Первый пуск снаряда системы «Смерч»

Автор: 
Подчуфаров Вячеслав Иванович

]]>]]>

В статье Подчуфарова Вячеслава Ивановича, прошедшего трудовой путь от инженера до заместителя главного конструктора предприятия "Сплав" (ныне АО "НПО "СПЛАВ", Россия, г. Тула), приводятся основные данные о работах 1976 года по первому пуску опытного образца реактивного снаряда для будущей реактивной системы залпового огня "Смерч".

Краткая справка об авторе.

Подчуфаров Вячеслав Иванович родился 29 июня 1942 года в городе Щекино Тульской области. В 1965 году окончил Тульский политехнический институт по специальности «Летательные аппараты».

В.И. Подчуфаров ведущий конструктор по снарядам и двигателям реактивных снарядов реактивных систем залпового огня «Ураган» и «Смерч». Он обеспечивал координацию работ и решение технических вопросов по системам в целом. Под его руководством проведены работы по модернизации реактивной системы «Град» в части автоматизации боевой машины и создания снарядов с дальностью стрельбы в два раза большей штатной и более эффективными головными частями, а также разработаны три снаряда повышенной эффективности для Тяжёлой огнеметной системы. Занимался вопросами комплекса "Град-М". Участвовал в испытаниях разрабатывавшихся образцов. 

Подчуфаров В.И.  автор более 150 научных трудов, в том числе изобретений и патентов. Он лауреат Ленинской премии (1988 год) за работы по РСЗО "Смерч", премии Правительства РФ (2004 год). Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1976 год), медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И Ленина» (1970 год), «300 лет Российскому флоту» (1996 год) [на основе материалов: http://www.museum-arms.ru/about/tula-armory/detail.php?ELEMENT_ID=2607].

Нашим предприятием с 1973 года по 1976 год проводилась научно-исследовательская работа НВ2-131-76 по определению облика новой системы залпового огня – системы верховного главного командования. Отдел № 11 был головным по этой работе, начальник отдела Бондарев Лев Григорьевич. В этой работе принимали участие специалисты многих предприятий Советского Союза. Сначала были проведены теоретические исследования по определению калибра снаряда, его характеристик, схемы боевой машины, количества снарядов на транспортно-заряжающей машине, тип шасси боевых машин и т.д. В процессе разработки на этом этапе был создан снаряд с двигателем на смесевом твёрдом топливе марки ПЭКА-51ЛС люберецкой разработки. Были проведены девять стендовых испытаний двигателей и три лётных испытания снаряда.

Как же проводилось первое лётное испытание? Осенью 1976 года была изготовлена матчасть первого снаряда и отправлена на Нижнетагильский полигон (Нижнетагильский институт испытания материалов), но при проведении силовых испытаний на нашем предприятии выяснилось, что система стабилизации меняет углы под действующими нагрузками из-за большой консоли задней части лопасти. Было принято решение поставить дополнительную опору у лопасти. Такой блок был сделан, доработан и подготовлен к отправке в Нижний Тагил для замены ранее поставленного, сформирована бригада для проведения этих испытаний.

Мы с Борисом Романовцевым шли мимо Центрального корпуса предприятия, и в это время около входа в корпус стоял Александр Никитович Ганичев с генералом и двумя полковниками. Александр Никитович остановил нас и говорит: “Вот, товарищи, смотрите, ребята едут проводить первый пуск “Смерча”. Желаю успеха, хотя не особо надеюсь, но если будет всё нормально, вот я не знаю, что тогда” – ну, говорит – “20 литров спирту Вам”. Мы попрощались и пошли за проходные.

На следующее утро вся бригада вылетела из Тульского аэропорта. Прилетели в Свердловск. Везли с собой новый блок. Он весил 65 килограммов. Для транспортировки он был привязан к ручке от лопаты и, естественно, упакован, чтобы не было видно, что мы везём. При выходе из аэропорта ручка сломалась и блок покатился по лестнице, выходившей от здания аэропорта на площадь. Лестница была ступенек десять. На месте блок осматривать было нельзя. Сели в автобус, поехали на полигон в посёлок “Старатель”. Там его распаковали и осмотрели. Блок получил серьёзные повреждения – замятина резьбы по хорде примерно миллиметров девяносто-сто, повреждения в виде трещин на внутренней пластмассе. Приняли решение доработать этот блок своими силами, потому что на изготовление нового ушёл быцелый квартал. Доработали блок, собрали снаряд, замерили его характеристики. Кстати, перед сборкой тоже были проблемы. В цехе, который нам отвели для сборки снаряда, тельфер имел грузоподъёмность 400 килограммов. Нам не разрешали вообще проводить работы. Сказали: “Ребята, до свиданья”.

Мы нашли выход – надо поднять сначала один конец снаряда, подвести под него тележку и после второй конец снаряда, подвести вторую тележку и вывести уже на наружный кран, который имел бóльшую грузоподъёмность. Ну, одним словом, худо-бедно собрали снаряд. Собирали мы без стапеля, на ящиках. В общем, довольно всё это было трудно. Ну, справились с этой задачей. Одним словом, вывезли снаряд на пусковую. Она была сделана специалистами СКБ-ИЗАП Мотовилихинского завода. Установка представляла собой один ствол на лафете гаубицы МЛ-20. Стали заряжать, заряжание шло с трудом. Вручную не удалось дослать снаряд полностью. Пришлось использовать борт грузовика. Используя прокладки, затолкнули снаряд,навели установку. Все поправки рассчитали наши ребята. Участвовало в этом пуске очень много народа. Из смежных предприятий – из НИИ “Поиск”, из “Мотовилихи”, люберецкого НИХТИ и, конечно, работники полигона. С нашего предприятия участвовали Борис Романовцев, Валерий Вацурин, Глебов Александр, Зоркин Владимир, Батов Александр, Ашмарин Александр. Навели установку, дали команду на пуск. Снаряд ушёл ровно, без колебаний. После звука “Града”, “Урагана” это был звук мощный, но низкого тона, приятный, бархатистый. Конечно мы все были рады. Вечером отметили успех. Из Тагила я дал телеграмму в Министерство и на предприятие, что при 36-ти получено 40. Это означало, что при угле 36° было получено 40 километров. Подтверждалось основное требование по дальности. Приехали мы на предприятие, доложили руководству. Конечно все были очень рады, потому что слишком много задач было решено при разработке и изготовлении этого снаряда. Были решены вопросы механической и электрической стыковки снаряда с элементами боевой машины, проверена работа пусковой установки при воздействии высокотемпературных продуктов сгорания при уходе снаряда, замерены все необходимые параметры для проектирования боевой машины, ну и так далее.

Проходит несколько дней, заходит Борис Романовцев ко мне и говорит: “Вячеслав, ну Ганичев нам обещал, так сказать, по результатам положительных”. Я – “да вроде неудобно”, а он говорит: “да пойдём, обещал же”. Ну ладно, пошли к Александру Никитовичу. Александр Никитович один был в кабинете. Зашли, подписали несколько документов.

Борис говорит: “Александр Никитович, ну вот Вы обещали за положительный результат”. “Что я обещал?”, – задал вопрос Ганичев.

– Ну спирт.

– Cпирт? Сколько ж я обещал?

– Двадцать литров.

– Двадцать литров? Да вы обопьётесь, ребята. Да Вы что?

А сам барабанит пальцем по столу (привычка, когда он задумывался, он всегда пальцами правой руки барабанил по столу).

– Так, ну я понял. Обещал, да. Так вот, что я Вам скажу, ребята. Значит я Вам буду выдавать по частям.

Говорит секретарше, чтобы соединили со вторым цехом, с начальником второго цеха Рукозенковым Геннадием Михайловичем. “Геннадий Михайлович, к тебе придут ребята, ты отпусти им пять литров” – сказал Ганичев. Отмечу, что в дальнейшем по этому вопросу мы к Ганичеву больше не обращались.

Получили мы эти пять литров, и в пятницу собрались на “конном дворе”, это место, если кто не знает, находилось около нашей теплицы. Так называемый “конный двор” – это помещение с печкой, помещение довольно просторное. Собралось человек двадцать из цехов и из разных отделов. Пришёл Александр Никитович с супругой Марьей Андреевной, поздравил всех и отметил, что предприятием сделан большой шаг в создании РСЗО нового поколения. Была такая тёплая, радушная обстановка, выпили за успех проведённой работы.

Когда вспоминаешь это, тогда понимаешь, вот это был “Сплав”, хотя в то время предприятие называлось “Тулгоснииточмаш”. Вот такая история.

Ведущий инженер по НИР

Вячеслав Иванович Подчуфаров

  • Фотография: Дина Валерьевна Ефремова (пресс-служба АО “НПО “СПЛАВ” (Россия, г. Тула). Дата фотографии: 26.10.2017 г.
  • Расшифровка аудиоматериала: Сергей Викторович Гуров (АО “НПО “СПЛАВ” (Россия, г. Тула).
  • Редактура расшифрованного материала: Подчуфаров Вячеслав Иванович, Подчуфарова Людмила Александровна; Гуров Сергей Викторович.

P.S. До спирта тоже дошло. Любители крепких мужских напитков чуть не поллитра выпили.