располагаться и в материалах при представлении его к награждению.

Надеюсь, представители Российской академической исторической науки сумеют найти возможности поиска журнала боевых действий батареи капитана И.А. Флёрова. Ведь это сумел сделать один (!) журналист (!) Н.М.Афанасьев еще в далёком 1966 году.

Работая над материалами фильма и статьи, используя материалы книг Н.М. Афанасьева, а так же представленные энтузиастами на постсоветском пространстве и  и из сети Интернет  также удалось дополнить сведения о бойцах легендарной батареи, которые приведены ниже.

Аргунов Василий Григорьевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>)

Бобров Илья Назарович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>)

Гаврилов Иван Егорович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>)

Гаcников Константин Григорьевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>)

Есенов Михаил Ильич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>,]]>19]]>)

Захаров Алексей Анисимович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>,]]>19]]>,]]>20]]>,]]>21]]>,]]>22]]>,]]>23]]>,]]>24]]>,]]>25]]>,]]>26]]>)

Каргин Александр Васильевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>)

Коннов Иван Николаевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4,]]>]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>,]]>19]]>,]]>20]]>,]]>21]]>,]]>22]]>,]]>23]]>,]]>24]]>,]]>25]]>,]]>26]]>,]]>27]]>,]]>28]]>)

Костюков Иван Фёдорович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>,]]>19]]>,]]>20]]>,]]>21]]>,]]>22]]>,]]>23]]>,]]>24]]>,]]>25]]>,]]>26]]>,]]>27]]>,]]>28]]>,]]>29]]>,]]>30]]>,]]>31]]>,]]>32]]>,]]>33]]>,]]>34]]>)

Кривошапов Александр Иванович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>,]]>19]]>,]]>20]]>)

Курганов Александр Павлович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>)

Майоров Николай Сергеевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>)

Макаров Михаил Андреевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>)

Матвеев Дмитрий Матвеевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>,]]>19]]>,]]>20]]>,]]>21]]>,]]>22]]>,]]>23]]>,]]>24]]>,]]>25]]>,]]>26]]>,]]>27]]>,]]>28]]>,]]>29]]>)

Науменко Михаил Иванович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>)

Нестеров Иван Яковлевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>)

Плисов Степан Павлович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>)

Ромашкин Анатолий Семёнович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>)

Тальников Алексей Алексеевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>)

Тюсов Алексей Иванович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>

Тютенин Василий Яковлевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>,]]>19]]>,]]>20]]>,]]>21]]>)

Флеров Иван Андреевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>)

Шитов Дмитрий Александрович (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>)

Ястребов Иван Васильевич (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>,]]>5]]>,]]>6]]>,]]>7]]>,]]>8]]>,]]>9]]>,]]>10]]>,]]>11]]>,]]>12]]>,]]>13]]>,]]>14]]>,]]>15]]>,]]>16]]>,]]>17]]>,]]>18]]>)

 

Выражаю искренние слова благодарности Сергею Викторовичу Гурову (Россия, Город-Герой Тула) за оказание существенной и предметной помощи в предоставлении ряда архивных материалов и подготовке настоящей публикации.

Так же благодарен за представленные материалы Галине Вячеславовне Зотовой (Россия, Чувашия, с. Штанаши), Елене Владимировне Дубашинской (Беларусь, д.Пищалово), Виктору Алексеевичу Васневу (Россия, Город-Герой Москва), Людмиле Анатольевне Соротокиной (Беларусь, г.Орша), Галине Алексеевне Бровкиной  (Россия, Чувашия, пос. Красные Четаи), сотрудникам фондов музейного комплекса г.Орша, Оршанского музея истории и культуры города (Беларусь, г.Орша) и Грязинской районной библиотеки (Россия, Липецкая область, г.Грязи).

_________________________________________________________________

*Здесь и далее Э.Н. – примечание Эдуарда Навогонского.

Обсуждение статьи.

Мнение Милютина А.А.

В данном письме буду упоминать одновременно фильм и статью Э.Э. Навогонского: «Оршанское эхо Катюш» http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml И поскольку статья практически зачитывается в голосовом сопровождении фильма, поэтому далее буду говорить только о статье.

В личной переписке со мной Навогонский указал: «Я внимательно ранее прочитал Ваши фундаментальные статьи. Особенно, что касалось батареи Флерова от начала ее формирования и до 14-15 июля 1941 года включительно»

Что пишет Навогонский в своей статье и говорит в фильме об использованных источниках: «Однако есть и исследователи, работающие с архивными документами (С.В. Гуров (в основном со ссылками на российские архивы) и А.А. Милютин (в основном со ссылками на немецкие архивы)».  Фраза «в основном со ссылками на немецкие архивы» по отношению к моим работам является недостоверной, т.к. в моих статьях значительно больше ссылок на российские архивы. 

Так, в статье «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» от 28.4.2014 1 170 ссылок на российские источники, из них 129 ссылок на документы ЦАМО, 6 – РГАСПИ, остальные на архивные документы, опубликованные в сети Интернет и др.источники.

В статье «Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко) от 21.10.2015» 2 27 ссылок на немецкие архивные документы NARA и 23 ссылки на документы ЦАМО. Всего по двум статьям более 158 ссылок на российские архивы и лишь 27 ссылок на NARA, соотношение примерно 6:1.

Можно ли при таком соотношении говорить о преобладании ссылок на немецкие архивные документы?

Цитируя Еременко, Навогонский опустил важные детали, а именно, Еременко в своих мемуарах говорил о применении под Рудней 15 июля дивизиона БМ-8, а не батареи БМ13, при этом батарею Флерова Еременко не упоминал совсем.

Этот миф Еременко был выявлен мной и подвергнут критике с указанием всех ошибок мемуариста в статье «Катюши на западном направлении…»

Навогонский в статье и фильме заявил, что есть всего 4 архивных документа, в которых прямо или косвенно упоминается батарея капитана И.А. Флёрова:

  • - справка №2, подписанная Аборенковым 7.07. 1941 г.
  • - архивный документ ГАУ КА за №277429с от 19.07. 1941 г. по вопросу применения реактивных установок;
  • - архивный документ ГАУ КА от 30.03. 1942 г.;
  • - Доклад Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном фронте (24.07.1941 г.) .

При этом Навогонский ни словом не обмолвился, что последний документ подробно атрибутирован по отношению к батарее Флерова мной в статье «Катюши на Западном направлении…», а в статье «Первые залпы…» события, описанные в этом документе, привязаны к 19 июля на основании немецких документов.  Но так как Навогонский вслед за Еременко, привязывает события под Рудней к 15 июля и в тоже время сознательно игнорирует известные ему мои доказательства, основанные на сопоставлении оперативных документов обеих сторон, то я и назвал его действия фальсификацией истории, о чем Навогонскому, в личной переписке было заявлено неоднократно.

Цитирую Навогонского далее:

«Но поскольку по сведениям архивного документа ГАУ КА от 30.03. 1942 г. на Западном фронте свой первый залп 25 июля 1941 г. произвела вторая прибывшая батарея под командованием лейтенанта Куна (1) [11], то можно считать, что все вышеприведённые документы, как упоминаемые в них даты, так и датируемые об их составлении до 24 июля 1941 г. (включительно), имеют отношение только к батарее капитана И.А. Флёрова» По поводу атрибуции доклада ВС Западного направления сказано в предыдущем пункте.

Здесь укажу лишь, что мной в статье «Первые залпы…» на основании сопоставления немецких и советских оперативных документов июля 1941 года было доказано, что батарея Куна была отправлена в 19-ю армию 29 июля, а первый залп сделан 30 июля.

И поскольку Навогонский заявил, что внимательно прочитал мои статьи, но при этом проигнорировал мои доказательства, я с полным правом могу заявить, что Навогонский осознанно занимается фальсификацией истории.

Что касается версий Навогонского о перемещении батареи Флерова вне позиций 73-й сд (Лепель, Новоборисов, Коханово и пр).

Навогонский полностью игнорирует доклад Кривошапова, в котором прямо сказано, что батарея направлена в расположение 73-й сд. 73-я сд была подчинена 20-й армии, которая, согласно директиве №16 штаба фронта от 4 июля занимала линию Бешенковичи, Сенно, Моньково, Орша, Шклов. Причем 73-я сд никуда не выдвигалась с этой линии с 4 по 13 июля, а т.к. батарея была направлена в 73-ю сд, которая несла ответственность за ее безопасность, то и батарея не могла без приказа фронта оставить позиции 73-й сд.

Относительно первого залпа батареи Флерова мною была написана отдельная глава в статье «Первые залпы…», в которой показано, что залпа 14 июля не могло быть ни с восточного, ни с западного берега Оршицы (район Пищалово – Гадовичи), т.к. 73-я сд оставила район Орши и ушла к Минскому шоссе, где заняла позиции на дороге Орша – Витебск, блокируя возможный выход немцев на автомагистраль. А в районе между реками Оршицей и Днепром от Орщи и до Аннибаловых (11 км севернее Орши) действовала разведка 17-й тд противника. Максимальная дальность стрельбы орудий 8 км, поэтому с расстояния превышающего 11 км стрельба по Орше была невозможна. А 13 июля залпы по Орше и временной переправе через Днепр могли быть выполнены только с восточного берега Оршицы, т.к. именно эти позиции заняла в ночь с 12 на 13 июля 73-я сд. На западном же берегу Оршицы наших частей уже не было. Кроме того, в донесении Кривошапова от 19 июля сказано, что «к-р 6 роты 413 сп (73-й сд, А.М.) наблюдал стрельбу», а это значит, что 73-я сд находилась еще на позициях в районе Орши и это было только 13 июля.

Таким образом, 13 июля стрельба из района Пищалово – Гадовичи была невозможна.

Обо всем этом я неоднократно писал и говорил Навогонскому. Также ему было предложено представить оперативные документы, которые бы подтверждали любое его утверждение. Однако, никаких документов представлено не было.

С уважением

Милютин Александр Анатольевич 8.7.2019

  1.  А.Милютин текст статьи в 4-х частях по ссылке ]]>http://aldr-m.livejournal.com/8509.html]]>
  2.  А.Милютин текст статьи по ссылке ]]>http://aldr-m.livejournal.com/14066.html]]>

Ответ А.А.Милютину на его размышления о «фальсификации истории» Э.Э.Навогонским. 

А.А. Милютину и всем, кто познакомится с моими ниже приведенными рассуждениями история которых такова. После написания статьи (http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml) и монтажа первых 9 минут фильма (]]>https://www.youtube.com/watch?v=h_VVqd5PRLE]]>)  с одинаковым названием «Оршанское эхо «Катюш» А.А. Милютин  на страницах моей переписки с энтузиастами и организациями которые помогали собирать материал по батарее капитана И.А. Флёрова, назвал меня «фальсификатором истории». Однако, даже после пятикратных просьб в переписке он не представлял свои аргументы, которые должен был бы иметь на момент этого его обвинения. После размещения в сети Интернет названного фильма, уже шестой раз в комментариях к фильму обратился к А.А. Милютину представить его аргументы. Лишь после этого, более месяца тому назад,  в комментариях к фильму  А.А. Милютин сообщил, что он напишет рецензию на названные статью и фильм о моих «фантазиях».  Заметьте, уже речь идет не о «фальсификации истории», а о моих «фантазиях». А это два разных понятия, несущие совершенно разную смысловую нагрузку.  Наконец 5 июля А.А. Милютин в личной переписке прислал мне свои размышления, озаглавив их как «Ответ». Однако я не понял о чем ответ и на какие мои вопросы, если шла речь о представлении аргументов  А.А. Милютиным относительно им высказанного утверждения о моей «фальсификации истории». Причем, А.А. Милютин этот  его «Ответ» предложил мне опубликовать там, где посчитаю возможным.  А.А. Милютину сообщил, что поскольку он меня назвал «фальсификатором истории», то сам и должен их располагать в сети Интернет или рассылать. Это он и сделал в переписке с 50 адресатами. Так же этот его «Ответ» был расположен и на форуме 76 полка НКВД и бронепоезда (]]>http://voenspez.ru/index.php?topic=1752.msg455539#msg455539]]>). 
        Привожу дословно вышеназванный "Ответ" А.А. Милютина: "В данном письме буду упоминать одновременно фильм и статью Э.Э. Навогонского:«Оршанское эхо Катюш» http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml   И поскольку статья практически зачитывается в голосовом сопровождении фильма, поэтому далее буду говорить только о статье.
    В личной переписке со мной Навогонский указал: «Я внимательно ранее прочитал Ваши фундаментальные статьи. Особенно, что касалось батареи Флерова от начала ее формирования и до 14-15 июля 1941 года включительно»

Что пишет Навогонский в своей статье и говорит в фильме об использованных источниках:«Однако есть и исследователи, работающие с архивными документами (С.В. Гуров (в основном со ссылками на российские архивы) и А.А. Милютин (в основном со ссылками на немецкие архивы)» Фраза «в основном со ссылками на немецкие архивы» по отношению к моим работам является недостоверной, т.к. в моих статьях значительно больше ссылок на российские  архивы.  Так, в статье «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» от 1  28.4.2014 170 ссылок на российские источники, из них 129 ссылок на документы ЦАМО, 6 – РГАСПИ, остальные на архивные документы, опубликованные в сети Интернет и др.источники.

   В статье «Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, 2  Денисенко, Небоженко) от 21.10.2015»   27 ссылок на немецкие архивные документы  NARA и 23 ссылки на документы ЦАМО.  Всего по двум статьям более 158 ссылок на российские архивы и лишь 27 ссылок на NARA, соотношение примерно 6:1.

    Можно ли при таком соотношении говорить о преобладании ссылок на немецкие  архивные документы?
    Цитируя Еременко, Навогонский опустил важные детали, а именно, Еременко в своих  мемуарах говорил о применении под Рудней 15 июля дивизиона БМ-8, а не батареи БМ-13, при этом батарею Флерова Еременко не упоминал совсем. Этот миф Еременко был выявлен мной и подвергнут критике с указанием всех ошибок мемуариста в статье «Катюши на западном направлении…»

      Навогонский в статье и фильме заявил, что есть всего 4 архивных документа, в которых прямо или косвенно упоминается батарея капитана И.А. Флёрова:

- справка №2, подписанная Аборенковым 7.07. 1941 г.

- архивный документ ГАУ КА за №277429с от 19.07. 1941 г. по вопросу применения  реактивных установок;

- архивный документ ГАУ КА от 30.03. 1942 г.;

- Доклад Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об

обстановке на Западном фронте (24.07.1941 г.) .

При этом Навогонский ни словом не обмолвился, что последний документ подробно

атрибутирован по отношению к батарее Флерова мной в статье «Катюши на Западном направлении…», а в статье «Первые залпы…» события, описанные в этом документе, привязаны к 19 июля на основании немецких документов. Но так как Навогонский вслед за Еременко, привязывает события под Рудней к 15 июля и в тоже время сознательно игнорирует известные ему мои доказательства, основанные на  сопоставлении оперативных документов обеих сторон, то я и назвал его действия фальсификацией истории, о чем Навогонскому, в личной переписке было заявлено  неоднократно.

      Цитирую Навогонского далее: «Но поскольку по сведениям архивного документа ГАУ КА от 30.03. 1942 г. на Западном  фронте свой первый залп 25 июля 1941 г. произвела вторая прибывшая батарея под  командованием лейтенанта Куна (]]>1]]>) [11],  то можно считать, что все вышеприведённые документы, как упоминаемые в них даты, так и датируемые об их составлении до 24  июля 1941 г. (включительно), имеют отношение только к батарее капитана И.А. Флёрова» По поводу атрибуции доклада ВС Западного направления сказано в предыдущем пункте. Здесь укажу лишь, что мной в статье «Первые залпы…» на основании сопоставления  немецких и советских оперативных документов июля 1941 года было доказано, что  батарея Куна была отправлена в 19-ю армию 29 июля, а первый залп сделан 30 июля. И поскольку Навогонский заявил, что внимательно прочитал мои статьи, но при этом проигнорировал мои доказательства, я с полным правом могу заявить, что Навогонский  осознанно занимается фальсификацией истории. Что касается версий Навогонского о перемещении батареи Флерова вне позиций 73-й сд  (Лепель, Новоборисов, Коханово и пр).   Навогонский полностью игнорирует доклад Кривошапова, в котором прямо сказано, что батарея направлена в расположение 73-й сд.  73-я сд была подчинена 20-й армии, которая, согласно директиве №16 штаба фронта от 4  июля занимала линию Бешенковичи, Сенно, Моньково, Орша, Шклов. Причем 73-я сд  никуда не выдвигалась с этой линии с 4 по 13 июля, а т.к. батарея была направлена в 73-ю сд, которая несла ответственность за ее безопасность, то и батарея не могла без приказа фронта оставить позиции 73-й сд.     Относительно первого залпа батареи Флерова мною была написана отдельная глава в статье «Первые залпы…», в которой показано, что залпа 14 июля не могло быть ни с восточного, ни с западного берега Оршицы (район Пищалово – Гадовичи), т.к. 73-я сд  оставила район Орши и ушла к Минскому шоссе, где заняла позиции на дороге Орша –  Витебск, блокируя возможный выход немцев на автомагистраль. А в районе между  реками Оршицей и Днепром от Орщи и до Аннибаловых (11 км севернее Орши) действовала разведка 17-й тд противника. Максимальная дальность стрельбы орудий 8 км, поэтому с расстояния превышающего 11 км стрельба по Орше была невозможна.

     А 13 июля залпы по Орше и временной переправе через Днепр могли быть выполнены только с восточного берега Оршицы, т.к. именно эти позиции заняла в ночь с 12 на 13  июля 73-я сд. На западном же берегу Оршицы наших частей уже не было. Кроме того, в донесении Кривошапова от 19 июля сказано, что «к-р 6 роты 413 сп (73-й сд, А.М.)  наблюдал стрельбу», а это значит, что 73-я сд находилась еще на позициях в районе Орши и это было только 13 июля.

     Таким образом, 13 июля стрельба из района Пищалово – Гадовичи была невозможна. Обо всем этом я неоднократно писал и говорил Навогонскому. Также ему было предложено представить оперативные документы, которые бы подтверждали любое его  утверждение. Однако, никаких документов представлено не было.

С уважением, Милютин Александр Анатольевич

8.7.2019

1 А.Милютин текст статьи в 4-х частях по ссылке ]]>http://aldr-m.livejournal.com/8509.html]]>

2 А.Милютин текст статьи по ссылке ]]>http://aldr-m.livejournal.com/14066.html"]]>
     

Поскольку,  А.А. Милютин в комментариях к фильму обещал написать рецензию, то 10 июля ему написал напоминание о его рецензии. 25 июля  в личной переписке сообщил А.А. Милютину о том, что если в сети Интернет не будет опубликована им обещанная рецензия, то 10 августа в сети Интернет,  как в  комментариях к фильму, к видеосюжету о презентации этого фильма (]]>https://www.youtube.com/watch?v=27y6w_bIeZg]]>), а так же и на форуме 76 полка и бронепоезда НКВД (]]>http://voenspez.ru/index.php?topic=1752.msg455539#msg455539]]>).   размещу свои размышления. На сегодняшний день  А.А. Милютин так и не представил свои аргументы моей,  как он выразился «фальсификации истории», как и не  увидела свет им обещанная рецензия. Поэтому вынужден использовать лишь написанный мне А.А. Милютиным «Ответ».  Что и делаю.

 Александр Анатольевич и все кто прочитает эти размышления сообщаю, что, являясь всего лишь краеведом, сообщаю, что  главная цель названных выше и статьи и видеофильма является мое желание обозначить  выявленные на сегодняшний день еще «белые пятна»  в боевой истории батареи капитана И.А. Флёрова БЕЗ КАКИХ ЛИБО УТВЕРЖДЕНИЙ И ВЫВОДОВ, лишь, представив собранный материал, для размышлений и дальнейших поисков архивных документов и других материалов тем, кто искренне заинтересован подойти к объективной оценке событий и фактов.  На мой взгляд, сегодня «белыми пятнами» в боевой истории первой легендарной батареи полевой реактивной артиллерии является:

  • дата двух залпов батареи под г.Орша;
  • места (или место) огневых (или огневой) позиции (или позиций) батареи при двух залпах под г.Орша;
  • уточнение сведений о втором залпе батареи под г.Орша. По какой переправе или переправам был произведен этот залп - по переправе только через р.Днепр или по переправам через р.Днепр и р.Оршицу, или только по переправе через р.Оршица?;
  • результаты двух залпов батареи под г.Орша;
  • вероятность использования командованием Западного фронта батареи при двух контрударах в направлении на г.Борисов и на Лепель-Сенно?
    Повторюсь. Ни по одному из вышеназванных на сегодняшний день «белых пятен» в истории батареи я не делал никаких выводов, а только представил имеющиеся архивные документы, печатные и книжные издания, а так же воспоминания очевидцев. Так, это, по мнению А.А.Милютина, и является моей «фальсификацией истории» батареи капитана И.А. Флёрова во время ее пребывания на Западном фронте с 28 июня по 14 или 15 июля 1941 г.!  Считаю, что заявление А.А. Милютина о моей «фальсификации истории»  является абсурдным, нелогичным, предвзятым и безосновательным. Ниже обосную эти мои утверждения.
    Кроме вышеприведенного высказывания о том, что я ни в статье, ни в фильме на основе собранных материалов, не делаю никаких выводов, а лишь представляю для размышлений собранный материал и в некоторых случаях выдвигаю свои ВЕРСИИ, сообщу, что по состоянию на сегодняшний день, после собранного материала и его анализа у меня в корне изменилось отношение к А.А.  Милютину как к объективному исследователю, глубоко знающему изучаемый вопрос, Поэтому в статье и в фильме не использовал некоторые выводы, сделанные А.А. Милютиным в своих статьях не основанные на даже доступных российских архивных материалах. Почему изменилось мое мнение об объективности подходов при его анализе рассматриваемых им материалов? Постараюсь привести свои доводы. Да, действительно, 23 декабря 2018 г., когда только начал заниматься сбором материалов для будущего фильма в сети Интернет выяснил, что, на мой взгляд, С.В. Гуров и А.А. Милютин являются единственными, кто в своих публикациях опираются и на архивные материалы. И в этом в настоящее время убежден. Именно поэтому на тот момент считал, что две работы А.А. Милютина являлись фундаментальным исследовательским трудом. Но…  Насколько объективен А.А. Милютин при использовании доступных российских архивных материалов? По мере сбора материалов и его анализа пришел к выводу, что А.А. Милютин при освещении боевого пути батареи капитана И.А. Флёрова в первые две недели ее пребывания на Западном фронте подошел предвзято, проигнорировав архивный документ В.В.  Аборенкова от 7 июля 1941 г., а так же не желает, в связи с появлением новых материалов, пересмотреть свои КАТЕГОРИЧНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ.
     Так, изучая российские архивные материалы, А.А. Милютин лишь по понятным ему причинам «не заметил» ряд важных моментов, отряженных в справке В.В. Аборенкова от 07.07.1941 г., касающихся батареи капитана И.А. Флёрова,в течение 7 месяцев игнорирует рассекреченный в ноябре 2018 г. доклад А.И. Кривошапова от 30 марта 1942 г., а так же ранее записанные воспоминания живых флёровцев, представленные в фильме «Первый залп»(«Беларусьфильм», 1966 г.) и в двух книгах Н.М. Афанасьева, мной записанные видеоинтервью жителей г.Орша и Оршанского района, очевидцев первого залпа батареи под г.Орша,  которые представлены в статье и в фильме с общим названием «Оршанское эхо «Катюш». Свои же УТВЕРДИТЕЛЬНЫЕ, но не предположительные выводы относительно боевой истории батареи капитана И.А. Флёрова в первые две недели ее пребывания на Западном фронте, основанные в основном на анализе немецких архивов (анализ приведу ниже),  считает «истиной в последней инстанции», не допуская даже мысли о своей непогрешимости. Но это пока общие слова, как, предполагаю, считает А.А. Милютин,  А теперь факты в подтверждение моих слов.
     Вероятно, у А.А.  Милютина стало привычкой, а может такой выработался и метод подхода к анализу известных советских и российских как архивных материалов, так книжных изданий и воспоминаний очевидцев, что из них выбирает то, что его устраивает при окончательных,  подчеркну вновь, УТВЕРДИТЕЛЬНЫХ ВЫВОДАХ. И игнорирует то, что не вписывается в его, как считаю, предвзятую оценку событий и фактов.  Несколько примеров. Так, в статье «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун»он не менее 10 раз или упоминает, или ссылается на В.В. Аборенкова.  И в тоже время  игнорирует сведения В.В. Аборенкова из справки № 2 от 7 июля 1941 г. в которой сообщается, что вместе с батареей на фронт отправлено около 600 выстрелов из всех отправленных 1500 снарядов (]]>1]]>). Маловероятно, что А.А.  Милютин с этой справкой не был знаком перед написанием своих статей, потому что в конце вышеназванной статьи в разделе «Источники» под  №, № 15, 31 приводит книгу: «Ракетные пусковые установки в Великой Отечественной войне. О работе в годы войны СКБ при московском заводе “Компрессор”//А.Н. Васильев, В.П.Михайлов. – М.: Наука, 1991». А ведь именно в этой книге на странице 17 (]]>1]]>) сообщается о вышеназванной справке В.В. Аборенкова, где говорится о 600 выстрелах, отправленных на фронт вместе с батареей.  А.А. Милютин может возразить, что эту книгу он не смотрел, а лишь познакомился с некоторыми ее страницами по проведенной в "Источнике" ссылке. Если это так, то, как говорят «ноль цена» такому военному исследователю. Может эту книгу было сложно найти, проживая в г.Москва? Допустим. Но тогда, что ему мешало обратиться с просьбой выслать машинописный вариант этой справки к С.В. Гурову, который, работая в ЦА МО, изучил ее содержание? Я, например, так и сделал, поскольку не имел возможностей познакомиться с этой книгой или посетить ЦА МО.  А ведь, например, с получением фрагментов из  книги «Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне» На правах рукописи. М.: 1955» А.А.  Милютин так и сделал, обратившись к С.В.  Гурову, который и выполнил его просьбу. Эти сведения приведены в разделе «Источники» под №, №  7, 9, 38, 154 статьи «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 4 из 4». Ну и самый простой вариант – изучить эту справку лично, работая в ЦА МО. Но это в том случае, если А.А. Милютина интересовало полное содержание этой справки В.В. Аборенкова. Поэтому делаю вывод, что, вероятнее всего, А.А. Милютин не указывает полное содержание этой справки В.В. Аборенкова потому, что  сведения о направлении батареи на фронт вместе с 600 выстрелами не вписываются в его, неизвестно откуда взятую цифру о наличии в батарее капитана И.А. Флёрова не 600 снарядов, а придуманное им количество 896 выстрелов (или снарядов). Причем эту цифру 896 снарядов А.А. Милютин приводит без ссылок на какие либо архивы или даже воспоминания очевидцев. Если у него имеются оперативные или архивные документы о наличии в батарее 896 снарядов, то, пожалуйста, пусть их представит научному сообществу и энтузиастам, изучающим боевую историю батареи капитана И.А. Флёрова. А если документов нет и эти 896 снарядов А.А.  Милютин придумал сам, приведя в статье свои УТВЕРДИТЕЛЬНЫЕ расчеты, то уже я мог бы назвать А.А. Милютина, мягко говоря, не объективным военным исследователем.  Но хотелось бы, чтобы об этом высказались представители академической военно-исторической науки и энтузиасты, изучающие боевую историю батареи капитана И.А. Флёрова. Я на себя эту роль не беру. Всего лишь краевед…
    В свою очередь, А.А. Милютин вот уже более 7 месяцев игнорирует и сведения из рассекреченного в ноябре прошлого года отчета от 30 марта 1942 г. подполковника А.И.  Кривошапова, представителя  ГАУ КА о том, что с батареей И.А. Флёрова на фронт убыло 600 снарядов (]]>1]]>)! А ведь о количестве 600 снарядов, находящихся в батарее перед оправкой на фронт уже сообщило 2 человека! Причем эти сведения хранятся в российских АРХИВНЫХ материалах!!! Разве это не игнорирование российских архивов?
     На мое сообщение, отправленное А.А. Милютину 24 декабря 2018 г о том, что А.И. Кривошапов так же назвал 600 снарядов, отправленных на фронт вместе с батареей И.А. Флёрова, он ответили, что «….Текст донесения Кривошапова от 20 марта 42 г, это фантазия на тему. В архиве я его не видел,…». А кто помешал ему этот документ посмотреть в архиве? Да и посещать архив не следует. Достаточно было выйти по ссылке ]]>http://74rvia.mil.ru/]]> и познакомиться с этим документом. В свое время это я и сделал, сообщив ему о публикации на сайте МО РФ названного рассекреченного отчета А.И. Кривошапова. А.А. Милютин вместо того, чтобы познакомиться с этим отчетом, нашел свой аргумент, чтобы его проигнорировать, вероятно, подчеркнув непрофессионализм исполнителя: «…В батарее Флерова было 8 залпов, это 896 выстрелов, а не 600, про   которые написал Кривошапов. Ему простительно, т.к. он метеоролог…». Вот так-то окончательно и без возражений твердая позиция А.А. Милютина на сведения, хранящиеся в материалах ЦА МО РФ! ПОЛНЕЙШЕЕ игнорирование российских архивов! Таким образом, в данном случае о количестве снарядов в батарее капитана И.А. Флёрова при отправке на фронт  А.А. Милютин  проигнорировал сведения российских документов. Поэтому я и допустил неточность, отметив, что А.А. Милютин в основном работает с немецкими архивами, не указав, что это касается его рассмотрения боевой истории батареи капитана И.А. Флёрова в первые две недели пребывания батареи на Западном фронте, а не в целом по полному содержанию двух статей А.А. Милютина. Эту мою неточность в статье «Оршанское эхо «Катюш» уже  устранил, Однако мое понимание того, что он в ряде случаев в своих УТВЕРДИТЕЛЬНЫХ выводах игнорирует материалы  российских архивов, пока у меня сохраняется.  
    Кроме эмоциональной окраски  в двух выше приведенных оценках личности А.И. Кривошапова, я ни в личной переписке, ни в статьях А.А. Милютина не нашел ни одного аргумента, подтверждающих его утверждение о том, что в батарее капитана И.А.Флёрова было 896 снарядов. Может я не прав? Пусть рассудит научное академическое сообщество военных историков и энтузиастов, занимающихся изучением боевого пути батареи капитана И.А. Флёрова. А чтобы им легче было понять суть вопроса, прошу Вас, Александр Анатольевич представить архивные материалы или как Вы нередко повторяете «оперативные документы» о наличии в батарее 896 снарядов при ее направлении на фронт, а не Ваши расчеты.
       Я как и А.А. Милютинтак в своих статье и в фильме «Оршанское эхо «Катюш» привел расчеты относительно использования батареей капитана И.А. Флёрова 1500 выстрелов (снарядов), основываясь на вышеприведенной справке №2 В.В. Аборенкова, двух отчетах А.И. Кривошапова, книге Н.М.Афанасьева и  Докладе Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном фронте от 24.07.1941 г. (]]>1]]>).  Но в очередной раз повторюсь – лишь для поиска аргументов, подтверждающих высказывание И.Н. Коннова, командира боевой установки батареи капитана И.А. Флёрова о 4 залпах батареи перед г.Орша (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>) и моей пока ВЕРСИИ, но не УТВЕРЖДЕНИЯ, возможного использования батареи капитана И.А. Флёрова командованием Западного фронта во время проведения двух контрударов в направлении на г.Борисов и Лепель-Сенно. Вот в этом-то и состоит разница наших подходов в использовании архивных российских документов и воспоминаний участников событий.  А.А. Милютин  при своих выводах использует УТВЕРДИТЕЛЬНУЮ форму своих выводов, я же пока только ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНУЮ оценку ситуации.
     Жаль, что с оценкой А.А. Милютина о профессионализме А.И. Кривошапова не знакомы его дети и внуки. Иначе бы А.А. Милютину  пришлось пообщаться с ними, вступив, вероятно, в неприятный диалог. Наверное, Александр Иванович уже покоится на том свете, поэтому вынужден защитить его и честь и профессионализм, приведя доступные мне документы о нем. Так на сайте «Память народа» по ]]>ссылке]]> можно познакомиться с наградными материалами вначале подполковника, а затем и полковника А.И. Кривошапова,  из которых известно, что он в годы войны был награжден 4 орденами, Первых два ордена получил, возглавляя метеорологическую службу ГАУ КА, а последующие два ордена, уже участвуя непосредственно в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны, являясь командиром 14 Гвардейской пушечной артиллерийской бригады. Причем с 1922 г. обучался в Киевской артиллерийской школе.  Вот так-то Александр Анатольевич. На мой взгляд,  следите за своими оценками, которые Вы даете людям в угоду своим утверждениям, не зная их судьбу и их профессионализма.
     В угоду своего УТВЕРЖДЕНИЯ о наличии в батарее капитана И.А. Флёрова 896 снарядов при ее отправке на фронт, А.А. Милютин поставил под сомнение профессионализм А.И  Кривошапова, голословно обвинив его в некомпетентности, не приведя при этом НИКАКИХ доказательств. Почему? Наверное, лишь только потому, что это разрушает его УТВЕРЖДЕНИЕ, которое выкладывает как «железобетонное» доказательство. Это так же может  свидетельствовать об «объективности» А.А. Милютина при рассмотрении боевого пути батареи капитана И.А. Флёрова в период с 28 июня по 14 или 15 июля 1941 г.
   Посмотрите, какая непоследовательность в подходах при оценке и использовании некоторых цитируемых А.А. Милютиным материалов. Несмотря на вышеприведенные нелестные отзывы о личности А.И. Кривошапова и игнорирование некоторых его сведений в отчете от 19 июля 1941 г., А.А. Милютин, тем не менее, использует этот отчет в своем "Ответе".  Он пишет, «…Что касается версий Навогонского о перемещении батареи Флерова вне позиций 73-й сд (Лепель, Новоборисов, Коханово и пр). Навогонский полностью игнорирует доклад Кривошапова, в котором прямо сказано, что батарея направлена в расположение 73-й сд. 73-я сд была подчинена 20-й армии…». Удивительно, как в А.А. Милютине уживается такая двойственность подходов к оценке сведений в отчете составленном А.И. Кривошаповым? В одном случае он отрицает объективность документов А.И. Кривошапова. В других случаях наоборот – использует фрагменты его документов!
       В свою очередь, в статье «Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко)» А.А. Милютин пришел к категоричному выводу, что  «…из доклада(Э.Н. – доклада А.И. Кривошапова от 19.07.41 г.) следует, что Алексеев и Кривошапов лично не присутствовали при первых залпах в Орше…».Действительно, Алексеев не мог присутствовать при залпах батареи под г.Орша, так как в архивных известных материалах не указано о его присутсвии в батареи капитана И.А. Флёрова. Но А.И. Кривошапов к этому воинскому подразделению  был прикреплен с 28 июня по 17 июля 1941 г. А уверенность в том, что А.И. Кривошапов не присутствовал при залпах батареи опять же свидетельствует о категоричности выводов А.А. Милютина.  Я,  например, лишь допускаю такую возможность. Но, не имея конкретных доказательств, не смею этого утверждать. Вот в этом-то, подчеркну в очередной раз,  и состоит мое с Вами, Александр Анатольевич главное отличие в подходах при анализе имеющихся материалов по батарее капитана И.А.Флёрова в первые две недели ее пребывания на Западном фронте!
      Но вернемся к цитируемому А.А. Милютиным фрагменту доклада от 19.07.1941 г. в котором он сообщает, что   «…Навогонский полностью игнорирует доклад Кривошапова, в котором прямо сказано, что батарея направлена в расположение 73-й сд. 73-я сд была подчинена 20-й армии…».  Давайте рассмотрим насколько правдиво это утверждение. Изволю полностью процитировать эту фразу из названного отчета А.И. Кривошапова: «…6.7.41 г. в 5.ч.30м. батарея выступила для занятия боевого порядка, на 502 км магистрали Москва-Минск, в системе обороны 73 сд, 20 армии. Изучение обстановки на участке дивизии показало, что использование батареи на этом участке нецелесообразно. По твердому настоянию батарея была отправлена на участок 18 и 73 сд для прикрытия г.Орши. 14.7.41 г. в 15ч.15м. был дан первый залп…». Итак, заметим, что 6 июля «батарея выступила для занятия боевого порядка, на 502 км магистрали Москва-Минск, в системе обороны 73 сд…»(1В приложении это файл "05A_Фрагменты Документ ГАУ КА от 19 июля 1941 Кривошапов и Алексеев").Да, «…в системе обороны 73 сд…), то есть в районе расположения 73 сд. Но ведь не сказано, что батарея поступила в подчинение 73 сд!  Таким образом, Александр Анатольевич, согласитесь, что батарея по этой записи А.И. Кривошапова ну никак не могла  в это время находиться в подчинении у 73 сд. Да и Вы, вспомните,  что в статье «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 2 из 4»читателям сообщили о том, что «…Первое встретившееся мне упоминание батареи Флерова находится в Боевом расписании частей ЗапФ на 13.07.41 [29]: «8. части подчиненные фронту и резерв фронта: … особая батарея реактивного действия – на фронте р-на Орша» В состав 20А батарея Флерова вошла между 13 и 20 июля, а не 4 июля как ныне принято считать, т.к. в донесении о численном и боевом составе 20А она появляется только 20.07.41…». Насколько понял, суть этих выводов состоит в том, что, по крайней мере, до 13 июля 1941 г. батарея капитана И.А. Флёрова была фронтового подчинения. В состав же 20 А, но не 73 сд  и не 18 сд, она вошла между 13 и 20 июля 1941 г. В свою очередь, надеюсь, Вы знаете, что любое воинское подразделение в случае необходимости, командованием Западного фронта оперативно переподчинялось. Но по батарее капитана И.А.Флёрова пока таких документов не найдено. Может они имеются у Вас? Так поделитесь для более объективной оценки боевого пути первой батареи реактивных установок. И вот Вам задаю вопрос: «Почему же Вы это воинское подразделение привязываете к 73 сд, игнорируя свои же выводы?». Дальше эту мысль не развиваю. Думаю каждый, кто прочитает вышеизложенные мои пояснения, вполне поймет и здесь несостоятельность аргументов А.А. Милютина, обвиняя меня, как он выразился, в «фальсификации истории».
     Перед тем как рассмотреть мою версию о возможном применении батареи капитана И.А .Флёрова во время двух контрударов Западного фронта на г.Борисов и Лепель-Сенно, в чем меня «уличает» А.А. Милютин, позволю небольшое отступление.
   В личной переписке, А.А. Милютин утверждал, что все его выводы основаны на анализе «оперативных документов». Давайте рассмотрим. Так ли это?
     По ]]>ссылке]]> познакомился с его рецензией на статью Ильи Черкасова, где А.А. Милютин  автору публикации разъясняет следующее: «…А чтобы у Ильи не было иллюзий по поводу того, кто командовал 1-й батареей 42-го оад, процитирую записанные Афанасьевым воспоминания лейтенанта Костюкова Ивана Федоровича, попавшего в плен и дожившего до освобождения…». Александр Анатольевич, заметьте, Вы ссылаетесь на Н.М. Афанасьева. Это первое.
      Второе. В статье «Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко)» при анализе боевого пути батареи капитана И.А. Флёрова (с 28 июня по 14 или 15 июля 1941 г),  где в основном А.А. Милютин использует сведения немецких архивов (9 ссылок на немецкий архив и лишь 4 ссылки на российский архив, игнорируя отчет В.В. Аборенкова от 07.07.1941 г.), кроме оперативных документов, приводит, например,  воспоминания семи или восьмилетнего В.А. Карпа о том, что первый залп под г.Орша накрыл территорию жилого района, прилегающего к ж. д. вокзалу. Причем на приведенной схеме в этой статье он УТВЕРДИТЕЛЬНО указал и место падения снарядов батареи в районе жилого района частной застройки, прилегающей к ж. д. товарной станции Орша, не отметив, что это по воспоминаниям В.А. Карпа.  Но тогда почему А.А. Милютин игнорирует интервью Е.Е. Белянко, который сообщил, что по воспоминаниям его отца, действительно, в районе жилого района прилегающего к ж. д. товарной станции Орша он обнаружил незначительное число больших воронок. Основное же количество таких воронок после залпа, который он наблюдал, отец Е.Е. Белянко увидел на подъездных путях к вокзалу со стороны г.Минска.  А ведь отцу Е.Е. Белянко в июле 1941 г. было уже 19 лет! (]]>1]]>). А теперь вернемся к обвинении. меня в «фальсификации истории», приведя полное высказывание А.А. Милютина «…Что касается версий Навогонского о перемещении батареи Флерова вне позиций 73-й сд (Лепель, Новоборисов, Коханово и пр). Навогонский полностью игнорирует доклад Кривошапова, в котором прямо сказано, что батарея направлена в расположение 73-й сд. 73-я сд была подчинена 20-й армии, которая, согласно директиве №16 штаба фронта от 4 июля занимала линию Бешенковичи, Сенно, Моньково, Орша, Шклов. Причем 73-я сд никуда не выдвигалась с этой линии с 4 по 13 июля, а т.к. батарея была направлена в 73-ю сд, которая несла ответственность за ее безопасность, то и батарея не могла без приказа фронта оставить позиции 73-й сд».
      Во-первых. сам того не заметив, А.А. Милютин сообщил о моей ВЕРСИИ (не о «фальсификации истории», в чем пытается меня обвинить) возможного использования батареи капитана И.А. Флёрова в двух контрударах Западного фронта на Борисов и Лепель-Сенно.
      Во-вторых. Действительно, я рассмотрел ВЕРСИЮ, повторив дважды это слово в статье. Сделал это только для А.А. Милютина. Как говорят: «Повторение – мать учения». Но эта поговорка применительно к нему оказалась бессильной.  И она, эта ВЕРСИЯ, как считаю, имеет право на жизнь, несмотря на то, что в личной переписке 25 декабря 2018 г. А.А. Милютин сообщил мне, что «…Ваше личное мнение (Э.Н.-мнение Навогонскиго) научное сообщество не интересует….». Вот так-то. Взял и сразу «рубанул» от имени всего «научного сообщества». Какаякатегоричность и, на мой взгляд, самоуверенность в своей правоте сказанного от имени ВСЕГО (!) «научного сообщества». Мне кажется, что это тоже еще один штрих к характеру А.А. Милютина.
   А теперь позволю А.А. Милютину задать два вопроса. Первый. Почему он в своих рассуждениях использует материал журналиста Н.М. Афанасьева, который он привел в своей вышеназванной рецензии, но не принимает схему боевого пути батареи капитана И.А.Флёрова, приведенную в книге Н.М. Афанасьева «Подвиг первых ракетчиков» (Г.Чебоксары, 1972 г.)? А ведь на этой схеме самым западным населенным пунктом обозначен г.Борисов (]]>1]]>)! Значит, по мнению Н.М. Афанасьева в том районе батарея все же была! Причем, на этой схеме видно, что  батарея, возвращаясь в г.Орша,  должна было перемещаться и через г.Толочин и через пос. Коханово, где по воспоминаниям И.Н. Коннова был произведен один из 4 залпов батареи, предшествующих двум залпам под г.Орша . Я, как и А.А. Милютин,  сослался на Н.М. Афанасьева, использовав его схему, как ОДИН ИЗ НЕСКОЛЬКИХ АРГУМЕНТОВ для обоснования своей ВЕРСИИ (но не утверждения) использования этого воинского подразделения при нанесении контрударов в направлении на Борисов и Лепель-Сенно.
     Второй вопрос. Если А.А. Милютин в своей статье сослался на воспоминания 7-8 летнего  В.А. Карпа, о чем указал ранее, то почему А.А. Милютин до сих пор игнорирует воспоминания И.Н. Коннова,  бывшего командира огневой установки батареи капитана И.А. Флёрова и вполне зрелого человека о том, что до боевого применения батареи под г.Орша, она произвела ранее 4 залпа? А ведь эти воспоминания И.Н. Коннова были опубликованы в третьем номере журнала «Военные знания» еще в далеком 1962 году и расположены в сети Интернет в открытом доступе по ]]>ссылке]]>! Странно, что об этих воспоминаниях А.А. Милютин умолчал. Могу предположить, что эти воспоминания либо не вписались в его УТВЕЖДЕНИЕ о наличии в батарее капитана И.А. Флёрова 896 снарядов, либо А.А. Милютин не был знаком с воспоминаниями И.Н. Коннова. Тогда, как говорят: «Ноль цена» такому исследователю.
       Двойные стандарты, двойные подходы… Александр Анатольевич, подумайте над только что сказанным и попытайтесь трезво оценить свои подходы  при анализе всех имеющихся материалов, а не выбирая только те, что вписываются в Ваши утверждения. Только тогда пойму Вас я и, вероятно, другие, кто будет читать эти мои размышления.
    Такая же двойственность, как мне кажется, А.А. Милютина проявляется и в других моментах описания боевого пути батареи капитана И.А.Флёрова в первые две недели ее пребывания на Западном фронте,  извлекая из документов и материалов то, что вписывается в его УТВЕРЖДЕНИЯ и игнорируя из этих же документов и материалов другие факты, которые противоречат его УТВЕРЖДЕНИЯМ.
    А.А. Милютин, обращаясь ко мне, пишет, что «Относительно первого залпа батареи Флерова мною была написана отдельная глава в статье «Первые залпы…», в которой показано, что залпа 14 июля не могло быть ни с восточного, ни с западного берега Оршицы (район Пищалово – Гадовичи), т.к. 73-я сд оставила район Орши и ушла к Минскому шоссе, где заняла позиции на дороге Орша – Витебск, блокируя возможный выход немцев на автомагистраль. А в районе между реками Оршицей и Днепром от Орщи и до Аннибаловых (11 км севернее Орши) действовала разведка 17-й тд противника. Максимальная дальность стрельбы орудий 8 км, поэтому с расстояния превышающего 11 км стрельба по Орше была невозможна. А 13 июля залпы по Орше и временной переправе через Днепр могли быть выполнены только с восточного берега Оршицы, т.к. именно эти позиции заняла в ночь с 12 на 13 июля 73-я сд. На западном же берегу Оршицы наших частей уже не было. Кроме того, в донесении Кривошапова от 19 июля сказано, что «к-р 6 роты 413 сп (73-й сд, А.М.) наблюдал стрельбу», а это значит, что 73-я сд находилась еще на позициях в районе Орши и это было только 13 июля. Таким образом, 13 июля стрельба из района Пищалово – Гадовичи была невозможна».
    Давайте поочередно рассмотрим вышеприведенный абзац А.А. Милютина. Ранее, как считаю, я доказал, что по крайней мере до 20 июля 1941 г. батарея  И.А. Флёрова не подчинялась командованию 73 сд. Поэтому нет и речи о ее обязательном присутствии в расположении этой дивизии в период с 6 по 14 или 15 июля 1941 г. И в статье и в фильме я отметил, что в боевой истории батареи капитана И.А. Флерова в период с 6 по 14 или 15 июля 1941 г.  существует «белое пятно», которое не могут прояснить ни один известный на сегодня документ, воспоминания бывших флёровцев (кроме И.Н. Коннова) и две книги Н.М. Афанасьева. Я высказал лишь предположение, что это могло быть лишь потому, что примерно в это время командованием Западного фронта было предпринято два вышеназванных контрудара, которые  в целом оказались неудачными, где, возможно, была задействована и батарея капитана И.А. Флёрова.  Так как же можно было сообщить в Ставку об удачном боевом применении батареи при двух неудачных контрударах? Тем более о так называемом "танковом сражении под Сенно", вероятно, мы узнали лишь после развала Союза. Его просто замалчивали. Если его замалчивали, то, естественно, могли замалчивали и использование батареи капитана И.А. Флёрова при этом сражении. Но это лишь мои ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ.
    Второй аргумент А.А. Милютина. Это действие  разведбатальона 17 танковой дивизии Вермахта. Мог ли этот батальон численностью около 700 человек (в том числе 182 человека это представители штаба, взвода связи и колонны снабжения») серьезно нарушить боевой порядок дивизию КА, численность которой в 15-20 раз больше численности немецкого разведбатальона ? Это с одной стороны. С другой стороны. Например, осенью 1942 г. накануне «Карпатского рейда» партизанское соединение С.А. Ковпака насчитывало около 2 тысяч партизан. Это в три (!) раза больше, чем названный А.А. Милютиным немецкий разведбатальон. Но я нигде не читал, чтобы  партизанское соединение С.А. Ковпака  уже осенью 1942 г. освободило Закарпатье…
    О том, что батарея капитана И.А. Флёрова МОГЛА принимать участие в контрударе на Лепель-Сенно и какой-то период времени находиться даже в окружении, например, свидетельствует высказывание И.Н. Коннова о том, что «…Командование перебрасывало батарею на те участки фронта, где назревала наибольшая опасность. 9 июля она оказалась в районе города Лепель, участвуя в конрударе наших войск. Здесь батарея произвела два залпа …
    ...Батарея капитана Флёрова оказалась в окружении (Э.Н- заметьте – «в ОКРУЖЕНИИ»).
    Лесными и проселочными дорогами к утру 13 июля батарея вышла из окружения. Пополнившись боеприпасами, 15 июля она дала свой четвертый залп по гитлеровским войскам, двигавшимся по шоссе в районе Коханово…».
         Александр Анатольевич дабы попытаться опровергнуть  вышеприведенное высказывание И.Н. Коннова, Вы можете сообщить, что командир боевой установки неверно назвал даты. Только в этом пока могу с Вами согласиться и предположить, что даты. действительно, он мог перепутать. Об этом сообщил и в статье и в фильме.   Но относительно того, где был израсходован боекомплект боевой установки И.Н. Коннова,  считаю, что он  хорошо помнил районы этих 4 залпов, как запомнил и выход из окружения. Повторюсь в очередной раз - я не мог «закрыть глаза» на воспоминания И.Н. Коннова, непосредственного участника событий, как и А.А. Милютин, который сослался на воспоминания 7-8 летнего В.А. Карпа.  Но поскольку воспоминания И.Н. Коннова еще не подтверждены и не опровергнуты архивными материалами я и выдвинул ВЕРСИЮ, но не утверждение, в чем пытается меня уличить А.А. Милютин.
   Далее. А.А. Милютин приводит несколько аргументов, вновь привязав батарею капитана И.А. Флёрова к 73 сд и делает вывод, что залы под г.Орша не могли быть произведены с огневой позиции расположенной рядом с д. Пищалово. А как тогда быть с записанным мною интервью Е.В. Груль, которой было на то время не 7-8 лет как  В.А. Карпу, а 12 лет, свидетеля этого залпа именно с места расположенного рядом с д.Пищалово?  Или с воспоминаниями, представленными из кинофильма «Первый залп» («Беларусьфильм», 1966 г.) двух выживших вполне зрелых мужчин, бывших флёровцев о том, что 14 июля 1941 года именно с огневой позиции рядом с д. Пищалово и прозвучал залп их батареи по ж. д. товарной станции г.Орша (1В приложении это файл "08_Место огневой позиции"). Или с воспоминаниями бывшего флёровца Д.М. Матвеева, опубликованными в его книге "Помнит сердце суровую осень" (]]>1]]>,]]>2]]>)? Извольте, если А.А. Милютин использовал воспоминания 7-8 летнего парнишки в своей статье, то почему игнорирует вышеназванные два рассказа бывших флёровцев, двенадцатилетней девочки-подростка, 2 местных жителей и воспоминания Д.М. Матвеева?..Не вижу логики…
      Н.М. Афанасьев в своих книгах почему-то четко не указал с какой огневой позиции был сделан залп по ж. д. товарной станции Орша, назвав лишь одно место – лес южнее д.Андреевщина при описании залпа батареи по переправе через р. Оршица, обойдя молчанием место огневой позиции батареи при первом залпе под г.Орша по ж. д. товарной станции Орша. А Д.М. Матвеев, наоборот. Четко отметил две огневых позиции, сообщив, что первая находилась на территории послевоенного колхоза имени Кирова, на месте где был открыт второй памятник 28 июня 1984 г., рядом с деревней Пищалово и где Д.М. Матвеев присутствовал при его открытии. Д.М. Матвеев назвал и вторую позицию при залпе батареи по переправе через р.Оршица (но не через р.Днепр), которая располагалась в километре южнее первой огневой позиции (]]>1]]>). Вот такие противоречия, на которые пока нет ответов.
     В своих статье и в фильме я представил 5 свидетелей о том, что залп по ж. д. товарной станции батареей капитана И.А. Флёрова был произведен с огневой позиции рядом с д. Пищалово – д.Гадовичи.  Александр Анатольевич, что все эти пять человек – «фальсификаторы истории»? А ведь они в большинстве своем куда взрослее 7-8 летнего В.А. Карпа на которого Вы сослались в своей статье! Да, документально это пока не подтверждено. Поэтому я и не сделал никаких утверждений о положении огневой позиции батареи капитана И.А. Флёрова при залпе по ж. д. товарной станции Орша из района деревень Пищалово-Гадовичи,  предполагая, что со временем появятся весомые доказательства об этом местерасположения огневой позиции батареи при первом залпе под г.Орша.  Возможно, это прояснится, если найдется документация батареи. В том числе и журнал боевых действий этого воинского подразделения, который пытаюсь найти в российских архивах с ноября 2018 г. и по сегодняшний день. 
       А что представил А.А. Милютин, заявив что залпа с района д.Пищалово-д.Гадовичи не могло быть? Лишь свои категоричные выводы на основе, повторюсь, своего анализа документов немецких архивов. И НИ ОДНОГО СВИДЕТЕЛЯ.  Как бы А.А. Милютину, в случае документального подтверждения положения первой огневой позиции батареи капитана И.А. Флёрова около д.Пищалово-д.Гадовичи, не пришлось сожалеть о своем этом КАТЕГОРИЧНОМ утверждении…
      Почему в моих статье и фильме не называю утвердительно дату залпа по ж. д. товарной станции г.Орша? Имеется три причины. Первая. В двух отчетах А.И. Кривошапова от 19.07.1941 г. и от 30.03.1942 г. названы две разные даты этого залпа. В первом документе – 14 июля, а во втором – 15 июля. Почему он это сделал? Пока для меня остается загадкой.
     Второе. Пока не найдена документация батареи капитана И.А.Флёрова (в том числе и журнал боевых действий батареи о наличии которого сообщил 14 июля 1966 г. Н.М.Афанасьев), каждый, и Вы Александр Анатольевич в том числе, может ставить под сомнение дату первого залпа батареи под г.Орша. Заметьте. ПОД СОМНЕНИЕ.  Но, как считаю,  не делать утвердительных выводов о дате залпа под г.Орша, как это Вы сделали, сообщив, что залп мог быть только 13 июля 1941 г. Это Вы вправе утверждать только в том случае, если имеете, как нередко любите говорить, «оперативные документы». Вот и представьте эти «оперативные документы».
   И третье. Уже после написания статьи и создания фильма в книге Маршала Советского Союза А.И. Еременко "Смоленское сражение" узнал, что в книге четко не указана дата залпа батареи капитана И.А. Флёрова по ж. д. товарной станции Орша.
    По мере выявления новых материалов, связанных с боевой историей батареи И.А. Флёрова, естественно, должны пересматриваться как точки зрения энтузиастов, так и представителей академической военно-исторической науки. Эту динамику относительно официальной версии первого боевого применения батареи капитана И.А. Флёрова представил и в статье, и в фильме. К сожалению, об А.А. Милютине могу сказать, что он твердо стоит на своих выводах, даже, вероятно,  не допуская и мысли о пересмотре своих УТВЕДИТЕЛЬНЫХ выводов. Так произошло с оценкой отчета А.И. Кривошапова от 30.03. 1942 г., справки №2 В.В. Аборенкова от 7.07.1941 г., с записанными мною пятью интервью свидетелей как самого залпа по ж. д. товарной станции г.Орша, так и его результатов. Например, как писал выше, он в своей статьеиспользовал воспоминания 7-8 летнего парнишки, УТВЕРДИТЕЛЬНО указав на своей карте-схеме это место,  очертив окружностью в районе жилого сектора, прилегающего к ж. д. товарной станции г.Орша. А ведь прошло уже более трех месяцев после публикации моей статьи, где приведены два интервью свидетелей этого  залпа по ж. д. товарной станции Орша. Но он даже не сделал попытки  их проанализировать или, исходя из его принципов, подвергнуть критике. Значит, выдвигаю предположение, что эти воспоминания верны. И А.А. Милютин их  игнорирует потому, что они не вписываются в его выводы, основанные на немецких архивах и воспоминаниях одного 7-8 летнего парнишки. Жаль…
    Или еще пример. Это его рассуждения о предполагаемом месте расположения временной переправы через р.Днепр, сделанной советскими отступающими войсками. 26 мая А.А. Милютину представил свои рассуждения и предположения, основанные на фотографиях немецких солдат, зафиксировавших в 1941 г. место положения, вероятно, этой переправы около городища, что примерно на 1,5 километра ближе к центру г.Орша, чем было указано в его статье  (]]>1]]>, ]]>2]]>). И А.А. Милютин вновь проигнорировал это мое сообщение, вероятно, упорно настаивая на месте, им указанном в его статье на карте-схеме. А ведь в подтверждение предполагаемого места расположения временной советской переправы (маловероятно, что немецкой) я представил ряд фотографий, сделанных немецкими солдатами. Он же не привел ни одного аргумента в пользу того, что временная советская переправа могла находилась в указанном им месте, использовав лишь один аргумент о том, что это место расположено в удобном районе. А на мой взгляд, наиболее удобный район – это там, где немецкие солдаты зафиксировалина фото эту переправу. Посмотрите на карту. В районе этой переправы куда лучше развита сеть транспортных развязок, чем в том месте, что указал А.А. Милютин. Он и в этом случае остался твердо стоять на своей точке зрения. У него даже не возникло ни тени сомнений в своих правоте и выводах, сообщив в статье, что  «…Второй залп был сделан по временной переправе через Днепр, находившейся вне города…».. А в своих размышлениях относительно меня привел и довод, что  «…в донесении Кривошапова от 19 июля сказано, что «к-р 6 роты 413 сп (73-й сд, А.М.) наблюдал стрельбу», а это значит, что 73-я сд находилась еще на позициях в районе Орши…». Вероятно, и здесь А.И. Кривошапов допустил неточность. И скорее всего в этом отчете речь идет о залпе по переправе через р. Оршица, а не через р.Днепр, т. к. во втором его отчете от 30.03.1941 г. он уже сообщил, что второй залп был по переправе через р.Днепр с переносом огня по переправе через р.Оршица. А в книгах Н.М. Афанасьева, где он рассказывает о втором залпе, так же приведя наблюдения этого командира роты, речь идет о залпе лишь по переправе только через р.Оршица, а не через р.Днепр.  А о залпе по переправе через р.Днепр Н.М. Афанасьев упоминает лишь вскользь, сообщив, что после залпа по переправе через р.Оршица командир полка попросил капитана И.А. Флёрова затем произвести залп и по переправе через р. Днепр.  А ведь книги  Н.М. Афанасьева основывались в основном на воспоминаниях флёровцев! О втором залпе по переправе через рюОршица (но не через рюДнепр), как написал выше, сообщил в своей книге и Д.М. Матвеев.  Забегая вперед сообщу, что про залп по переправе через р.Оршица, но не через р.Днепр, в своей последней книге «Смоленское сражение»  сообщил и Маршал Советского Союза А.И. Еременко.
   А теперь еще один вопрос А.А.Милютину: « Мог ли командир 6 роты 413 сп 73 сд  наблюдать залп батареи по временной переправе через р.Днепр, которая по Вашему утверждению находилась за пределами города, значительно южнее его центра?  В то время как по Вашим же сведениям, представленным в статье «Рецензия на статью «ВЫЕЗЖАЛА НА БЕРЕГ «КАТЮША»…» (]]>https://aldr-m.livejournal.com/14962.html]]>)  Вы сообщили, что «…с раннего утра 13 июля в районе Пищалове – Гадовичи наших войск не было: 73-я сд была отведена на восточный берег Оршицы…». Заметим, что восточный берег р.Оршица находится севернее за пределами г.Орша. А нанесенная А.А. Милютиным на карту временная советская переправа находится южнее г.Орша. Расстояние между ними примерно 6-8 километров. Мог ли наблюдатель, находящийся на восточном берегу р.Оршица, севернее границы  г.Орша видеть результат второго залпа батареи по переправе через р. Днепр, расположенной за южной границей г.Орша? Очередная нестыковка А.А. Милютина.
             На мой взгляд, результаты залпа по переправе через р.Днепр, если залп по переправе через р.Днепр и был, не мог наблюдать командир  6 роты 413 сп 73 сд  поскольку, как сообщил в своем интервью А.К. Милосердный (интервью включено в мои статью и в фильм), в ночь с 12 на 13 июля советские войска покинули г.Орша. И воиновспособных наблюдать второй залп батареи по переправе через р.Днепр уже в городе не было.  Да и А.А. Милютин в своей статье  «Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко)» сообщил, что «…наши части оставили Оршу вечером 12 июля…».  А временная советская переправа через р.Днепр, указанная как А.А. Милютиным или сфотографированная немецкими солдатами (рассуждения о ней привел выше) располагалась, конечно же, за пределами видимости командира  6 роты 413 сп 73 сд. Следовательно второй залп, вероятнее всего, батарея капитана И.А. Флёрова произвела по переправе не через р. Днепр, а по переправе через р.Оршица.     Из-за таких нестыковок, вероятно, мы и не услышали, а может и не услышим, точку зрения А.А. Милютина относительно второго залпа батареи капитана И.А. Флёрова по переправе через р.Оршица. А ведь прошло уже более 7 месяцев с дня рассекречивания отчета А.И. Кривошапова от 30.07.1841 г., 7 лет с момента издания книги «Смоленское сражение»  Маршала Советского Союза А.И. Еременко, 30 лет с дня издания вышеназванной книги Д.М. Матвеева и как минимум 37 лет с момента издания последней книги Н.М. Афанасьева,  в которых отмечается второй залп батареи по переправе через р.Оршица, но не через р.Днепр.   Такое ощущение, что А.А. Милютин по не известной причине  упорно не желает рассматривать вопрос второго залпа батареи капитана И.А. Флёрова по переправе через р.Оршица. Почему?...Александр Анатольевич, задумайтесь над этим вопросом. Ведь Вы себя, как понимаю, считаете военным исследователем, не терпящим возражений и других точек зрения…   
    Со временем появляются новые материалы по батарее капитана И.А. Флёрова. И если А.А. Милютин считает себя объективным военным исследователем, то, чтобы это доказать, следовало бы оперативно реагировать на их появление. Пока же я вынужден предположить, что он, по не известной мне причине,  упорно не видит новых материалов и не стремится к их переосмысливанию.
        Приведу еще один «факт», как выразился Миоютин, моей «фальсификации истории» из его «Ответа»: «По поводу атрибуции доклада ВС Западного направления сказано в предыдущем пункте. Здесь укажу лишь, что мной в статье «Первые залпы…» на основании сопоставления немецких и советских оперативных документов июля 1941 года было доказано, что батарея Куна была отправлена в 19-ю армию 29 июля, а первый залп сделан 30 июля. И поскольку Навогонский заявил, что внимательно прочитал мои статьи, но при этом проигнорировал мои доказательства, я с полным правом могу заявить, что Навогонский осознанно занимается фальсификацией истории». Александр Анатольевич, несмотря на то, что Вы игнорируете отчет подполковника Кривошапова от 30 марта 1942 г., но именно в нем, в российском архивном документе, подчеркну в РОССИЙСКОМ АРХИВНОМ ДОКУМЕНТЕ, отмечено, что батарея Куна залп произвела 25 июля 1941 г.  Вы же пришли к выводу на основании косвенных доказательств. Сделали это – молодцы. Причем утвердительно. Насколько правильно – время рассудит. Но, мне кажется, как краеведу, куда важнее в своих статьях первоначально использовать архивные материалы. И поэтому не обижайтесь, что в данном случае не сослался на Вас, а на Кривошапова. Это с одной стороны. С другой стороны. Для меня пока не важно когда прозвучал залп батареи Куна. 25 или 30 июля 1941 г., поскольку, если читали внимательно мою статью, то  почти в самом ее начале я отметил, что «…Увлекаясь созданием видеофильмов о родном городе Орша, поставил перед собой задачу к 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков совместно с энтузиастами на постсоветском пространстве создать фильм «Оршанское эхо «Катюш» о батарее капитана И.А. Флёрова с момента её создания и до её боевого применения под г.Орша в середине июля 1941 г.». Заметьте«..с момента её создания и до её боевого применения под г.Орша в середине июля 1941 г.». Для меня было важно, что до 24 июля 1941 г. кроме батареи капитана И.А.Флёрова, других подобных батарей на фронте не было и все 4 названных российских архивных документа касались только батареи капитана И.А. Флёрова.Пожелали и в моей статье засветиться? Ради чего? Ведь Вы тем самым показали, как мне кажется, свою несостоятельность в оценке даже этой ситуации.
     ВНИМАНИЕ!!! А теперь вопрос А.А. Милютину, который претендует на научность своих статей. Почему он в своих статьях не сообщил, что еще в далеком 1955 г. в книге «Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне» на странице 19  сообщалось о том, что вторая батарея полевой реактивной артиллерии убыла на фронт в ночь с 21 на 22 июля 1941 г. А свой ПЕРВЫЙ залп, как далее сообщалось в книге, эта вторая батарея произвела 25 июля 1941 г. Для меня, краеведа известно, что именно в этой книге, а не к. и. н. А.А. Милютин, первым сообщил о второй батарее реактивной артиллерии на Западном фронте и дате ее залпа (]]>1]]>). Какая батарея - Куна или Денисенко, или Иванова, Петрова, Сидорова в данной ситуации для меня было не важно. Важно было узнать, когда же эта батарея произвела свой первый залп. А ведь А.А. Милютинпривел в своей статье «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 4 из 4»в разделе «Источники» под №, №  7, 9, 38, 154 ссылки на эту книгу. И не отметил, кто впервые сообщил сведения о второй батарее, но не А.А. Милютин.   Именно авторы книги, на мой взгляд, первенствовали в сообщении о пребывании на Западном фронте второй батареи, которая, как видно, свой первый залп произвела уже после Доклада Военного Совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном фронте от 24 июля 1941 г. в котором было отмечено, что «…В батарее осталось 3 залпа. Просим присылке еще двух-трех батарей с зарядами…". И поэтому я сделал вывод, что все 4 упомянутые в моей статье архивные документы касались лишь батареи капитана И.А. Флёрова.
    Относительно обиды А.А. Милютина по поводу того, что я в статье и в фильме не привел полное ошибочное высказывание Маршала Советского Союза А.И. Еременко относительно применения под Рудней не батареи, а дивизиона реактивной артиллерии, сообщу, что А.И. Еременко еще ранее, в 1959 году такое же ошибочное высказывание допустил в своей статье, опубликованной в «Военно-историческом журнале» (№ 1, стр. 51). Затем в 1961 года, со ссылкой на это высказывание А.И. Еременко, во втором томе на странице 66 шеститомного энциклопедического издания «История ВОВ. 1941-1945 г. г.» было опубликовано, что под Рудней впервые была применена полевая реактивная артиллерия. Так что, если Вы и дальше намерены развивать эту тему, то предоставляю названные открытые источники. И поверьте, ни какой обиды по их использованию. Вероятно, Вам нравится ерничать, о чем отчасти, на мой взгляд, свидетельствует выбранный Вами эпиграф из сказки к статье «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун».Как бы не оказалось все наоборот по известной русской пословице: «Как аукнется, так и откликнется»?..
   В случае с высказываниями А.И.Еременко ерничать у Вас не получится, так как совсем недавно познакомился с последней его книгой «Смоленское сражение» (]]>1]]>, ]]>2]]>), написанной в 1968 году, но увидевшей свет лишь в 2012 году (]]>ссылка]]>), а файл PDF (]]>ссылка]]>). Так вот он в конце своей жизни в этой книге признал, что впервые боевые залпы по врагу «группой «эресов» под командованием Флёрова прозвучали под Оршей (по ж.д. станции Орша и по переправе через р.Оршица), а не под Рудней и не по переправе через р.Днепр.  Причем и не дивизионом, и не батареей, а уже «группой «эресов».  Однако, почему-то А.И. Еременко прямо дату этих двух залпов под г.Орша не назвал. Но по тому, что на следующий день после этих 2 залпов, 16 июля «группа «эресов», по его словам была отправлена под Рудню, можно предположить, что  А.И. Еременко имел ввиду производство 2 залпов под г.Орша 15 июля 1941 г. Я уважаю таких людей, которые, учитывая открывшиеся новые обстоятельства, признают свои ошибки. Порекомендовал бы и Вам так же поступать, дополнив Вашу статью, этим фактом, где говорите о высказывании А.И. Еременко, приведенное в качестве доказательства из его книги «На Западном направлении». 24 июляя это уже сделал в своей статье «Оршанское эхо «Катюш».
      Теперь, надеюсь, понимаете, почему я не использовал в своих статье и в фильме даже при предположениях некоторые Ваши утверждения? У нас совершенно разные подходы по использовании, оценке и анализу имеющихся материалов по батарее капитана И.А. Флёрова. В том числе и российских архивных документов. 
   Видите, сколько неясных вопросов в боевом использовании батареи капитана И.А.Флёрова. А Вы в своей статье, избегая предположений, считаете, что дошли до истины. Поверьте, со временем могут появиться новые документы и аргументы, как например с расположением временной переправы через р.Днепр, залпа по переправе через р.Оршица, воспоминания очевидцев событий (например, мной записанные 5 интервью), возможно документация батареи (в том числе и журнал боевых действий батареи) и так далее,  которые способны повлиять на  наши позиции. Нам следует оперативно реагировать на вновь открывшиеся обстоятельства и быть готовыми к пересмотру своих точек зрения. Вашей утвердительной, а моей предположительной.
    Александр Анатольевич, я благодарен Вам за то, что Вы предоставили мне оправданную возможность еще раз представить читателям мою предположительную позицию по «белым пятнам» в боевой истории батареи капитана И.А. Флёрова, о которых сообщил в начале этих рассуждений, причем проведя параллель и сравнение с Вашими категоричными выводами и утверждениями.
      Как считаю, А.А. Милютин не привел ни одного факта моей «фальсификации истории». Поэтому предлагаю ему принести публичное извинение за высказанное это обвинение в мой адрес. Насколько был объективен в своих размышлениях, надеюсь, выскажутся те, кто объективно подойдет к анализу мной сказанного.
     А Вас, Александр Анатольевич, прошу представить для всеобщего ознакомления, как нередко утверждаете, «оперативные документы» или архивные материалы:
1. о наличии в батарее капитана И.А. Флёрова Вами названных 896 снарядов при ее отправке на фронт;
2. о подчинении батареи непосредственно командованию 73 сд или 18 сд в период с 6 по 14 или 15 июля 1941 г.;
3. о залпе (2-х залпах) батареи под г.Орша именно 13 июля 1941 г.;
4. о конкретном месте расположения временной переправы советских войск, сооруженной на р.Днепр во время отступления КА из г.Орша:
5.  О месте огневой позиции батареи при залпе по ж. д. товарной станции Орша.   
Ну и чтобы окончательно прояснить Вашу позицию относительно глубокого изучения боевого пути батареи капитана И.А. Флёрова прошу публично сообщить о Ваших конкретных намерениях использования в Ваших уже опубликованных статьях известных на сегодняшний день архивных документов. Это справку № 2 В.В. Аборенкова от 07.07.1941 г. и отчет А.И. Кривошапова от 30.03.1942 г., а так же двух интервью выживших флёровцев, вошедших в фильм «Первый залп» («Беларусьфильм», 1966 г.) и записанных мною воспоминаний очевидцев первого залпа под г.Орша батареи капитана И.А. Флёрова по ж. д. товарной станции Орша. Ведь исходя из Ваших просьб администраторы сайта, где расположена моя статья в нее внесли два дополнения по которым я высказал свое мнение. Я же внес по Вашей просьбе одно изменение. Так будьте добры и Вы, если считаете себя объективным исследователем, внесите дополнения в свои статьи, расположенные в сети Интернет на страницах, модератором которых Вы являетесь, с учетом вышеназванных архивных российских материалов и записанных мною интервью свидетелей событий. И надеюсь, что Вы пересмотрите некоторые свои категоричные выводы, поменяв их на предположительные. Для меня важно, чтобы в сети Интернет было представлено объективное мнение о боевой истории легендарной первой экспериментальной батареи полевой реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Андреевича Флёрова, Героя России. 

   Как порекомендовал сотрудник НАН РФ (]]>1]]>)приглашаю представителей академической военно-исторической науки, а так же энтузиастов, кому не безразлична объективная картина боевого пути батареи капитана И.А. Флёрова к обсуждению моей статьи "Оршанское эхо "Катюш", этого ответа А.А. Милютину на обвинения меня, как он выразился, в "фальсификации истории" и его "Ответа " мне, приведенного в начале этого моего ответа.  Эдуард Навогонский. Орша. Беларусь. 18 августа 2019 г.  

 
 
Рецензия на статью Навогонского Э.Э. Оршанское эхо Катюш1
А.Милютин
 
Эту рецензию я вынужден написать по причине отказа Навогонского Э.Э. (далее автор) внести 2 изменения в статью, в связи с обнаруженным плагиатом, поскольку автор в личной переписке указал, что внимательно ознакомился с моими статьями до написания своей.
Одно изменение, касающееся атрибуции батареи Флерова в воспоминаниях Еременко, автор внес, второе, относительно атрибуции батареи Флерова в докладе Военсовета Западного направления в Ставку, отказался. Об этом будет сказано по тексту рецензии.
 
Общее замечание
Узость источниковой базы и отсутствие критического анализа документов естественным образом привели автора к неверным выводам. Причем автор совершает те же ошибки, что в свое время сделал Афанасьев, опубликовав статью в журнале Военные Знания №3 за 1962 год (ВЗ №3/62), основанную на воспоминаниях лишь одного батарейца, Коннова И.Н., причем Афанасьев воспроизвел воспоминания Коннова близко к тексту, не подвергнув их критике, которая была необходима.
Для сравнения приведу фрагменты воспоминаний Коннова, отправленные Афанасьеву письмом в 1961 г * и статью в журнале ВЗ №3 за 1962 г:
Конов И.Н.2:
«7 июля 1941 г в 10 часов 10 минут утра был дан первый залп Катюш правее города Ново-Борисово по немецко-фашистским войскам, форсирующим реку Березина.
Следующие два залпа были обрушены 9 марта (описка, верно июля, А.М.) на наступающие в районе Лепеля немецкие штурмовые механизированные части….
15 июля дали залп в районе Коханово по движущимся по шоссе гитлеровцам… 
К 17 июля батарею капитана Флерова перебросили в район города Орша только что захваченного гитлеровцами…»
--
* письмо было без даты, но датируется легко (до 24.8.61) по рецензии, которую 24.8.61 получил Афанасьев на статью, подготовленную по письму Коннова.
 
Публикация Афанасьева №3 1962 *:
«7 июля 1941 г она впервые развернулась на огневых позициях… на восточном берегу р. Березина в районе города Ново-Борисов. В 10 часов 10 минут батарея дала свой первый залп…
9 июля она оказалась в районе города Лепель… Здесь батарея произвела два залпа… 
15 июля она дала свой четвертый залп по гитлеровским войскам, двигавшимся по шоссе в районе Коханово …
К 17 июля батарею капитана Флерова перебросили в район города Орша, только что захваченного гитлеровцами…»
--
* Выражаю благодарность Навогонскому Э.Э. за присланную копию публикации Афанасьева.
 
Как видим, Афанасьев излагает отредактированный текст Коннова, причем абсолютно одинакова хронология событий, указанная Конновым и воспроизведенная Афанасьевым в журнале Военные Знания №3 за 1962 г:
 
7 июля первый залп под Новоборисовым на р. Березине
9 июля Лепель
15 июля Коханово
17 июля Орша
 
Чтобы показать недостоверность воспоминаний Коннова при описании хронологии событий, достаточно посмотреть всего на 2 карты ОКХ положения на Восточном фронте* на вечер 6 и 15 июля (масштаб 1:000.000, расстояние между линиями вертикальной сетки 50 км).
* Карты выложены на FTPсервере сайта ]]>http://wwii-microfilm.blogspot.com]]> в папке SituationMaps/LageOst/1941/July. Инструкция по скачиванию на первой странице сайта.
 
На карте за 6 июля показано, что в Борисове и Лепеле находятся штабы 2-й и 3-й танковых групп, соответственно, а линия фронта проходит в 50-ти километрах восточнее этих городов.

Понятно, что залпов по Борисову 7 июля и Лепелю 9 июля не могло быть. ]]>Карта на вечер 6 июля]]>

На карте за 15 июля показано, что части Красной армии находятся примерно в 45 км восточнее Коханова и 19 км восточнее Орши, т.е. залпы по Коханову 15 июля и Орше 17 июля исключены. ]]>Карта на вечер 15 июля]]>

Вывод

Взаимное расположение частей на 6-15 июля полностью опровергает воспоминания Коннова, т.к. даже простое передвижение колонны из 50 машин (не говоря уже о стрельбе по городам, занятым штабами 2-й и 3-й тгр) по дорогам, занятым немецкими боевыми частями, в течение 9 дней (7-15 июля) физически невозможно.

С помощью Кривошапова, Афанасьеву, вероятно, удалось ознакомиться с его докладом от 19.7.41 (в устном или письменном виде, это неважно). Факты из доклада перекочевали в книгу Афанасьева «Подвиг первых ракетчиков» без ссылки на первоисточник. Например, дата, время и место первого залпа 14.7.41 15:15 по Орше точно соответствуют докладу Кривошапова от 19.7.41.

В последующих публикациях Афанасьев изменил дату, время и место первого залпа в соответствии с докладом Кривошапова, однако, не смог признать свою ошибку в определении боевого пути батареи в начале июля (Новоборисов, Лепель, Коханово) и вставил в свои книги без всяких комментариев нарисованную собственноручно схему, которой не было даже в письмах Коннова.
Были ли к этому хоть какие-либо основания? Нет, таких оснований не было.
Расширю источниковую базу автора и приведу статистику по воспоминаниям воинов о месте первого залпа. Всего Афанасьев записал воспоминания 27 человек: 24 батарейца, Кривошапов, Попов и Шитов. В таблице показано, как распределилась информация о месте первого залпа в воспоминаниях.
Место первого залпа Кол-во ответов
Орша 16
Место не упомянуто 8
Смоленск 1
Витебск 1
Новоборисов 1
Даже без привлечения архивных документов, а используя только воспоминания воинов, видно, что вероятность первого залпа по Орше в 16 раз больше вероятности залпа под Новоборисовым.
При этом ВСЕ, кроме Коннова, сначала прочитали статью Афансьева в №3/62 журнала о том, что первый залп был в Новоборисове, и, тем не менее, 16 человек указали, что первый залп был в Орше, а двое из 16-ти, Науменко и Шитов, твердо заявили, что до Орши залпов не было.
Что касается воспоминаний, записанных Афанасьевым, надо четко понимать, что он был журналистом, а не исследователем и перед ним стояли совершенно другие задачи, нежели перед исследователями, которые занимаются поиском документов. Задачами журналиста являются сбор, обработка и распространение информации. С первым и третьим пунктами Афанасьев справился блестяще.
 
Откуда же появился Новоборисов на р. Березине в воспоминаниях Коннова?
Чтобы найти р. Березину, которую запомнил Коннов и про которую вспоминали некоторые батарейцы, нет необходимости двигаться на запад, в центр Белоруссии (г. Борисов), достаточно из Орши выехать на шоссе Москва – Минск и вернуться на 60 км в восточном направлении. Здесь река Березина (карта ГШ КА 1937, 38 гг3, ныне р. Березянка 4, А.М.) пересекает шоссе Москва – Минск в районе поселка Комиссарово (Краснинский район, Смоленская область), что 3 км западнее Гусино и впадает в Днепр в р-не деревни Березина.
Коннов же нашел другую р. Березину, которая протекает по центральной части Белоруссии и впадает в Днепр в районе 6 км севернее д. Милоград (Глыбовский сельсовет, Речицкий район, Гомельская область, Беларусь)
Так, неверная идентификация реки Березины, привела Коннова, а вместе с ним и Афанасьева, к искажению боевого пути батареи.
 
Глава «Боевой путь батареи капитана Флёрова И.А. до г.Орша»
Цитирую автора:
«Сегодня, на мой взгляд, усилиями энтузиастов и архивных работников свет увидело 4 архивных материала, в которых прямо или косвенно упоминается батарея капитана И.А. Флёрова:
- Справка №2, подписанная Аборенковым 7.07. 1941 г. (1) [6]
- Архивный документ ГАУ КА за №277429с от 19.07. 1941 г. по вопросу применения реактивных установок (1) [7];
- Архивный документ ГАУ КА от 30.03. 1942 г. (1,2,3,4,5) [8];
- Доклад Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном фронте (24.07.1941 г.) (1) [9].
Лишь один раз в документе упоминается И.А. Флёров (1) [10].  Но поскольку по сведениям архивного документа ГАУ КА от 30.03. 1942 г. на Западном фронте свой первый залп 25 июля 1941 г. произвела вторая прибывшая батарея под командованием лейтенанта Куна (1) [11], то можно считать, что все вышеприведённые документы, как упоминаемые в них даты, так и датируемые об их составлении до 24 июля 1941 г. (включительно), имеют отношение только к батарее капитана И.А. Флёрова»
 
По поводу 4-х документов автор лукавит, умалчивая, что в моей статье 2014 года «Катюши на Западном направлении…» приведена ссылка на оперативный документ Запфронта от 13.7.41 с прямым указанием на батарею Флерова, хотя и без упоминания его фамилии [5]:
«8. части подчиненные фронту и резерв фронта: … особая батарея реактивного действия – на фронте района Орша»
А т.к. автор внимательно изучил мои статьи, то отсутствие упоминания этого документа можно объяснить только нежеланием автора ссылаться на мою работу. Так, в первом варианте статьи Навогонского не было ни одной ссылки на мою статью «Катюши на Западном направлении…»
По этой же причине автор использовал мой метод атрибуции батареи Флерова в докладе ВС Запфронта в Ставку, но сослался при этом на доклад Кривошапова от 30.3.42, где говорится, что следующая прибывшая на фронт батарея Куна сделала первый залп якобы 25 июля. Автору было указано, что, во-первых, этот метод доказательства уже был применен мной и, во-вторых, 25 июля является недостоверной датой, т.к. мной было показано, что батарея Куна только 29 июля была отправлена из Вадино в группу Калинина (первый залп 30 июля), т.е. физически не могла стрелять 25 июля. Соответственно, невозможно в доказательствах использовать недостоверную дату 25 июля. Однако автор все-таки использовал эту недостоверную дату, лишь бы не давать ссылку на мою работу.
 
Техническое замечание
Глава «Две официальных версии»
То, что Навогонский Э.Э. называет мемуары маршала Еременко «официальной версией», таковой не является, поскольку это воспоминания конкретного человека, а не официальный источник. К тому же Еременко в своих воспоминаниях относительно залпов под Рудней и Оршей не ссылается ни на один официальный документ.
А то, что в Истории Великой Отечественной войны, официальном издании Министерства обороны, дана ссылка на мемуары Еременко, не делает мемуары Еременко официальным документом. Воениздат всего лишь дал корректную ссылку на процитированный источник.
Что понимает автор под второй официальной версией мне непонятно.
 
Заключение
Таким образом, несмотря на красивый эпиграф к своей статье, автор нарушил все 3 заповеди Цицерона, солгал (уличен в плагиате), утаил правду (документ от 13.7.41 из моей статьи) и заподозрен в пристрастии (использовал недостоверную дату, чтобы не давать ссылку на статью с достоверной датой)
 
PS
Критика документов Кривошапова и Аборенкова будет оформлена отдельной статьей, вне рамок этой рецензии.
  1. http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml
  2. Здесь и далее воспоминания всех батарейцев, а также полковника Кривошапова, инженеров Попова и Шитова, записанные лично Афанасьевым или зафиксированные в письмах к нему, цитируются по архиву школы им.Флерова в г. Балашихе Московской области
  3. ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 248
  4. Вероятно, переименование произошло недавно, т.к. даже в Академике ]]>https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/434356]]> по-прежнему называется Березина
  5. ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 25 Л. 16, №60162682

 

Дата получения рецензии: 22.08.2019 г.

 

«Обращение к А.А. Милютину от 13 сентября 2019 г.»
   Более месяца тому назад, 10 августа А.А. Милютину был отправлен ответ на его обвинения от 8 июля 2019 г. о моей, как он выразился «фальсификации истории». В конце моего ответа обратился с просьбой к А.А. Милютину «…представить для всеобщего ознакомления, как нередко утверждаете, «оперативные документы» или архивные материалы:
1. о наличии в батарее капитана И.А. Флёрова Вами названных 896 снарядов при ее отправке на фронт;
2. о подчинении батареи непосредственно командованию 73 сд или 18 сд в период с 6 по 14 или 15 июля 1941 г.;
3. о залпе (2-х залпах) батареи под г.Орша именно 13 июля 1941 г.;
4. о конкретном месте расположения временной переправы советских войск, сооруженной на р.Днепр во время отступления КА из г.Орша;
5.  о месте огневой позиции батареи при залпе по ж. д. товарной станции Орша.
   Ну и чтобы окончательно прояснить Вашу позицию относительно глубокого изучения боевого пути батареи капитана И.А. Флёрова прошу публично сообщить о Ваших конкретных намерениях использования в Ваших уже опубликованных статьях известных на сегодняшний день архивных документов. Это справку № 2 В.В. Аборенкова от 07.07.1941 г. и отчет А.И. Кривошапова от 30.03.1942 г., а так же двух интервью выживших флёровцев, вошедших в фильм «Первый залп» («Беларусьфильм», 1966 г.) и записанных мною воспоминаний очевидцев первого залпа под г.Орша батареи капитана И.А. Флёрова по ж. д. товарной станции Орша. Ведь исходя из Ваших просьб администраторы сайта, где расположена моя статья в нее внесли два дополнения по которым я высказал свое мнение. Я же внес по Вашей просьбе одно изменение. Так будьте добры и Вы, если считаете себя объективным исследователем, внесите дополнения в свои статьи, расположенные в сети Интернет на страницах, модератором которых Вы являетесь, с учетом вышеназванных архивных российских материалов и записанных мною интервью свидетелей событий. И надеюсь, что Вы пересмотрите некоторые свои категоричные выводы, поменяв их на предположительные. Для меня важно, чтобы в сети Интернет было представлено объективное мнение о боевой истории легендарной первой экспериментальной батареи полевой реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Андреевича Флёрова, Героя России.». 
    Прошел месяц, но от А.А. Милютина не последовало ответа на 5 мной выше приведенных вопроса, как он и не внес дополнений в свои статьи исходя из двух архивных материалов (справка В.В.Аборенкова и отчет А.И. Кривошапова), двух интервью флёровцев из кинофильма «Первый залп» и мной записанных интервью свидетелей залпа батареи капитана И.А. Флерова по ж. д. товарной станции Орша. Однако, насколько правильно понял, по его настойчивой просьбе администраторы сайта «Ракетная техника» в мою статью были вынуждены внести одно дополнение.  Поэтому обращаюсь к Анатолию Александровичу Милютину как к автору статьи и как к модератору страниц, где размещены его статьи, в течение месяца (как общепринято) внести в свои статьи следующие дополнения, сообщив о своем решении на страницах сайта:
1. в статье "Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 4 из 4"   https://aldr-m.livejournal.com/7918.html:  
1.1 после предложения; "Это было одно из первых боевых испытаний «эресов». После опыта я послал донесение в Ставку с подробным описанием результатов» дополнить следующее; «Э.Навогонский в своей статье "Оршанское эхо "Катюш" ( http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml) привел самое раннее подобное высказывание Маршала Советского Союза А.И. Еременко, опубликованное еще в 1959 г. в «Военно-историческом журнале» (№1), а также и в других изданиях» (]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>, ]]>4]]>, ]]>5]]>», а так же сообщил, что в своей последней книге «Смоленское сражение» Андрей Иванович уже сообщил, что впервые «группа «эресов» под командованием Флёрова» произвела боевой залп не под Ружней, а под Оршей (]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>).
1.2  после предложения; "Итого в батарее было 8 залпов, т.е. 1 боекомплект. Для 7 установок БМ-13 это 896 выстрелов. Для перевозки такого количества выстрелов нужно 28 грузовиков ЗИС-5. В батарее было 44 грузовика, из них 30 ЗИС-5 и 14 ГАЗ-АА". дополнить следующее; "Э.Навогонский в своей статье "Оршанское эхо "Катюш" ( http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml) привел сведения из 2 архивных материалов (справка №2 В.В. Аборенкова (]]>1]]>) от 07.07.1941 г. и отчет  подполковника А.И. Кривошапова от 30.03.1942 г. (]]>1]]>) в которых независимо друг от друга сообщается, что с батареей на фронт было отправлено 600 выстрелов. А опираясь еще на воспоминания И.Н.Коннова (]]>1]]>)  и книгу Н.М. Афанасьева "Первые залпы" (]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>, ]]>4]]>, ]]>5]]>, ]]>6]]>, ]]>7]]>, ]]>8]]>, ]]>9]]>)  Э.Навогонский приводит свою версию возможного использования батареи капитана И.А. Флёрова во время  наступления 1-ой Московской МСД на Борисов и контрудара 5 мк и 7 мк на Лепель-Сенно, подтвердив свои предположения и расчетом расхода 1500 снарядов, которые по сведениям, указанным в названной справке В.В. Аборенкова, были отправлены на фронт по состоянию на 7.07.1941 г. (]]>1]]>)".   
2. В статье "Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко)" (]]>https://aldr-m.livejournal.com/14066.html ]]> внести следующие дополнения: 
2.1 после предложения; «Итак, после залпов по Рудне в батарее Флерова согласно докладу Тимошенко осталось 3 залпа. Всего боекомплект батареи составлял 8 залпов. Т.е. по Орше и Рудне было сделано 5 залпов.» дополнить следующее; "Э.Навогонский в своей статье "Оршанское эхо "Катюш" ( http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml) привел сведения из 2 архивных материалов (справка №2 В.В. Аборенкова (]]>1]]>) от 07.07.1941 г. и отчет  подполковника А.И. Кривошапова от 30.03.1942 г. (]]>1]]>) в которых независимо друг от друга сообщается, что с батареей на фронт было отправлено 600 выстрелов. А опираясь еще на воспоминания И.Н.Коннова (]]>1]]>)  и книгу Н.М. Афанасьева "Первые залпы" (]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>, ]]>4]]>, ]]>5]]>, ]]>6]]>, ]]>7]]>, ]]>8]]>, ]]>9]]>)  Э.Навогонский приводит свою версию возможного использования батареи капитана И.А. Флёрова во время  наступления 1-ой Московской МСД на Борисов и контрудара 5 мк и 7 мк на Лепель-Сенно, подтвердив свои предположения и расчетом расхода 1500 снарядов, которые по сведениям, указанным в названной справке В.В. Аборенкова, были отправлены на фронт по состоянию на 7.07.1941 г. (]]>1]]>)".   
2.2  после предложения; «Если рассмотреть положение на 14 июля севернее Орши, то оказывается, что для стрельбы по Орше из бывшего расположения 73-й сд у батареи Флерова не было возможности, т.к. Орша была вне пределов досягаемости установок.» дополнить следующее; " Однако, не делая никаких выводов, Э.Навогонский в своих статье ( http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml) и в фильме  "Оршанское эхо "Катюш" (]]>https://www.youtube.com/watch?v=h_VVqd5PRLE]]>)  представил два интервью флёровцев (кинофильм "Первый залп" ("Беларусьфильм", 1966 г.), , присутствовавших 1 октября 1966 г. на открытии  памятника около д.Пищалово и 3 интервью местных жителей (Е.В. Груль, В.И. Сенчило, Г.А. Витковская) о том, что залп батареи капитана И.А. Флерова по ж. д. товарной станции Орша прозвучал с огневой позиции рядом с деревней Пищалово» (]]>1]]>);
2.3  после предложения; "Следовательно, 2 залпа батареи Флерова (190 выстрелов) были сделаны по Орше 13 июля до того, как немцы вошли в город."дополнить следующее; "Однако, не делая никаких выводов, Э.Навогонский в своих статье ( http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml) и в фильме  "Оршанское эхо "Катюш" (]]>https://www.youtube.com/watch?v=h_VVqd5PRLE]]>)  представил два интервью флёровцев (кинофильм "Первый залп" ("Беларусьфильм", 1966 г.), , присутствовавших 1 октября 1966 г. на открытии  памятника около д.Пищалово,  о том, что залп батареи капитана И.А. Флерова по ж. д. товарной станции Орша прозвучал с огневой позиции рядом с деревней Пищалово 14 июля 1941 г. (]]>1]]>). В архивных же документах - двух отчетах подполковника А.И. Кривошапова от 19.07.1941 г. (]]>1]]>)  и от 30.03.1942 г. (]]>1]]>)  указаны две разные даты залпа батареи капитана И.А. Флёрова по ж. д. товарной станции Орша. Это 14 и соответственно 15 июля 1941 г.";
2.4  после предложения;  «Таким образом, во-первых, находясь в городской черте Орши, немцы не могли слышать пуск и видеть начальную фазу траектории ракет, а во-вторых, не могли видеть взрывы в зоне поражения обоих пусков.» дополнить следующее; «Э.Навогонский в своих статье ( http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml) и в фильме  "Оршанское эхо "Катюш" (]]>https://www.youtube.com/watch?v=h_VVqd5PRLE]]>)   представил интервью двух жителей г.Орша (В.Д. Кундеуса и Е.Е. Белянко) которые рассказали о том, что основной залп батареи капитана И.А. Флёрова пришелся по подъездным путям ж. д. станции Орша и лишь незначительная часть снарядов разорвалась в частном секторе, прилегающем к ж. д. вокзалу Орша(]]>1]]>, ]]>2]]>)».
    Надеюсь, что в течение месяца А.А. Милютин на сайте «Ракетная техника» (http://rbase.new-factoria.ru), где размещена статья "Оршанское эхо "Катюш" (http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml), представит  или архивные материалы на 5 вышеприведенных вопроса, которые ему задал еще 10 августа, или сообщит об отсутствии у него этих архивных сведений.
     Ответить же на «рецензию» А.А. Милютина намерен после завершения переписки с различными учреждениями и организациям РФ, изучающими военную историю,  ознакомления с документацией (в том числе и с журналом боевых действий) батареи капитана И.А. Флёрова в закрытых архивах (в открытых архивах документация пока не найдена (]]>1]]>, ]]>2]]>, ]]>3]]>, ]]>4]]>, ]]>5]]>, ]]>6]]>, ]]>7]]>, ]]>8]]>, ]]>9]]>, ]]>10]]>, ]]>11]]>, ]]>12]]>, ]]>13]]>, ]]>14]]>, ]]>15]]>, ]]>16]]>), получением ответа от А.А. Милютина на 5 вопросов, которые поставил перед ним в своем ответе ему 10 августа т.г., внесения А.А. Милютиным дополнений в свои статьи, которые указал выше  и обсуждения материалов, размещенных на сайте «Ракетная техника» (http://rbase.new-factoria.ru), где размещена статья "Оршанское эхо "Катюш" (http://rbase.new-factoria.ru/pub/orshanskoe-eho-katyush.shtml). Почему слово рецензия взял в кавычки? Для  к. и. н.,  как представили А.А. Милютина на одной конференции (]]>http://xn--b1afa8admefdd2c.xn--p1ai/news/2018/sudba_soldata_programma_ko...]]>),  непростительная ошибка в структуре его «рецензии». Причем эта ошибка уже повторяется в третьей его «рецензии».  Да и для военного исследователя (в Беларуси называют краеведами к которым причисляю себя), следует использовать общепринятый подход в структуре рецензии с которым можно, например, познакомиться на ряде сайтов  ]]>https://studfiles.net/preview/5800013/page:23/]]>. Или ]]>https://edunews.ru/school/info/kak-napisat-recenziyu.html]]> . Или ]]>http://ebooks.semgu.kz/content.php?cont=d;2224]]> И так далее. Знание структуры рецензии - азы, которые должен знать, человек, берущийся ее писать. 
      Поскольку в «рецензии» А.А. Милютина от 22 августа 2019 г. не приведено НИ ОДНОГО ФАКТА (!) из его  обвинений меня в «фальсификации истории», которые он указал в своем «Ответе» от 8 июля 2019 г., а лишь в примечании в этой «рецензии» сообщил, что «Критика документов Кривошапова и Аборенкова будет оформлена отдельной статьей, вне рамок этой рецензии.», то считаю что мой ответ А.А. Милютину от 10 августа (с дополнениями от 18 августа) 2019 г. аргументировано доказал несостоятельность его обвинений меня в «фальсификации истории». Поэтому в третий раз предлагаю А.А. Милютину принести публичное извинение за необоснованность его обвинения меня в «фальсификации истории».
С уважением, Эдуард Навогонский.Орша. Беларусь. 13 сентября 2019 г.  
Источники: 
  1. Еременко А.И. На Западном фронте // «Военно-исторический журнал». – 1959. – № 1. – С. 51.
  2. Милютин А. Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 1 из 4. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 25.05.2017 г. // URL: ]]>https://aldr-m.livejournal.com/8509.html]]> (дата обращения: 15.08.2019 г.)
  3. Милютин А. Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко). [Электронный ресурс]. Дата обновления: 31.03.2017 г. // URL: ]]>https://aldr-m.livejournal.com/14066.html]]>)
  4. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. М.: Военное издательство. – Том 2. –1961. – С. 66.
  5. Еременко А.И. В начале войны. - М.: Нaука. – 1965. Ссылки на электронный вариант книги ]]>http://militera.lib.ru/memo/russian/eremenko_ai_1/06.html; ]]>]]>https://www.e-reading.club/chapter.php/22140/9/Eremenko_-_V_nachale_voiiny.html]]>   
  6. Афанасьев Н.М. Первые залпы легендарных "Катюш". Подвигу четверть века // Правда. – 14.07.1966 г. – №195 (17512). – С. 4.
  7. Большая Советская Энциклопедия. - М.: Советская Энциклопедия. – Том 11. – 1973. – С. 539.
  8. ЦАМО РФ.  Ф. 59. Оп.12200. Д. 49. Л. 13.
  9. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 49. Л. 180-182,184 (Гуров С.В. Из истории создания и развития полевой реактивной артиллерии в СССР в период Великой Отечественной войны. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 08.05.2015 г. // URL: http://rbase.new-factoria.ru/pub/gurov/gurov.shtml) и Милютин А. Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко). [Электронный ресурс]. Дата обновления: 31.03.2017 г. // URL: ]]>https://aldr-m.livejournal.com/14066.html]]>)
  10. Архивный документ начальнику УБП ГУНАРТ КА от 30.03. 1942 г.  исполненный подполковником ГАУ КА Кривошаповым.  На сайте МО РФ по ссылке  ]]>http://74rvia.mil.ru]]> на электронный вариант архивного документа без архивных реквизитов.     
  11. ЦАМО РФ Ф. 246. Оп. 12928сс. Д. 2. Л. 38-41. Ссылка на электронный вариант ]]>https://ru.wikisource.org/wiki/Сборник_боевых_документов/37/032]]>.  
  12. Архивный документ начальнику УБП ГУНАРТ КА от 30.03. 1942 г. исполненный подполковником ГАУ КА Кривошаповым.  На сайте МО РФ по ссылке  ]]>http://74rvia.mil.ru]]> на электронный вариант архивного документа без архивных реквизитов. где на странице 1 (по архиву на с.53) упоминается капитан Флёров.      
  13. По ссылке  ]]>http://74rvia.mil.ru]]> на сайте МО РФ без указания архивных сведений ЦАМО  расположен архивный документ начальнику УБП ГУНАРТ КА от 30.03. 1942 г. исполненный подполковником ГАУ КА Кривошаповым, где на странице 4 (по архиву на с. 56) сообщается об убытии 17 июля Кривошапова в г.Москва 
  14. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 49. Л. 180 (Гуров С.В. Из истории создания и развития полевой реактивной артиллерии в СССР в период Великой Отечественной войны. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 08.05.2015 г. // URL: http://rbase.new-factoria.ru/pub/gurov/gurov.shtml) и Милютин А. Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко). [Электронный ресурс]. Дата обновления: 31.03.2017 г. // URL: ]]>https://aldr-m.livejournal.com/14066.html]]>)
  15. Архивный документ начальнику УБП ГУНАРТ КА от 30.03. 1942 г.   исполненный подполковником ГАУ КА Кривошаповым.  На сайте МО РФпо ссылке  ]]>http://74rvia.mil.ru]]> на электронный вариант архивного документа без архивных реквизитов. где на странице 2 (по архиву на с. 54) отмечается. что батарея убыла из Москвы в ночь с 1 на 2 июля 1941 г.
  16. Гуров С.В. Из истории создания и развития полевой реактивной артиллерии в СССР в период Великой Отечественной войны. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 08.05.2015 г. // URL: http://rbase.new-factoria.ru/pub/gurov/gurov.shtml 
  17. Коннов И.Н. Батарея капитана Флерова // «Военные знания». – 1962. – № 3. –  С. 8.
  18. Голованов Я.К. Заметки вашего современника. Том 3. 1983-2000. Книжка 97, июнь - октябрь 1983. – М.: Изд. «Доброе слово». – 2001. Ссылки на электронный вариант книги]]>https://libking.ru/books/sci-/sci-tech/227334-yaroslav-golovanov-zametki-vashego-sovremennika-tom-3-1983-2000-sokr-variant.html]]> и ]]>https://www.yaplakal.com/forum2/st/50/topic430115.html]]> и ]]>http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/golovanov/gol-zap/3/3-1.html#97]]>       
  19. ЦАМО РФ.  Ф. 208. Оп. 3038сс. Д. 33. Л. 4-5. Донесение командующего 20-й армией Народному Комиссару Обороны Союза ССР о задачах на контрудар 5-го и 7-го механизированных корпусов в направлении Лепель (6 июля 1941 г.). Ссылка на электронный вариант Донесения ]]>http://bdsa.ru/documents/html/donesiule41/410706.html]]>    
  20. ЦАМО РФ.  Ф. 208. Оп. 10169сс. Д. 7. Л. 87-89. Оперативная сводка штаба Западного фронта № 22 к 8 часам 6 июля 1941 г. о боевых действиях войск фронта. Ссылка на электронный вариант сводки ]]>http://bdsa.ru/documents/html/donesiule41/410706.html]]>  
  21. ЦАМО РФ.  Ф. 208. Оп. 3038сс. Д. 33. Л. 18. Приказ по 20 армии от 6 июля 1941 г. командиру 44 ск. Ссылка на электронный вариант Приказа ]]>http://bdsa.ru/documents/html/donesiule41/410706.html]]>     
  22. ЦАМО РФ.  Ф. 208. Оп. 3038сс. Д. 5. Л. 161-163. Разведсводка № 28, штаб Западного фронта. Смоленск к 8.00 10.7.41.  Ссылка на электронный вариант разведсводки ]]>http://bdsa.ru/iyun-iyul-arkhiv/149-10-1941122/3931-razvedyvatelnaya-svodka-shtaba-zapadnogo-fronta-28-k-8-chasam-10-iyulya-1941-g-o-boevykh-dejstviyakh-protivnika]]>    
  23. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 49. Л. 181. (Гуров С.В. Из истории создания и развития полевой реактивной артиллерии в СССР в период Великой Отечественной войны. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 08.05.2015 г. // URL: http://rbase.new-factoria.ru/pub/gurov/gurov.shtml) и Милютин А. Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко). [Электронный ресурс]. Дата обновления: 31.03.2017 г. // URL: ]]>https://aldr-m.livejournal.com/14066.html]]>)     
  24. Афанасьев Н. М. Подвиг первых ракетчиков. - Чебоксары: Чувашское книжное издательство. – 1972. – С. 151.
  25. Афанасьев Н. М. Первые залпы. - Москва: Воениздат. – 1982. – С. 41.
  26. Афанасьев Н.М Они были первыми // «Военные знания». – 1962. – № 8. –  С. 17.
  27. Навогонский Э. Интервью Сенчило. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 12.03.2019 г. // ]]>https://youtu.be/tiS8iY7iVqg]]>
  28. Фрагмент из кинофильма "Первый залп". Режиссер Грушо В. "Беларусьфильм", – 1966. ]]>https://youtu.be/XGt6vYZaSxo]]>
  29. Афанасьев Н. М. Первые залпы. - Москва: Воениздат. – 1982. – С.42.
  30. Милютин А. Первые залпы батарей реактивной артиллерии (батареи Флерова, Куна, Денисенко, Небоженко). [Электронный ресурс]. Дата обновления: 31.03.2017 г. // URL: ]]>https://aldr-m.livejournal.com/14066.html]]>
  31. Карп В. А. Статья для сайта «Отвага» написана в декабре 2012 года. [Электронный ресурс], Дата обновления: 28.12.2012 г. // URL: ]]>http://otvaga2004.ru/voyny/wars-second/wars-2nd-ussr/vojna-1941-1945-gg-karp-chast-1]]>
  32. Навогонский Э. Очевидец о залпе Катюш под Оршей / Груль Е.В. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 03.11.2018 г. // URL: ]]>https://youtu.be/2E6w9MnAKl8]]>
  33. Навогонский Э. 02 KUNDEYS H264 / Кундеус В.Д. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 09.11.2018 г. ]]>https://youtu.be/SnitwAy1nlc]]>
  34. Навогонский Э. Белянко о залпе по узлу станции Орша / Белянко Е.Е. [Электронный ресурс]. Дата обновления: 22.03.2019 г. // URL: ]]>https://youtu.be/DJzY-Fl6PZM]]>
  35. Ерёменко А.И. Смоленское сражение. [Электронный ресурс] // URL: http://militera.lib.ru/memo/russian/eremenko_ai04/index.html (дата обращения: 23.07.2019 г.). ссылка на pfd файл: URL: ]]>http://militera.lib.ru/memo/0/pdf/russian/eremenko_ai04.pdf]]> (дата обращения: 23.07.2019 г.)