Из истории создания и развития полевой реактивной артиллерии в СССР в период Великой Отечественной войны

Автор: 
Гуров С.В.

Великая Отечественная война дала мощный стимул к развитию различных областей научного и технического знаний. Одним из практических нововведений в Красной армии стало становление и развитие нового вида вооружения – реактивной артиллерии, предпосылки появления которого лежат в развитии ракетостроения, автомобилестроения, химии и других областей науки и техники. 

В статье представлены известные, малоизвестные и рассекреченные данные о предпосылках появления и развитии реактивной артиллерии в СССР в период Великой Отечественной войны.

В 20-х и 30-х годах в СССР проводились работы широкого спектра по созданию снарядов и средств для их пуска. Согласно последним данным, с начала 30-х годов в России проводились работы по возможностям залпового пуска реактивных снарядов.

Первоначально, в 1933 году специалистами Газодинамической Лаборатории, и в 1936 году предлагалось обеспечивать залповый огонь за счет применения штыревых пусковых устройств, на каждый из которых укладывался один снаряд. Установки-штыри вместе со снарядами перевозились в кузовах грузовых автомобилей. После установки их на земле недалеко друг от друга, одна из них монтировалась в кузове автомобиля. Машина служила для транспортировки боеприпасов и “пусковых треножников” [1],[2].

В своей книге “Реактивное вооружение Советских ВВС” С.Н. Резниченко пишет: “15 октября 1936 года заместитель начальника ХИМУ РККА комдив М.И. Степанов провел совещание по уточнению ТТТ на самоходные установки для транспортировки и ведения стрельб с них ракетными химическими снарядами, а также на пусковые штыри для стрельб с грунта 245-мм РХС.

По итогам переговоров обе стороны сочли необходимым при составлении ТТТ на самоходные установки для вышеозначенных целей, в качестве таковых базироваться на автомашины ЗИС-6, ЗИС-5, ГАЗ-АА.

Г.Э. Лангемак предлагал лишь доставлять на колесном шасси боеприпасы на позицию и с помощью подъемного механизма ”ЭЭ” “механическим способом заряжать штыри, установленные на грунте для пуска снарядов РХС-245 и РХС-203”. В стенограмме совещания указывалось следующее “Ввиду отсутствия опыта в ведении групповой стрельбы со штырей предложить РНИИ изготовить 10 штырей к испытаниям РХС-132 в 1936 г. и включить в программу пункт о проведении соответствующего испытания” [3].

В период 1937-1941 годов сотрудники НИИ №3 (бывшего РНИИ – Реактивный научно-исследовательский институт) проводили работы по баллистическим неуправляемым ракетам с наклонным пуском. Вес ракеты 521 составлял 200 кг. Для запуска была предложена 10-зарядная пусковая установка с длиной направляющей 10 метров. Расчетная дальность полета снаряда составляла 23 км [4].

]]>]]>

Установка для пуска ракет 521

В октябре 1938 года конструкторами НИИ №3 А. Г. Костиковым, А. П. Павленко и А. С. Поповым был разработан проект 24-зарядной самоходной пусковой установки для стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами калибра 132 мм на основе авиационных РС-132. Метательная установка, согласно современной терминологии – артиллерийская часть, монтировалась на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-5. В состав метательной установки входила установка с 24 однопланочными направляющими желобкового типа, закрепленными на специальной раме в поперечной плоскости машины. С 8 декабря 1938 года по 3 февраля 1939 года были проведены полигонные испытания установок и снарядов, изготовленных в мастерских НИИ №3. Установка была представлена на испытания недоработанной и не выдержала их. Во время испытаний было обнаружено большое количество отказов при сходе снарядов из-за несовершенства соответствующих узлов установки (39 отказов в 223 пусках); процесс заряжания пусковой установки был неудобен и требовалось много времени (45 минут при работе четырех-пяти номеров расчета); поворотный и подъемный механизмы не обеспечивали легкой и плавной работы, прицельные приспособления – требуемой точности наведения. Грузовой автомобиль ЗИС-5 обладал ограниченной проходимостью.

]]>24-зарядная установка для РС-132 (1938 год) ]]> ]]>24-зарядная установка для РС-132 (1939 год) ]]>

24-зарядная установка для РС-132 (1938 год) и 24-зарядная установка для РС-132 (1939 год).

Два варианта экспериментальных установок на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6 для пуска 24 и 16 неуправляемых реактивных снарядов калибра 132 мм были разработаны сотрудниками НИИ №3 в 1939 году.

]]>Механизированная установка]]> ]]>Механизированная установка, II образец, на Ржевском полигоне под г.Ленинградом (октябрь 1939 г.)]]>

Механизированная установка - I образец и Механизированная установка, II образец, на Ржевском полигоне под г.Ленинградом (октябрь 1939 г.)

Основным отличием установки II образца от установки I образца было продольное расположение направляющих. С 28 сентября по 9 ноября 1939 года были проведены полигонные испытания установок. Испытаниями руководил военинженер Н.Н. Кузнецов [5]. На основе результатов полигонных испытаний было принято решение, что установка I образца из-за технического несовершенства не может быть допущена к войсковым испытаниям. Установка II образца, в конструкции которой также был найден ряд серьезных недостатков, могла быть допущена к войсковым испытаниям после внесения существенных конструктивных изменений. Во время испытаний были выявлены следующие недостатки:

  •  при стрельбе установка II образца раскачивается;
  •  сбиваемость угла возвышения достигает 15′30″, что в свою очередь влечет увеличение рассеивания снарядов;
  •  при заряжании нижнего ряда направляющих возможен удар взрывателя снаряда по конструкции фермы.

С конца 1939 года основное внимание специалистов было сосредоточено на улучшении схемы и конструкции установки II образца и устранении недостатков, выявленных при проведении полигонных испытаний. Направления, по которым проводились работы были следующими: во-первых продолжалась работы по устранению недостатков установки II, во-вторых проводились работы по созданию более совершенной установки, отличавшейся от установки II образца. В тактико-техническом задании на разработку более совершенной установки (“модернизированная установка для РС” по терминологии документов тех лет), подписанном 7 декабря 1940 года, предусматривалось:

  •  провести конструктивные улучшения подъемно-поворотного устройства;
  •  увеличить угол горизонтального наведения, произвести упрощения прицельного приспособления;

Предусматривалось также:

  •  увеличение длины направляющих до 6000 мм и 7000 мм вместо существующих 5000 мм;
  •  возможность стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами калибра 132 мм и 180 мм.

25 апреля 1941 года были утверждены тактико-технические требования ]]>№1923]]> на модернизацию механизированной установки для стрельбы реактивными снарядами.

В начале 1941 года началось распределение заказов на предприятия. Хотя недостатки, обнаруженные на полигонных испытаниях в 1939 году, не были устранены, для проведения войсковых испытаний в начале 1941 года Главное артиллерийское управление Красной армии заказало изготовить опытную партию экспериментальных модернизированных установок для РС-132. Однако передача заказа на изготовление опытной партии на Воронежский завод им. Коминтерна Наркомата общего машиностроения в феврале 1941 года не означала, что установка уже принята на вооружение и начато ее серийное изготовление. С учетом конструкторско-технологических изменений чертежи общего вида опытной установки, разработанные специалистами КБ завода им. Коминтерна, были готовы к 10 июня 1941 года.

Одна из шести установок, изготовленных на Воронежском заводе, была отправлена для проведения войсковых испытаний под Севастополь для стрельбы 140-мм ракетными осветительными парашютными снарядами в интересах береговых артиллеристов. С началом войны данные о ней теряются.

Установлено, что 28 марта 1941 на имя Председателя артиллерийского комитета ГАУ КА с копией начальнику технического отдела НКБ из НИИ №3 за подписью А.Г. Костикова и И.И. Гвая было направлено письмо по вопросу утверждения тактико-технических требований на ракетно-зенитную установку буксируемого типа. Калибр снаряда – 132 мм, количество запускаемых снарядов – 16, буксировка грузовой автомашиной марки ЗИС-6, гусеничным трактором “Коммунар”, “Коминтерн”.

“Со стороны НИИ №3 НКБ в начале 1940 года поступило предложение об использовании ракетных снарядов для целей постановки заградительного зенитного огня.

Данное предложение было направлено нами в Артиллерийский комитет.

Определенного ответа о необходимости иметь такого вида оружия, как вспомогательного средства для общей системы противовоздушной обороны, НИИ № 3 от Арткома в 1940 году не получил.

По инициативе НИИ № 3 были проведены испытания опытного образца ракетно-зенитной установки и ракетных снарядов на НИЗАП”е, и по которым полигоном был составлен отчет /один из экземпляров акта находится в Арткоме за №789/.

В своих выводах НИЗАП говорит о целесообразности данной работы, при условии увеличения потолка РС и уменьшения полетного времени.

На основе проведенных испытаний, зам. Начальником 2 отдела Арткома, военинженером I ранга т.ГЮНЕР и НИИ № 3 НКБ, были составлены в начале апреля 1941 г Тактико-технические требования, на инициативную работу по ракетно-зенитной установке, ракетному снаряду, трубке и установщику.

12 мая под председательством зам. председателя Арткома, полковника т.ЗАСОСОВА состоялось совещание по рассмотрению ТТТ с представителями от Арткома, Управления 3.А. Артакадемии им. Дзержинского, НИИ №3 НКБ завода №398, на котором были высказаны за и против продолжения работ по РЗУ”. Также были расмотрены тактико-технические требования на ракетно-зенитную установку “РЗУ”, которая отрабатывалась НИИ №3 в инициативном порядке.

Представители НИИ №3 ушли с совещания без определенного результата не зная целесообразна в дальнейшем эта работа или нет.

НИИ №3 просит Артиллерийский комитет дать окончательное решение по этому вопросу и в случае целесообразности ведения подобной работы дать подробнее тактико-технические требования на неё”. От руки на документе написано: “На совещании было ясно сказано, что с предлагаемой баллистикой и кучностью делать РЗУ нецелесообразно. Нужно работать над ракетой для повышения потолка и кучности”.

Также в документе ЦАМО РФ указывается “На совещании было установлено, что проектирование “РЗУ” в комплекте с ПУАЗО, силовой синхронной передачей и установщиком трубки до отработки полноценного ракетного снаряда являются нецелесообразным. НИИ № 3 НКБ твердо, уверенно в жизненности своего предложения базируясь на дальнейших возможных перспективах развития ракетной техники” [6]. 

Дальнейшая судьба проекта неизвестна. Во время войны были проработаны и другие варианты зенитных установок, но о практическом их применении четкая информация отсутствует. Сегодня уже очевидно, что будучи неуправляемыми, снаряды не могли и не могут обеспечить необходимой точности, а обеспечивать поражение быстро летящих воздушных целей за счет большой плотности снарядов было и есть нецелесообразно.

С 15 по 17 июня 1941 года на Софринском полигоне под Москвой состоялся показ новых образцов вооружения руководителям Коммунистической партии и правительства. Среди них были опытно-экспериментальные образцы установки для пуска неуправляемых реактивных снарядов калибра 132 мм. По результатам смотра 21 июня 1941 года было принято решение организовать производство установок и неуправляемых реактивных снарядов к ним. Принятие такого решения объясняют угрозой предстоящей войны и ни в коем случае это не означало принятия на вооружение образца, так как он не был готов ни для серийного производства, ни для эксплуатации в войсках. Этим решением был закончен первый этап – довоенный и наступил второй – военный этап. Его начало определяется подключением к завершению создания установки для пуска неуправляемых реактивных снарядов калибра 132 мм. Тип головной части – осколочно-фугасная. Работы проводились специалистами Московского завода “Компрессор” и его Специального конструкторского бюро (СКБ), которое с того момента и до конца войны стало головным предприятием по совершенствованию и разработке новых установок для пуска реактивных снарядов, а завод “Компрессор” – по их внедрению в производство и изготовлению. Также до конца войны они были основной экспериментальной базой Главного управления вооружения Гвардейских минометных частей Красной армии с его образования в сентябре 1941 года, после того как оно было выделено из Главного артиллерийского управления Красной армии [7].

]]>]]>

Механизированная установка, II образец на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6

1 - пакет направляющих, 2 - лонжероны, 3 - ферма, 4 - поворотная рама, 5 - подъемный механизм, 6 - поворотный механизм, 7 - прицел, 8 - домкрат, 9 - защита, 10 - бензобак" 

На основании Директивы командующего войсками Московского военного округа № 10864 от 28 июня 1941 года в этот день началось формирование первых частей полевой реактивной артиллерии.  С 28 июня по 1 июля 1941 года была сформирована первая батарея механизированных установок на базе 1-го Московского Краснознамённого артиллерийского училища имени Красина. В состав батареи входили: взвод управления, три огневых взвода, взвод боевого питания, пристрелочный взвод, хозяйственное отделение, отделение горюче-смазочных материалов, санитарная часть и должно было быть семь установок М-13. С целью транспортировки боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия в состав батареи входили 44 грузовых автомобиля, с помощью которых была возможность перевозки 600 снарядов М-13, 100 выстрелов для 122-мм пристрелочной гаубицы, три заправки горюче-смазочных материалов и до семи суточных дач продовольствия. Все эти средства и установки были сконцентрированы в училище. Две боевые установки не были получены и батарея ушла на фронт с пятью установками и одной 122-мм гаубицей образца 1910/30 года в качестве пристрелочного орудия, перевозимого в кузове автомобиля.

В ночь с 1 на 2 июля 1941 года батарея под командованием капитана И. А. Флерова отправилась на фронт из Москвы по Минскому шоссе по маршруту Можайск-Ярцево-Смоленск. 4 июля 1941 года батарея вошла в состав артиллерии 20-й армии [8],[9].

По другим данным, батарея в составе семи боевых установок вышла на Западный фронт в ночь на 3 июля 1941 года. С батареей в войска выехали инженеры НИИ-3 А.С. Попов и Д.А. Шитов. Они занимались обучением личного состава управлению новым оружием во время дневных привалов [10]. Согласно источнику [10], в журнале боевых действий батареи появились следующие записи: "14.7.1941 г. 15 часов 15 минут. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня". "14.7.1941 г. 16 часов 45 минут. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике, паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты нашими подразделениями в плен...".

В архивном документе ГАУ КА от 19 июля 1941 по вопросу применения реактивных установок приведена информация, которая явно не указывает на батарею Флерова, но результаты анализа имеющейся информации, опубликованной выше позволяют сделать такой вывод.

"Специальная батарея реактивных установок сформирована по директиве МВО №10864 от 28.641 г. и 2.7.41 г. направлена походным порядком на западное направление.

В Смоленск батарея прибыла к 8ч.00 4.7.41 г.

На слаживание батареи был дан один день и 6.7.41 г. в 5ч.30м. батарея выступила для занятия боевого порядка, на 502 км магистрали Москва-Минск, в системе обороны 73 сд, 20 армии. Изучение обстановки на участке дивизии показало, что использование батареи на этом участке нецелесообразно. По твердому настоянию батарея была отправлена на участок 18 и 73 сд для прикрытия г.Орши. 14.7.41 г. в 15ч.15м. был дан первый залп (96 выстрелов) по скоплению танков и пехоты противника в районе центрального вокзала г.Орша и в 17ч.20м. дан второй залп (94 выстрела) по переправе через р.Днепр. Результаты стрельбы: по вокзалу - залп накрыл район вокзала и вызвал большой пожар; по переправе - к-р 6 роты 413 сп наблюдал стрельбу и сообщил,что переправа накрыта залпом. Сведения о результатах в штабе 20 армии и штабе фронта до от"езда получить не удалось. 15.7.41 г. батарея находилась в 23 км. сев.зап. г. Смоленск  получала задачу в штабе 20 армии.

Подготовка и состояние материальной части - после большого марша (около 700 км, из которых 130 км. система находилась в заряженном состоянии), все системы оказались вполне боеспособными, за исключением одной у которой оказался внутренний порыв центрального кабеля. Система исправна после стрельбы.

Недостатки обнаруженные в процессе эксплуатации и боевой стрельбы:

  1. Невозможность построения веера, т.к. прицельные приспособления не позволяют отмечаться и наблюдать вправо.
  2. Плохо защищены:         кабина водителя, радиатор, бензобак, провода управления огнем, скаты с покрышками).
  3. Нет освещения для ведения огня ночью.
  4. Нет устройства для буксирования установок.
  5. Нет "ЗИП".
  6. Нет места для личного состава установки.
  7. Нет средств для передвижения командира взвода.
  8. Батарея не имеет защиты от нападения с воздуха.
  9. Шланг для выноса управления огнем на 50 мет. является лишним - управление всегда ведется из кабины.
  10. Недостаточное количество вольтметров (надо три на батарею), запасных пиропатронов (надо 10 штук на 100 выстрелов), предохранителей(надо по 4 штуки на 100 выстрелов).
  11. Недостаточный горизонтальный угол обстрела (22°).
  12. Плохо защищены уровни   (один лопнул при первом залпе).
  13. Конструкция под"емного механизма требует доработки (поставить на шарико-подшипниках или сделать секторного типа).
  14. Слабо укреплен щиток управления.
  15. Слабы и неудобны в пользовании опорные ноги (отламались три плиты и одна нога прогнулась).
  16. Слабо укреплен прицел (стопор крепления прицела не держит) и барабан (проворачивается).
  17. Прицельные приспособления очень высоки и затрудняют наводку орудия.".

В выводах указывалось следующее: "Боевое применение реактивных установок показало, что они являются могущественным средством подавления противника, создания морального воздействия на противника и поднятия морального состояния своих войск.

Реактивные установки необходимо принять на вооружение Красной Армии. В процессе изготовления новых установок принять меры к устранению указанных недостатков."[11].

В донесении о численном и боевом составе 20 армии по состоянию на 20 июля 1941 года чётко не указано на батарею Флерова, но, предположительно, речь идёт именно о ней. Название частей и соединений - Особая батарея РГК. В разделе "по штату" везде прочерки. В разделе "по списку" указаны следующие данные: Комсостава - 9; Политсостава - 1; Техсостава - 2; Адм.-хоз. состава - 1; Медсостава - 1; Итого - 14. Младшего начсостава - 34; Рядового состава - 150; Всего военнослужащих - 198. Автомашины: Легковых- 1; Грузовых - 44; Специальных - 7 (предположительно речь идёт о установках М-13); Винтовок и карабинов - 88; Автоматических винтовок - 50; Ручных пулеметов - 4; Пушки: 210 мм - 7; Гаубицы: 152 мм - 1; Радиостанции: 6-ПК - 2 [12].

В источнике [12] на листе 177 указана следующая информация о батарее Р.С. О какой батарее идёт речь в документе не указано.

"тов. Белокоскову задержанную Вязьма.

Немедленно направте батарею (слова батарея зачёркнута - прим. автора статьи) Р.С. к нам Вадино будет направлена представителем Калинина для использования в его группе. Выделите сопровождающего батарею (слово батарею зачёркнуто и вставлено - прим. автора статьи - опер. командира - ) знающего маршрут для быстрой доставки. Донесите исполнение. Главком". подпись неразборчива. Документ написан карандашем. Дата не указана [13]. Исследователь данного вопроса Александр Милютин (Россия, г.Москва) пришёл к выводу, что в данном абзаце речь идёт о батарее Куна, а не о батарее Флерова (ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 2. Л. 171; ЦАМО РФ. Ф.208. Оп. 3038сс. Д. 24. Л. 96. Подлинник. Текст по URL: ]]>http://bdsa.ru/documents/html/donesaugust41/410805.html]]>).

В копии доклада Заместителя начальника Главного Артиллерийского управления Красной армии, Военинженера 1 ранга Аборенкова Секретарю Центрального Комитета ВКП /б/ товарищу Маленкову Г.М. от 21 августа 1941 года приводятся данные о неисправности всех четырех боевых машин в батареи Флерова. “…По донесению батареи тов. ФЛЕРОВА все его четыре боевых машины требуют капитального /заводского/ ремонта. Требуется срочно их заменить на новые” [14].

В копии письма №42509ас Спец.Артвооруж. от 28 августа 1941 года "По вопросу: замены материальной части" от Заместителя начальника ГАУ КА военинженера 1 ранга Аборенкова в адрес Командира батареи М-13 АРВК капитана тов. Флерова указано:

"При  сем направляется в Ваше распоряжение четыре боевых машины (М-13) и 16 грузовых машины ЗИС-5 с 480 снарядами для М-13. одна hзс (выглядит как hзс т.к. написано от руки. должно быть лзс. прим. автора статьи) и одна летучка типа А.

Все имеющиеся у Вас боевые машины М-13 направить с ответственным сопровождающим на завод "Компрессор" (г.Москва).

Весь личный состав сопровождающий машины вернуть обратно.

О замене машин и прибытии боеприпасов доложите командиру дивизиона и начарту фронта.

ЛЗС и летучка типа "А" следует в распоряжение к-ра дивизиона капитана т.Смирнова". Документ был отпечатан 27 августа 1941 года. Исп. Росляков. [15]

В копии донесения Заместителя начальника Главного Артиллерийского управления Красной армии, Военинженера 1 ранга Аборенкова Секретарю Центрального Комитета ВКП /б/ товарищу Маленкову Г.М. от 30.08.1941 года за подписями Аборенкова и Военного комиссара ОСАВ ГАУ КА Полкового комиссара Лапаева сообщается: “28.8.41г. автоколонной в 20 машин отправлены 4 боевых установки М-13 и 16 машин ЗИС-5 под боеприпасы на Смоленском направлении на замену неисправных установок М-13 в батарее капитана тов.Флерова и 450 выстрелов М-13 для его же батареи…” [16].

В донесении командного состава войсковой части №4207 /42 ОАД/ от 1 сентября 1941 года в адрес Зам. Нач. ГАУКа отдел спец. арт. вооружения (фамилия одного из подписавших донесение Синицын) указано:

"Настоящим доношу, что посланные вами четыре боевые установки М-13, одна летучка типа "А", одна походная) зарядная ст. и пятнадцать автомашин ЗИС-5 с боеприпасами для МУ-13 в колич. 450шт. нам в адрес бат. к-на Флерова полученно полностью. На основании вашего же распоряжения все имевшиеся в батареи установки М-13 в данной батарее за №№ 3,4,5,6,7 итого в колич. пяти штук сданы вашему представителю нач. колонны л-ту т.Нарбекову Ю.Б. для сопровождения их в ремонт. г.Москву. Одновременно докладываю, что батарея к-на Флерова распоряжением нач. арто 24 армии введена в состав 42 отдельного арт.дивизиона". [17].

В ночь на 7 октября 1941 года у деревни Богатырь Знаменского района (бывшего Вяземского) Смоленской области батарея попала в засаду. Капитан И.А. Флеров приказал подорвать установки и погиб сам, не дав врагу захватить новое секретное оружие. На месте гибели и в городе Орше установлены памятники бойцам 1-й экспериментальной ракетной батареи.

В ночь с 21 на 22 июля 1941 года на Западный фронт отправилась вторая батарея, а позже были сформированы и другие. Установки назывались гвардейскими минометами, а части, в которых они состояли на вооружении – Гвардейскими минометными частями. Отметим, что формирование первых восьми полков с установками М-8 и М-13 было начато в соответствии с приказом №04 от 8 августа 1941 года Ставки Верховного Главного командования [17],[18].

По состоянию на 16 августа 1941 года была сформирована одна батарея М-8, укомплектованная машинами и боекомплектом выстрелов 2160 штук [19]. По другим данным 12 августа 1941 года был сформирован и затем направлен на Северо-Западный фронт 1-й дивизион 5-го гвардейского минометного полка в составе двух батарей по 8 установок М-8 в каждой [20]. Подробнее о начальном этапе формирования гвардейских минометных частей смотрите: ]]>Из истории начального этапа формирования гвардейских минометных частей (М-8,М-13)]]>. 

Дата принятия на вооружение установки и снарядов М-13 документально неустановлена. В книге М.Первова "Рассказы о русских ракетах" Книга первая. на странице 257 указано, что "30 августа 1941 года Постановлением Государственного Комитета Обороны БМ-13 была принята на вооружение Красной Армии." Я, Гуров С.В., ознакомился с электронными обликами Постановлений ГКО за 30 августа 1941 года в Российском Государственном Архиве Социально-Политической Истории (РГАСПИ, г. Москва) и не нашел ни в одном из них упоминания данных о принятии установки М-13 на вооружение [21].

Постановлением Государственного Комитета Обороны ]]>№ ГКО-303сс]]> от 28 июля 1941года "О СНАБЖЕНИИ ГЛАВНОГО АРТИЛЛЕРИЙСКОГО УПРАВЛЕНИЯ СНАРЯДАМИ М-8 ЗА СЧЕТ ВВС" ГУ ВВС (т.Петров) обязывался "в срок до 31.VII передать ГАУ (т.Яковлеву) из наличия на центральном складе и в транспортах 20 тысяч штук снарядов М-8. Кроме того передать в августе 1941 года 20 тысяч штук снарядов М-8 с Дальнего Востока и Забайкалья, обязав НКПС обеспечить их немедленную переброску"[22].

Cнаряды М-8 были поставлены из ВВС с Дальнего Востока [23]. Это говорит о возможности запуска с боевым машин серии М-8 авиационных снарядов калибра 82 мм, другими словами унификации боеприпаса и направляющих.

Замена экспериментальных установок разработки специалистов НИИ № 3 для стрельбы снарядами М-13 на первые промышленные установки состоялась после 28 августа 1941 года.

Работы по реактивным системам потребовали перехода от серийного производства к массовому и созданию широкой структуры кооперации на территории страны. За время войны производством занимались предприятия Москвы, Ленинграда, Мурома, Воронежа, Горького, Челябинска, Свердловска (ныне Екатеринбург), Нижнего Тагила, Красноярска, Колпино, Коломны, Голутвина, Подольска, Климовска, Люберец, Воскресенска, Кинешмы, Кержача, Рыбинска, Чкаловска, Ярославля, ст. Монетная, Ворошиловграда, Сталино, Краматорска, Лисичанска, Орджоникидзе, Ростова, Ейска, Баку, Краснодара, Тбилиси, ст. Баранча, Павлова на Оке, Таганрога [24], [25] и, возможно, других.

Потребовалась организация отдельной военной приемки гвардейских минометных частей [26].

Массовое производство реактивных боеприпасов и применение их в Сухопутных войсках началось только во время войны, т.е. во второй половине 1941 года.

До этого производство велось только в серийном порядке, в небольших количествах, причем эти боеприпасы шли исключительно на вооружение авиации, почему и приемку их осуществляла военная приемка ВВС. Необходимость в минимально короткий срок, в условиях общей мобилизации промышленности, развернуть массовое производство совершенно нового, незнакомого для промышленности, вооружение, естественно создало некоторые особенности в организации производства, а следовательно в организации военной приемки на этих заводах.

Так как производство реактивных снарядов создавалось заново, в промышленности тогда не было кадров, знакомых с производством этих снарядов (за исключением 2-х заводов), то управлению и военным представительствам приходилось брать на себя функцию не только контролера-приемщика, как заказчику, но и организатора производства, технолога, исследователя.

В силу этого организация военной приемки УЗПВС ГМЧ ГАУ (боев. №49 ГМЧ КА) имело ряд особенностей, отличных от организации военной приемки в УЗПБА ГАУ.

Необходимость быстрейшей организации массового производства корпусов реактивных снарядов потребовало применение широкого кооперирования заводов. Производство корпусов снарядов было организовано следующим образом:

Во главе кооперации …головной-сборочный завод, который производит если не все детали корпуса снаряда, а только часть (в некоторых случаях далее ничего не производит). Основной же работой была сборка корпуса снаряда из деталей, которые поставлялись ему заводами-кооператорами. Кооперированных заводов было значительное количество. Например, в Московском кусте сборочных заводов было 3, а заводов кооператоров, объединявшихся этими заводами – около 200.

На обязанности головного завода лежало также: а) техническое руководство мелкими заводами по технологии производства деталей; б) обеспечение заводов-кооператоров материалом, инструментом и др.

Соответственно этому была организована и военная приемка”.

Головной завод являлся центром, где находился руководящий работник военной приемки – старший военпред, в подчинении которого находились работники военной приемки: помвоенпреды и ст. техники, осуществлявшие военную приемку на заводах кооператоров.

В силу того, что заводов было очень много, невозможно было на каждом заводе иметь офицера приемщика, поэтому каждый офицер возглавлял приемку на нескольких заводах.

Непосредственную же приемку (контроль) деталей производили вольнонаемные работники, имевшиеся на каждом заводе.

Территориальная военная приемка объединялась по кустам (Московский, Горьковский, Свердловский, Новосибирский, Челябинский, Ленинградский, Гашенский или Галинский (написано неразборчиво, возможно Пензенский)Памнентский, Куйбышевский). Во главе военной приемки куста как правило стоял районный инженер.

На снаряжательных и пороховых заводах кооперации не было, поэтому на каждом заводе была организована самостоятельная приемка.

Поставщиком снарядов и элементов к ним (пороха, взрыватели, пиропатроны) для ГУВ ГМЧ КА впоследствии УВГМЧ ГАУ) являлся Народный комиссариат боеприпасов, с которым в начале года и заключался договор на поставку боеприпасов” [27].

Работы велись в тяжелых производственно-психологических условиях. В докладе Заместителя начальника Главного Артиллерийского управления Красной армии, Военинженера 1 ранга Аборенкова Секретарю Центрального Комитета ВКП /б/ товарищу Маленкову Г.М. от 24 августа 1941 года приводятся следующие данные об этом.

Завод “Компрессор” и завод им: Коминтерна несмотря на неоднократные требования ГАУ КА по прежнему и систематически не обеспечивают полностью боевые машины М-13 и М-8  ЗИП”ом (запасные части, инструмент и принадлежность). В частности, систематически не сдаются огнетушители и другие запчасти. Отсутствие огнетушителей на боевых машинах, при отсутствии броневого бензобака – абсолютно недопустимо. Батарейным ЗИП”ом НКОМ батареи не обеспечивал и не обеспечивает. Военпред ГАУ КА 23.8.41г. отказался принимать неукомплектованные ЗИП”ом машины, потребовав прекратить болтовню и обеспечить как вновь сдаваемые, так и ранее сданные машины ЗИП”ом.

НКОМ тов.Паршин и его заместитель тов.Кочнов более месяца не обеспечивали требование ГАУ по снабжению машин ЗИП”ом, отделываясь разговорами и в ответ на категорическое требование ГАУ закончить комплектацию машин – не нашли ничего лучшего, как вызвать представителя НКВД и ЦК Партии, обвинив работников аппарата военпреда ГАУ чуть ли не во вредительстве, из-за отказа принимать нескомплектованные машины. Аналогичный случай был и на заводе им. Коминтерна (НКОМ) в г.Воронеже, когда секретарь Областного Комитета ВКП /б/ тов. Никитин обвинил военпреда ГАУ во вредительстве из-за отказа принять боевые машины, имеющие недопустимо грубые дефекты.

Прошу Ваших указаний НКОМ тов.Паршину – прекратить подобную систему работы, так как просачивание дефектных машин на службу в Красную Армию в таких случаях может иметь место, ибо не у всякого военпреда хватит гражданского мужества противостоять таким обвинениям” [28].

Причинами брака и невыполнения планов производства элементов реактивных снарядов в 1941 году, установленные автором, были:

Человеческий:

  • отсутствие необходимого контингента из числа инженерно-технических работников и квалифицированных рабочих;
  • исключительно безответственное отношение руководства завода к выполнению заказа;
  • неорганизованность и неумение  руководства завода использовать имевшееся оборудование;
  • распределение заказов с запаздыванием;

Материально-технический:

  • отсутствие инструментальной базы, режущего и контрольно-мерительного инструмента;
  • специфика завода – производство гражданской продукции;
  • отдаленность предприятия от места расположения представителя военной приемки;
  • отсутствие необходимого оборудования и неудовлетворительное состояние имевшегося в наличие;
  • отсутствие термических мастерских на заводах. Удаленность от завода до термической мастерской, в частности, на УЗТМ составляло 45 км;
  • невыполнение кооперируемыми заводами плана по деталям, что вызывало большие простои [29]]]>]]>;

В ходе производства на начальном этапе проводились работу по совершенствованию и упрощению производства боеприпасов. В процессе производства возникал ряд вопросов, связанным с ним. В частности, не всегда задания выдавались максимально четко. Так в письме Заместителя Управляющего трестом Энерготорфмаш т. Штейнбока (исх. от 6/7 41г) указывалось следующее: Заводы Всесоюзного Государственного Машиностроительного треста "Энерготорфмаш" приступили к освоению литых головок к снаряду М-13 (деталь 25). При освоении возник ряд технических вопросов. Основные из них представлены ниже:

  • соответствует ли чертеж детали № 25 из штамповки, чертежу детали №25 из литой стали;
  • в технических условиях (ТУ) для литой головки не был указан вес головки;
  • за счет каких размеров детали можно увеличить вес, так как удельный вес штампованной и литой стали различные;
  • неясен вопрос с чистотой обработки внутренней камеры при условии, что последняя отливается без механической обработки [30].

Вносимые изменения должны были согласовываться с военными, которые либо принимали их, либо считали нецелесообразными [31].

Подобные явления встречались и при производстве другой продукции военного назначения в годы Великой Отечественной войны, о чем автор написал в своей статье, посвящённой 70-летию образования НИИ-147 (ныне ОАО "НПО "СПЛАВ", г.Тула).

Завершая рассмотрение некоторых аспектов производства начального периода, отметим, что планом производства корпусов выстрела заводами НКХМ и НКБ на ноябрь 1941 года предусматривалось снаряжение 5 000 головных частей химических снарядов М-13 заводом 102. Рецептура снаряжения Тролит 10 с перс. /1:1/ [32]. Вероятно – персил.

Согласно плану поставки корпусов заводами Наркомхимпрома в ноябре 1941 года было запланировано 6 000 д/химич. снарядов М-13 [33].

Согласно плану хим. снаряжения на 4-й квартал 1941 года предусматривалось снаряжение 190 000 132 мм МХ-13 – 30 000 в октябре, 60 000 в ноябре, 100 000 в декабре [34].

Кроме химического снаряда МХ-13 [35] был разработан осколочно-химический МОХ-13 [36].

Подробнее о производстве снарядов и их элементов смотрите галереи на нашем сайте (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>,]]>4]]>).

Проблемы при производстве были и в дальнейшем, о чём, в частности, говорится в документе, датированным первой половиной 1943 года. Согласно этим данным, четыре установки М-13 на автомашинах “Джемси” (GMC) наконец вышли с завода им. Кирова в городе Тбилиси с опозданием на 1,5 месяца. Они не были полностью оборудованы. Контакты, колодки (текстолитовые), прицельные приспособления, чехлы и другие мелкие детали не были вовсе изготовлены. Вследствие этого, прибывшие железнодорожным транспортом установки были поставлены недоукомплектованными в ПРМ №11, в которой были выполнены необходимые работы и доукомплектованы установки. Недостающие щелочные аккумуляторы и миномётные прицелы были поставлены из ЗИП. Завод имени Кирова и завод Металлических конструкций в городе Тбилиси первоначально весьма энергично взялись за порученное им дело, но позже недопустимо снизил темпы работы и качество изготовления, когда ОперГруппа с продвижением линии фронта отдалилась и не имела возможности контролировать систематически работу производства [37].

Во время войны СССР интересовала научно-техническая информация о развитии различных аспектов ракетной техники ]]>]]>и реактивной в частности.

В конце июня-июля 1941 года в СССР имелся информационный листок №41-38 “Реактивные мины, применяемые в германской армии”, составленный на основании немецкого трофейного документа – памятки от 24.01.1941 с описанием 28-см фугасной мины и 32-см зажигательной мины для запуска с деревянного станка. “Для стрельбы служит деревянный станок, на который кладутся 4 мины в своей укупорке. Стрельба ведется по площади. Количество станков в одном ряду и количество рядов определяется размерами площади, которую нужно поразить” [38]. Первые станки для стрельбы 4-мя снарядами из укупорок, установленных на рамы были разработаны в СССР весной 1942 года и чуть позже усовершенствованы. Станок для пуска 8 снарядов был разработан в начале 1943 года. На основании этого можно утверждать, что советские специалисты начали использовать немецкий опыт не после войны, как утверждалось ранее, а уже во время нее, при этом делая более совершенные  и более мощные образцы реактивной артиллерии.

Согласно документу – Перечень №1 немецких трофейных документов, полученных информационным отделением арткома ГАУ КА – с исходящим от 13.08.1941 года с подписью Вр. нач информ отд-ия АК ГАУ КА Военинженера I ранга Ревковского, датированного 12.08.1941, Информационное отделение Арткома ГАУ КА обладало следующими немецкими трофейными документами:

  1.  “Описание 6 – ствольного хим. миномета “Д” /калибр 158,5 мм и 105 мм хим. миномета обр. 40 и боеприпасов к ним”;
  2.  “Боевое применение батареи, дивизиона и полка хим. минометов “Д”/Временный устав/”;
  3.  “Стрельба из миномета ‘Д’;
  4.  “Памятка по тяжелому “вупфгерсту” 40 /28-см и 32-см реактивные мины”;
  5.  “Времен. наставление по тяжелому “вурфегерету”, установк. на бронированном тягаче”;
  6.  “Указания о перевозке тяжелого “вурфгерета”;
  7.  “Таблицы для реактивных мин 28-см и 32-см /тяжелый “вурфгест” 40/”.

В перечне 2 немецких трофейных документов, полученных Информационным отделением Арткома ГАУ КА упоминаются:

1. Альбом фото “Вооружение германских хим. частей “(тяж. вурфгерет 40, хим.миномет “d”;

2. Врем. Наставление по стрельбе их хим. минометов “d” 1940 .

В перечне информационных материалов, поступивших в библиотеку Арткома ГАУ КА упоминается документ – Техника химических войск германской армии и тактика их применения. Обозначения, принятые в химвойсках для боеприпасов миномета “d” [39]]]>]]>]]>]]>.

По результатам изучения немецкого опыта возникло предложение о создании и изготовлении, в частности, реактивных мин по образу немецких 28 см. фугасной и 32см. зажигательной. В письме Начальнику Главного Управления Минометных Частей Ставки Главного Верховного Командования Военинженеру 1 ранга т.Аборенко (неисключено, что все же Аборенкову) исполняющий обязанности Начальника Техотдела Народного Комиссариата Боеприпасов (НКБ) т.Комаров писал: "Прошу сообщить Ваше мнение о целесообразности проектировани и изготовления реактивных мин по образу немецких 28 см. фугасной и 32см. зажигательной" (письмо было подготовлено 6/Х-1941 года и отправлено исходящим №1157 8.Х.1941 г.) [40].

Второй работой СКБ завода Компрессор стала установка М-8 для стрельбы до 36 неуправляемыми реактивными снарядами М-8. Основанием для работ был приказ Наркомата общего машиностоения от 2 августа 1941 года и техническое задание Главного Артиллерийского Управления Красной Армии. Вероятно об этой установке идет речь в Постановлении Государственного Комитета Обороны ГКО-338сс от 31 июля 1941 года “О производстве в августе месяце установок М-8”, обязывавшее Наркомобщмаш (т.Паршина) изготовить до 1 августа с.г. (включительно) 3 батареи (18 штук) установок М-8, а НКО (т.т. Яковлеву и Аборенкову) в тот же день произвести полигонные испытания установок М-8. Оно же обязывало Наркомобщмаш (т.Паршина) и НИИ-3 (т.Костикова) при проектировании и изготовлении установок М-8 предусмотреть использование снарядов ВВС РС-82 [41].

Согласно акту “О работе машин М-8 при испытании 82мм. реактивных снарядов с целью отработки таблиц стрельбы” (отпечатан 2.08.1941 года) в период с 30 июля по 1 августа 1941 года на территории Софринского Артполигона были проведены испытания по отработке таблиц стрельбы на основании распоряжения генерал-полковника Яковлева. За время испытаний с машины было сделано следующее количество выстрелов: 30 июля – 5, 31 июля – 78, 1 августа – 80 шт. Отстрел снарядов с полностью заряженной машины /38 снарядов/ в ходе испытания не производился. В ходе испытания не было обнаружено отказов в работе электо-сети, прибора управления огнем и пиропистолетов. С большим усилием выполнялось заряжание некоторых направляющих машины. Минимальный угол для ведения стрельбы составлял 15°. При меньшем угле существовала возможность задевания снарядами кабин автомашины.

В ходе испытания 30 июля 1941 года было обнаружено, что при отстреле первых двух снарядов ветрянки (вероятно имеется ввиду авиационный взрыватель АМ-а) с других снарядов, находившихся направляющих, вывертывались. С целью избежания этого было необходимым применять ветрянки с приваренными усиками. Время, требуемое для заряжания машины 20 выстрелами огневым расчетом из 5 человек в среднем было равно 10 минутам.

В выводе указывалось, что, по мнению полигона, машина М-8 для пуска 82 мм снарядов может быть принята на вооружение Красной Армии. Было необходимо усовершенствовать метод воспламенения ракетного заряда, так как зарядка пиропистолетов была не совсем удобной. С целью сокращения периода зарядки пиропистолетов пиропатронами, полигон рекомендовал заменить завинчивание пиропатрона на сухарное соединение [42].

2 августа на Софринском Артполигоне были проведены испытания “согласно распоряжения генерал-полковника т.ЯКОВЛЕВА” с целью определения “характера работы машины заряженной полным комплектом 82мм.Р.С. 38сн./” и определения “плотности и площади поражения при стрельбе 38-ю снарядами”. Машина была заряжена 38-ю 82-мм Р.С. Было сделано 38 выстрелов. Средняя точка падения в метрах составила 4920 м. Для снарядов использовались “взрыватели АМ-а с ветрянкой, при этом при навертывании на взрыватель ветрянки, к последней припаивали усики”. Пиропистолеты, прибор управления огнем, электропроводка установки работали безотказно [43, Л.8,9]]]>]]>. 2 августа был составлен акт Софринского полигона НКБ СССР №1231 от 2.08.1941 года об испытании машин М-8 [43, Л.70]. Об одном или нескольких типах машин идет речь неустановленно.

В варианте протокола технического совещания на заводе “Компрессор” от 09.08.1941 года по вопросу размещения флейт на машине М-8 о сокращении общего количества флейт с 38 до 36 за счет снятия средних двух флейт, что обеспечивало безопасность выстрела при минимальных углах возвышения, в разделе “Постановили” указывается, что “опыт сборки первых машин М-8 показал возможность смещения винта вертикального под"емного механизма относительно рамы с флейтами, создающего опасность задевания стабилизаторов изделия за винт, считать необходимым значительное увеличение расстояния между винтом и движущимся изделием. Для этой цели две средних флейты нижнего ряда флейт исключить, сократив общее число флейт с 38 до 36 штук.

Расстояние между флейтами сохранить прежним, т.е. 165 мм” [43, ЛЛ.2,4].

Это была первая работа СКБ по созданию нового образца ракетного вооружения. Испытания проходили на Софринском полигоне в августе 1941 года, после которых она была принята на вооружение под индексом 52-ТР-391.

В документе, датированном 13.08.1941 года, приведена информация, что на московском заводе “Красная Пресня” НКОМ СССР была начата сборка2 боевых машин М-8, которые были изготовлены согласно Постановлению ГКО №338сс от 31 июля 1941 года [42, Л.71]]]>]]>. Точная дата начала производства не указывается.

]]>Рисунок установки М-8-36 на модифицированном шасси грузового автомобиля ЗИС-6]]>Метательная установка монтировалась на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6. Одновременно прорабатывался вариант на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-5, но в результате испытаний была выявлена его недостаточная проходимость, и вариант не был рекомендован для принятия на вооружение.

В конструкции метательной установки использовались направляющие типа “флейта” длиной 860 мм с пиропистолетами, расположенными в казенной части. Данная направляющая была принята для установок М-8, так как они находились на вооружении самолетов Военно-Воздушных Сил Советского Союза и к тому времени были освоены авиационной промышленностью, которая должна была обеспечивать их поставку на заводы-изготовители установок М-8 [44].

Также был разработан химические снаряд МХ-8 [45]. Точное время разработки не установлено.

В сентябре 1941 года в руки немецких военных попала советская установка для ведения залпового огня. Согласно Особому распоряжению (1с) №11 за подписью 1-го офицера Генштаба германской армии от 23.9.1941 года “В районе действия армейской группы Норд захвачена залповая пушка, которая стреляет 76м/м гранатами. Кроме того, сообщается о залповой пушке, состоящей из 10-15 стволов, сконструированных в одну систему. Эта пушка имеет салазки длиной около 6 метров, которые смонтированы в задней части грузовика”. В распоряжении указывалось, что в случае захвата залповой пушки или пленных, дающих показания о ней согласно приказу Верховного Командования обращать особое внимание на детальное выяснение конструкции пушки и снарядов. Немедленно надлежало установить предприятие-изготовитель, что представляло особый интерес [45]. На основании приведенной информации можно сделать вывод, что была захвачена установка серии М-8 – вероятно М-8-36. Осенью 1941 года немцы обладали данными о дальности стрельбы 2000-3000 м., только из одного показания немцам стало известно о дальности 8000м [46]. Дальность порядка 2000-3000 м указывалась и в проекте краткой инструкции по установке М-13. Подробнее смотрите: ]]>К вопросу о захвате "Катюши"]]>. Забегая вперед по времени приведем данные о захвате гвардейских минометов во время войны согласно бывшим секретным отчетам FHO (Foreign Armies East - иностранные армии востока). С начала войны до 2 декабря 1942 года были захвачены только 23 гвардейских миномета (Stalin Organs - иностранное название), более одной в январе 1943 года и более 13 в феврале 1943 года. В начале июля 1943 года (наступательная операция на Курской дуге) были захвачены 57 установок. В декабре 1943 года FHO зарегистрировала в общем целом 145 захваченных "Катюш", начиная с 22 июня 1941 года. Смотрите ]]>схему]]> установки, нарисованную FHO на основании первых показаний военнопленных. Также приведем данные о потерях установок Красной Армией по данным FHO. Большие потери были отмечены в период между июлем и декабрем 1943 года. В июне были уничтожены 73 установки, в августе 163, сентябре 114, октябре 45, ноябре 24 и декабре 9. Общее количество - 428 штук. В сравнении с данными производства в этот период времени потери установок реактивной артиллерии Красной Армии составили около 25 процентов. С 1 января 1944 года по март 1945 года были захвачены или уничтожены дополнительные 141 установка ("Катюша"). Согласно иностранным данным за время войны в Советским Союзе было изготовлено следующее количество установок ("Катюш"): 1941 года - 980 шт, 1942 год - 3227 штук, 1943 год - приблизительно 3340, 1944 года - приблизительно 2870, 1945 год - приблизительно 770 штук [47]. 

В обобщённой ведомости Выпуска заводами боевых машин М-13 и М-8 по состоянию на 01.11.1941г. указаны следующие данные:

Заводы Наименование машин Выполнено за период
    до 01.09.1941г. сентябрь 1941г. октябрь 1941г.
"Коминтерн" М-13 на ЗИС-6 178 110 39
  М-13 на СТЗ-5 - - 15
         
Компрессор М-13 на ЗИС-6 68 52 23
  М-13 на СТЗ-5 - - 4
  М-8 на ЗИС-6 58 107 9
  М-8 на Т-40 - - 3
         
Машиностроительный завод “Красная Пресня” [48] М-8 на ЗИС-6 14 42 29
         
Карла Маркса М-13 на ЗИС-6 - 20 -
         
Шевченко М-13 на ЗИС-6 - 9 2[49]

Согласно отечественному послевоенному документу – Справка о среднемесячном производстве боевых машин БМ-13 и БМ-31-12 (датирован 4 июня 1948 года) – было произведено следующее количество установок в 1942-1944 годах [50]:

№№ п/п Завод Изготовление установок по годам
1942 1943 1944
1. “Компрессор” 1026 1099 787
2. “Уралэлектроаппарат” (б.№659) 525 704 382
3. Кировский им. 1 Мая 657 695 466
4. им. Колющенко         (б. №701-721) 213 420 338

В письме Заместителя начальника Генерального штаба РККА, Начальника Разведуправления генерал-лейтенанта Голикова (исх. №634380с от 25 сентября 1941 года, г.Москва) в адрес Начальника Главного Артиллерийского Управления РККА генерал-полковника Яковлева сообщалось о захвате немцами нашей установки для пуска 42 реактивных снарядов (в переводе с немецкого гранат). Приводим ее содержание: "Направляю перехваченную Центральной Радиостанцией "ОСНАЗ" Разведуправления Генштаба РККА, фотограмму передаваемую посредством бильдтелеграфа берлинской радиостанцией в Нью-Йорк, с изображением захваченной у нашей армии автоматической установки выбрасывающей одновременно 42 гранаты. ПРИЛОЖЕНИЕ: Фотограмма на 1 листе" (фотограмма) [51].

]]>]]> Во время войны установка М-13 все же попала в руки военнослужащих германской армии, о чём свидетельствует одна из фотографий того времени [52].

В сентябре 1941 года была проработана установка М-13 на доработанном шасси легкого танка Т-40 для пуска снарядов М-13. Так как ходовая часть была перегружена, установка не была принята на вооружение [53].

В сентябре-октябре 1941 года была разработана установка М-13 на доработанном шасси гусеничного трактора СТЗ-5 НАТИ. По сравнению с установкой М-13 на шасси ЗИС-6, новый вариант обладал рядом преимуществ: повышенная проходимость по грунтовым дорогам и бездорожью; возможность стрельбы прямой наводкой из-за увеличения диапазона углов возвышения от 0 до 45°; введение в конструкцию метательной установки подрамника, благодаря чему стало возможным вести изготовление и сборку метательной установки независимо от наличия тракторного шасси. Недостатками установки были: малая скорость передвижения, малый запас хода и моторесурса, раскачивание установки на марше.

Боевая машина М-13 на тракторе СТЗ-5 была принята на вооружение Армии на основании Постановления ГКО № ГКО-726сс от 30 сентября 1941 года "О ФОРМИРОВАНИИ И ВООРУЖЕНИИ МИНОМЕТНЫХ ЧАСТЕЙ М-8 и М-13" (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>) [54]

]]>]]>Проектом рукописного возможного плана на 4-й квартал 1941 года было запланировано изготовление 360 установок – по 120 штук в месяц (указанная дата в документе - 24.9.41) [55]. Эти же данные указаны в копии Плана заказов Главного Управления Минометных Частей СГВК на 4-й квартал 1941 года по боевым машинам и выстрелам М-8 и М-13 (указанные даты в документе - 18.09.1941 и 25.9.41) [56].  Однако в результате боевого применения было установлено, что гусеничный движитель подвержен быстрому износу (в среднем после прохождения 400-500 км), что снижало маневренные возможности частей. 

В конструкции метательной установки использовались однотипные направляющие серийной установки М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6.

]]>]]>

По крайней мере, 2 установки были захвачены военнослужащими германской армии [57].

Установка М-13 на доработанном шасси трактора СТЗ-5, захваченная неповрежденной военнослужащими германской армии около города Харьков (Украина) в мае 1942 года во время проведения операции “Марс”

]]>]]> Установка М-13 на доработанном шасси трактора СТЗ-5 во время осмотра военнослужащими германской армии;

В сентябре 1941 года по заданию ГУВ ГМЧ КА и указанию НКОМ специалисты СКБ проводили работы по установкам М-8 с метательной установкой на месте башни танка Т-40. Для первого варианта использовалась направляющая длиной 2000 мм типа “флейта”. Испытания показали повышенное рассеивание снарядов. Работы по проекту были прекращены.

13 октября 1941 года была закончена разработка нового варианта установки М-8-24 для пуска 24 неуправляемых реактивных снарядов М-8 калибра 82 мм с метательной установкой, смонтированной на месте башни танка Т-40 и Т-60. По результатам работ было решено использовать направляющую типа “балка”. Установки были приняты на вооружение Красной армии и переданы для серийного производства на ряд заводов [58]. Боевая машина М-8 на танке Т-60 была принята на вооружение Армии на основании Постановления ГКО № ГКО-726сс от 30 сентября 1941 года "О ФОРМИРОВАНИИ И ВООРУЖЕНИИ МИНОМЕТНЫХ ЧАСТЕЙ М-8 и М-13" (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>) [59]. Проектом рукописного возможного плана на 4-й квартал 1941 года было запланировано изготовление 360 установок на шасси Т-60 – по 120 штук в месяц [60]. Вариант на доработанном шасси танка Т-60 был захвачен военнослужащими германской армии [61],[62]. Данные о захвате варианта на доработанном шасси танка Т-40 не подтверждены.

]]>]]> Рисунок установки М-8-24 на доработанном шасси танка Т-40
]]>]]> Установка М-8-24 на доработанном шасси танка Т-40
]]>]]> Установка М-8-24 на доработанном шасси танка Т-60, захваченная военнослужащими германской армии
]]>]]> Установка М-8-24 на доработанном шасси танка Т-60. Военнослужащие германской армии рассматривают установку

Также проводились работы по созданию мотоциклетной установки, установки на аэросанях, автоприцепе, вездеходе, бронепоездах, а с 1942 года морских вариантов (подробнее см. ]]>О роли систем реактивной артиллерии (РСЗО) для сухопутных войск в мировой истории развития ракетного вооружения в интересах военно-морских флотов ]]>) для стрельбы снарядами калибра 132 и 82 мм.

]]>]]> Рисунок установки М-13 на санях

В декабре 1941 года по заданию Главного автобронетанкового управления Красной армии специалисты СКБ для обороны города Москвы разработали три установки на бронированных железнодорожных платформах: 16-зарядную М13, 48-зарядную М8, 72-зарядную М8.

Установка М13 представляла собой метательную установку серийной установки М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6 с измененным основанием.

]]>]]> Рисунок установки М-13 на железнодорожной бронеплощадке

72-зарядная установка М8 на бронированной железнодорожной платформе представляла собой метательные установки установок М-8 с направляющими типа “флейта” на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6 с измененным основанием. В бронированной железнодорожной платформе предусматривалось закрытое помещение для номеров расчета и боеприпасов.

]]>]]> Рисунок двух 36-зарядных установки М-8 на железнодорожной бронеплощадке

48-зарядная установка М8 была проектировалась для монтажа на бронированной железнолорожной платформе с направляющими типа “балка”. В конструкции использовались две метательные установки от установки М-8-24 на доработанном шасси танка Т-40(Т-60) с измененным основанием в виде шарового погона. Из-за дефицита направляющих типа “балка”, серийное производство которых налаживалось, а позже из-за изменения боевой обстановки она не изготавливалась [63].

25 декабря 1941 года принимается постановление Государственного комитета обороны “О плане производства снарядов М–8 и М–13 на I квартал 1942 года” [64], в январе 1942 г. — постановление “О мерах по увеличению выпуска снарядов М–13”, которыми намечались мероприятия по организации производства зарядов, в том числе и на заводе № 512. С целью совершенствования технологических процессов производства зарядов группа специалистов в составе А. Спориуса, Б. Пашкова, Ф. Хритинина, А. Гальперина и др. под руководством А. Бакаева проводила работы по созданию непрерывной высокопроизводительной технологии. Впервые в мировой практике вместо периодических гидравлических прессов были использованы в производстве порохов специальные шнековые прессы. Практически на протяжении всего военного периода заряды для М–8 и М–13 производились из пороха, разработанного в лаборатории А. Бакаева в конце 30–х годов. Дефицитные компоненты были заменены на более доступные.

По состоянию на 1942 год для снарядов М-8 были использованы следующие пороховые заряды: нитроглицериновый Н (ТС-11), пироксилиновый (ТС-12), нитроглицериновый НМ (ТС34) [65].

Автором обнаружен документ ЦКБ-4 НКСП “Краткое описание к техническому проекту системы минометных установок на железнодорожной платформе”, датированный 25 февраля 1942 года в котором указывается, что большой опыт в проектировании артиллерийских систем на железнодорожных транспортах привел к мысли об использовании минометных установок реактивного действия на колесах и тракторах для стрельбы с железнодорожных платформ. Заместитель Начальника Главного Управления Вооружения Минометных частей в городе Казани товарищ Мрыкин дал положительную оценку этому предложению. Согласно проекту, в своей основе, при помощи системы должны были решаться следующие тактические положения. В состав системы должна была входить мощная батарея, состоящая из двух установок М8 и М13, при помощи которых было бы возможно “создавать массированный минный огонь по площадям на расстоянии до 10-ти километров”. Систему предлагалось использовать или как самостоятельную боевую единицу, передвигаемую “по железной дороге паровозом, мотовозом, дрезиной или другими видами железнодорожной тяги”. В состав системы также должна была входить укрытие для защиты обслуживающего персонала от ружейно-пулеметного огня, которое также должно быть предназначено для размещения одного комплекта мин к установке “М13” и двух комплектов к установке “М8”. Это решение совпадает с решением для расчета и хранения боеприпасов с вариантом, описанным выше в данном подпункте подраздела. Пополнение расходуемого боезапаса, который размещался на самой системе, осуществлялось бы из следующего за системой вагона-погреба. Во время проектирования системы специалисты ставили себе цель разработать все основные узлы системы так, чтобы конструкция была проста в обращении, не требовалось бы сложного оборудования при их изготовлении и могла бы быть изготовлена в средних железнодорожных мастерских. В состав конструкции не входили элементы их стального литья и крупных поковок. Как верхние, так и нижние погоны оснований были сделаны из бандажей паровозных колес. Как установка “М13”, так и “М8” в общем целом имели одно и тоже устройство. Данные установки "М13" были следующими. Время перехода из положения по-походному в боевое положение (полная боевая готовность) могло бы составлять 10-15 минут. Расчет должен был состоять из шести бойцов. Время, потребное для вертикального наведения от 0 до 45° – 4,5 минуты при 45 оборотах маховика в минуту и усилием не превышающим 10 кг. Вес мин для установки “М13” – 2,6 тонны. В зависимости от условий железнодорожного габарита установка “М13” была запроектирована 2-х ярусной с 8-ю направляющими в ряду, т.е. для 32-х мин.

В зависимости от условий железнодорожного габарита установка М8 была запроектирована 3-х ярусной с 9-ю направляющими, т.е. для 54-х мин. Время перехода из положения по-походному в боевое положение (полная боевая готовность) могло бы составлять 10-15 минут (данные такие же как и для установки "М13")]]>]]>. Расчет должен был состоять из шести бойцов (данные такие же как и для установки "М13")]]>]]>. Время, потребное для вертикального наведения от 0 до 45° – 2,5 минуты при 45 оборотах маховика в минуту и усилием не превышающим 10 кг. Вес установки М8 в сборе – около 2,5 тонны. Вес мин для установки М8 – около 1,1 тонны [66].

]]>]]> Установка М-8-40 на доработанном шасси грузового автомобиля серии ЗИС

С 1942 года советские специалисты проводили работы по монтажу метательных установок, включающих пусковые установки для стрельбы реактивными снарядами калибра 132 мм и 82 мм на доработанные шасси грузовых автомобилей, полученных по Ленд-Лизу. Среди них были грузовые автомобили Dodge, Chevrolet, Studebaker, Ford-Canadian, Ford-Marmon, International и ряд других. Наиболее используемым типом шасси стало американское серий Studebaker. Также использовалось шасси отечественного грузового автомобиля ГАЗ-АА. 

Стоит отметить, что в России зависимость от американских грузовых автомобилей имела место не только во время Великой Отечественной войны, но и во время Первой Мировой войны. Так общее число грузовых автомобилей, имевшихся на первое августа 1916 года в распоряжении автомобильного подотдела было следующее: грузоподъемностью 5 тонн – 28 шт, 3 тонны – 60 шт; 2 тонны – 92 шт; 1½ - 95 шт [67]]]>]]>.

]]>]]> Установки М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля серии International
]]>]]> Установки М-13 на доработанных шасси грузового автомобиля серии Ford-Marmon
]]>]]> Установка М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля серии GMC
]]>]]> Рисунок установки М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля GMC CCKW252
]]>]]> Установка М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля серии Chevrolet
]]>]]> Установка М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля серии Chevrolet

В апреле-июне 1942 года была разработана установка М-8-48 с метательной установкой на доработанном шасси грузового автомобиля серии Ford-Marmon. Она стала основной установкой для пуска реактивных снарядов М-8 до конца Великой Отечественной войны. В дальнейшем, для монтажа метательной установки также были использованы доработанные шасси грузовых автомобилей ГАЗ-АА, ЗИС-6 и Studebaker.

]]>]]> Рисунок установки М-8-48 на доработанном шасси грузового автомобиля Ford-Marmon

В марте-апреле 1942 года для транспортировки 60 реактивных снарядов М-13 калибра 132 мм был разработан и принят на вооружение Красной армии зарядный ящик на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-5. В кузове обычного транспортного автомобиля ЗИС-5 было возможно транспортировать 46 снарядов. Задание было выдано Главным управлением вооружения Гвардейских минометных частей. Согласно современной терминологии это была транспортная машина.

]]>]]> Зарядный ящик на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-5

21 апреля 1942 года было принято решение о разработке нормализованной установки для стрельбы снарядами калибра 132 мм. В начале 1943 года работы были завершены с возможностью монтажа метательной установки на различных типах доработанных шасси.

]]>]]> Рисунок установки М-13Н для стрельбы снарядами калибра 132 мм

Нормализованные установки имели ряд преимуществ по сравнению с установками прежних выпусков:

  • увеличение сектора обстрела на 20%;
  • уменьшение усилий на рукоятках механизмов наведения (подъемного и поворотного механизмов) в полтора-два раза;
  • увеличение скорости вертикальной наводки в два раза;
  • увеличение живучести установки за счет задней стенки кабины бензобака и бензопровода;
  • увеличение устойчивости установки в походном положении введением опорного кронштейна для рассредоточения нагрузки на лонжероны автомашины;
  • увеличение эксплуатационной надежности агрегата (упрощение опорной балки, заднего моста и т.д.);
  • значительное сокращение объема сварочных работ, механической обработки, исключение гибки стержней фермы;
  • уменьшение веса установки на 250 кг, несмотря на введение брони на заднюю стенку кабины (для предохранения расчета от поражения осколками ракетной камеры в случае ее разрыва на направляющей) и бензобак;
  • сокращение производственного времени на изготовление установки за счет сборки метательной установки отдельно от шасси автомашины и монтажа установки на шасси автомашины с помощью крепежных хомутов, что позволило ликвидировать сверление отверстий в лонжеронах;
  • сокращение в несколько раз времени простаивания автомашин, поступающих на завод под монтаж установки;
  • сокращение количества типоразмеров крепежа с 206 до 96, а также количества наименований деталей: в поворотной раме с 56 до 29, в ферме с 43 до 29, в опорной раме с 15 до 4 и т.д.

Установка была принята на вооружение и с 1943 года являлась основным видом установки для стрельбы реактивными снарядами калибра 132 мм [68].

В мае 1942 года группа офицеров Главного управления вооружений разработала неуправляемый реактивный снаряд М-30 калибра 300 мм с максимальной табличной дальностью полета 2800 м. К ракетному двигателю от неуправляемого реактивного снаряда М-13 калибра 132 мм была присоединена мощная надкалиберная головная часть, выполненная в виде эллипсоида с максимальным диаметром 300 мм.

В справке о технических данных 303 мм реактивного снаряда М-30 БМ, подписанной Начальником ГУВГМЧ СВГК КА инженер-полковника Кузнецова 31 мая 1942 года, указаны следующин данные снаряда: вес окончательно снаряженного снаряда - 82 кг; объем камеры для ВВ или ОВ - 19,7 литра, дальность - 2550 м. В примечании указано, что ракетная часть была взята от существовавшего снаряда М-13 [69, Л. 106]. 

В письме Аборенкова в адрес Маленкова от 1 июня 1942 года указывается, что проведенные испытания первых образцов показали, что снаряд обладает исключительной мощностью, не требуется дефицитный тротил по причине снаряжения недефицитным нитролом (жидкое взрывчатое вещество – смесь нитробензола и окислов азота). При разрыве снаряда образовывалась воронка диаметром 7 метров и глубиной 2,5 м. По результатам испытаний было установлено, что снаряд М-30 немедленно может быть принят на валовое производство. В своем письме Аборенков просил о принятии снаряда М-30 на вооружение гвардейских минометных частей и технических бригад. Применение снарядов М-30 в гвардейских минометных частях было наиболее целесообразно использовать путем включения в состав полков четвертых дивизионов М-30. В технических бригадах было необходимо сформировать четвертые батальоны М-30 [69, Л. 107,108]. Фугасный тяжелый реактивный снаряд М-30 был принят на вооружение Красной Армии Постановлением ]]>ГОКО-1867сс]]> от 4 июня 1942 года "О принятии на вооружение Красной Армии и о производстве снарядов М-30" [70]. Существенным недостатком снаряда М-30 была его малая дальность полета. Этот недостаток был частично устранен в конце 1942 года, когда был создан новый неуправляемый реактивный снаряд М-31 с фугасной головной частью с максимальной дальностью полета 4325 м. Также был разработан реактивный снаряд МХ-30 с химической головной частью [71].

В мае 1942 года в СКБ при заводе “Компрессор” начались работы по созданию станка для пуска неуправляемых реактивных снарядов М-30 (индекс МЗО, назывался “ящик 30”, ящик М-30 или метательное устройство “М-30” [72]). Для перевозки рам и боеприпасов М-30 были разработаны сани-волокуши [73] (вероятно для зимних условий). Первоначально разрабатывались стационарные станки, а затем мобильные пусковые установки. Изготовленный на заводе снаряд транспортировался на пусковую позицию в укупорке, из нее же и запускался. Для осуществления пуска на внутренней поверхности укупорки имелись продольные деревянные бруски, обитые металлическими полосками, по которым скользили снаряды при пуске. С торца она имела съемное дно, что обеспечивало выход снаряда при стрельбе. Порой снаряды стартовали с укупорками.

]]>]]> Рисунок станка для стрельбы снарядами М-30 из укупорок
]]>]]> Метательное устройство М-30

Отметим, что для стрельбы минами ДМ-2 и ДМ-1 могла быть полностью использована вся материальная часть дивизионов, применяемых для мин М-31 м М-30 без каких-либо переделок, за исключением незначительной переделки ящика М-30 [74].

В июне 1942 года одновременно со снарядами М-30 на вооружение поступили снаряды М-20 калибра 132 мм. Однако согласно Постановлению Государственного Комитета Обороны ГОКО №2135сс от 4 августа 1942 года "О производстве снарядов М-20 и М-30 в августе и сентябре 1942 года" (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>) принималось предложение Главного Управления Вооружения Гвардейских минометных частей (т. Кузнецова) и института реактивной техники (т. Костикова) о принятии на вооружение реактивного снаряда М-20 [75]. Он предназначался для стрельбы с помощью боевых установок М-13, но только с верхнего ряда направляющих – 8 штук. С целью повышения плотности огня при залповой стрельбе реактивными снарядами М-20 калибра 132 мм было разработано специальное приспособление для их запуска с помощью рам М-30. На каждую раму М-30 укладывались шесть снарядов М-20. В документе, датированным 9 сентября 1942 года упоминаются особые указания по применению направляющих М-20 на станках М-30 для стрельбы снарядами М-20. Для использования рамы М-30 для пуска снарядов М-20 следовало установить на раму специальные направляющие М-20. Для этого в свою очередь в нижнем угольнике и верхнем поперечном угольнике было необходимо сделать прорезы. Прорези было возможно сделать при помощи плоского драчевого напильника и такую работу следовало проводить силами самих частей [76]]]>]]>. Благодаря такому решению плотность огня снарядов М-20 увеличилась более чем в четыре раза. Из-за малой эффективности фугасного действия головной части не обеспечивалось выполнение боевых задач по разрушению оборонительных сооружений. Также из-за незначительного осколочного эффекта снаряды не давали нужного эффекта при стрельбе по живой силе. Поэтому снаряд М-20 не получил широкого применения и в 1943 году был снят с вооружения. В 1944 и 1945 годах войска расходовали оставшиеся запасы снарядов М-20 [77].

]]>]]> Станок для пуска до 6 снарядов М-20 на основе рамы М-30
]]>]]> Самодельная установка для пуска снаряда М-20

Проект неуправляемого реактивного снаряда калибра 132 мм увеличенной дальности был разработан в 1942 году. Работы проводились в НИИ-1 НКАП [78]. Это был первый НУРС с двухкамерным ракетным двигателем. Обе камеры представляли собой штатные камеры НУРС М-13 и были соединены промежуточным соплом, включающим восемь косопоставленных сопел. Ракетные двигатели работали одновременно. Для снаряда использовали головную часть от неуправляемого реактивного снаряда М-13 калибра 132 мм. Снаряд, обозначенный М-13ДД, подвергся полигонным испытаниям на Урале, после чего был доработан. 15 и 16 марта 1943 года на подмосковном полигоне проводились повторные полигонные испытания. После войсковых испытаний снаряд М-13ДД 14 октября 1944 года был принят на вооружение Красной Армии Постановлением № ГОКО-6724сс "О производстве снарядов М-13 с увеличенной дальностью стрельбы" (]]>1]]>,]]>2]]>,]]>3]]>) [79].

В конце августа – начале сентября 1942 года в СССР приступили к работам по горным установкам. Первоначально были предложены два варианта  установок: один на станке (на козлах), а другой на двухколесной тележке. Для обоих вариантов предусматривалось использование направляющих от установки М-8-36. Установки имели следующие недостатки: требовалось дальнейшее упрощение их конструкции и технологии, существовала трудность разработки узлов прицеливания и горизонтальной наводки. В результате проведенных работ был выбран вариант на станке.

]]>]]> ]]>]]> Макет горной установки. Из коллекции Центрального музея вооруженных сил (г. Москва) ©С.В. Гуров

После разработки первого образца дальнейшее ее совершенствование было поручено специалистам СКБ завода “Компрессор”. Установка разбиралась на три основные части. Испытания на прочность, безопасность и удобство обслуживания проводились с 12 по 26 июля 1943 года, и она была рекомендована для принятия на вооружение.

]]>]]> Рисунок 8-зарядной горной (горновьючной) установки М8 второго образца
]]>]]> Горная установка второго образца

Выпускаемые в приморском городе Сочи “горные «катюши» затем применялись Красной Армией в Крыму, Карпатах, Татрах, в горах Кореи и Китая” [80].

С 1942 по 1943 год в Ленинграде, в период блокады, на основе немецких турбореактивных мин была разработана турбореактивная мина М-28 калибра 280 мм с фугасной головной частью и несколько типов станков. Снаряд был разработан группой конструкторов Ленинградского научно-исследовательского артиллерийского института под руководством генерала С.М. Серебрякова [81].

]]>]]> Рисунок турбореактивной мины М-28

В начале осени 1942 года в Ленинграде также была изготовлена шестизарядная установка ЛАП-7 (Ленинградский артиллерийский полигон, седьмая). Метательная установка монтировалась на доработанном шасси грузового автомобиля ГАЗ-АА. Она предназначалась для запуска снарядов из укупорок. Проведенные испытания показали, что установка соответствует основным требованиям ракетного оружия. Она была рекомендована для принятия на вооружение [82].

]]>]]> Установка ЛАП-7 на доработанном шасси грузового автомобиля ГАЗ-АА

Приблизительно к периоду 11.11.1942 по 31.12 1943 года относятся работы по вопросам изготовления и испытаний импортных нитроглицериновых порохов НОД [83].

К первой половине 1943 года можно отнести решение о принятии ракетных зарядов для ракетных частей снарядов М-13 из шнекованного пороха НМ-4Ш на серийное производство [84].

В 1943 году проводились работы специалистами Специального экспериментально-производственного бюро НКБ и Ленинградского полигона по исследованию химической стойкости аммоналов; испытание на осколочность головок 132 мм осколочно-фугасных снарядов М-13 и на детонацию мин М-28. Специалисты НИИ-3 и Софринского полигона занимались стендовыми испытаниями зарядов, составленных из 5 шашек Н-31 и 6/8-900, испытаниями снарядов М-13 с реактивными зарядами из порохов рецептур НП-22, проводили стендовые испытания зарядов НОД-4 и другими вопросами [85]. Были рассмотрены вопросы хранения и транспортировки химических снарядов, их окраски и маркировки [86], рационализаторские предложения и чертежи приборов для вставки пиропатронов в изделия М-13, М-20 [87], выпущена инструкция ЦНИИ ТМАШ по контролю и исправлению дефектов сварных швов ракетной части снаряда М-13-С [88], работы по опытным работам по снарядам МХ-13, МХ-30, М-30 [89], отчет Гороховецкого артиллерийского полигона об исследовании разрывного заряда и дымового состава 158,5 мм реактивной немецкой мины к шестиствольному миномету (1.3.43 – 18.4.43) [90].

В ноябре 1943 года была разработана установка М-8-48 на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6. Все основные узлы конструкции были унифицированы с узлами серийных установок: пакет направляющих от установки М-8-48, а поворотная рама, подъемный и поворотный механизмы наведения и распределительная коробка с соответствующими узлами установки М-8-36.

]]>]]> Установка М-8-48 на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6
]]>]]> Установка М-8-48 на доработанном шасси иностранного грузового автомобиля (вероятно Chevrolet - Шевроле)
  ]]>]]> Установка М-8-48 на доработанном шасси грузового автомобиля Chevrolet (Шевроле)

В декабре 1943 года специалисты СКБ разработали рамную установку – “станок М31”. Он предназначался для ведения огня реактивными снарядами М-31. Укупорки со снарядами укладывались на раму станка в два яруса и закреплялись съемными стяжками. Передняя опора основания станка была плавающей на двух полозьях, задняя неподвижная с сошками, врезающимися в грунт. Установка применялась во всех наступательных операциях Красной Армии при прорыве обороны противника [91].

]]>]]> Укупорка со снарядом М-31 для стрельбы прямой наводкой

Для стрельбы были также был разработан реактивный снаряд МХ-31 с химической головной частью [92].

В 1944 году были составлены отчеты и акты Софринского полигона и научно-исследовательских институтов №1 и №6 по испытанию импортных порохов [93], отчет Софринского артиллерийского полигона по улучшению кучности реактивных снарядов [94], выпущены временные технические условия на штамповку и приемку штампованной заготовки головки снаряда М-8 [95], полигоны и заводы отчитались по проведению опытных работ по улучшению кучности реактивных снарядов [96], спецификации контрольно-измерительного инструмента на изделия РС М-8, М-13, М-31 [97], подготовлен отчет АНИОП ГАУ КА об исследовании мин, работа Ленинградского Государственного Университета о кучности вращающегося реактивного оперенного снаряда (4.01.44 – 10.04.44) [98], отчет ГАП ГАУ КА об определении максимальных скоростей реактивных снарядов [99], отчет ГАП ГАУ КА об изучении причин, вызывающих рассеивание ракетных снарядов [100], отчет НИИ-6 об исследовании 150 мм немецкого зажигательного снаряда [101].

15 февраля 1944 года ГУВ ГМЧ КА выдало СКБ при московским заводе “Компрессор” ТТТ на разработку подвижной установки для стрельбы снарядами М-31. Опытный образец был разработан в феврале-марте 1944 года. В качестве базы 12-зарядной установка БМ-31 было выбрано шасси грузового автомобиля повышенной проходимости серии Studebaker. В конструкции метательной установки были использованы узлы и детали нормализованной установки М-13Н, кроме направляющих и фермы. В качестве направляющих использовались укупорки снарядов М-31, которые укладывались на специальную ферму. После проведения успешных полигонных и ходовых испытаний установка была принята на вооружение Красной Армии. В дальнейшем она была заменена более совершенной установкой БМ-31-12 с сотовыми направляющими на доработанном шасси грузового автомобиля серии Studebaker, разработанной в феврале-марте 1944 года по инициативе главного конструктора Бармина В.П. За исключением моноблока направляющих и электрооборудования остальные узлы установки были унифицированы с узлами боевой нормализованной установки М-13Н. Испытания, в частности, проводились на Софринском полигоне [102]. Постановлением ГОКО ]]>№ 6029сс]]> от 9 июня 1944 года "О принятии на вооружение Красной Армии боевых установок М-31 и перевооружении 12-ти дивизионов М-31" на вооружение Гвардейских минометных частей Красной Армии была принята двенадцатизарядная установка М-31 конструкции Бармина, смонтированная на автошасси для стрельбы снарядами М-31 улучшенной кучности. Постановлением также устанавливался план производства боевых установок М-31 на 2-й квартал 1944 года в количестве 250 штук. В приложении к постановлению указывается ее марка - БМ-31-12 [103] .

]]>]]> Рисунок установки БМ-31 для стрельбы снарядами М-31 из укупорок
]]>]]> Рисунок установки М-31-12 (М-31, БМ-31-12)

Преимуществами установки БМ-31-12 по сравнению со станками М30 и М31 были:

  • маневренность (возможность пережвижения);
  • возможность стрельбы в диапазоне углов возвышения от +10 до +45°;
  • лучшая кучность стрельбы;
  • возможность выезда на позицию заряженной;
  • более удобное и быстрое заряжание при меньшем числе номеров расчета;
  • исключение схода снаряда с увлечением за собой направляющих укупорок [104].

В дальнейшем установка использовалась для пуска реактивных снарядов М-13УК калибра 132 мм. В октябре 1944 года в соответствии с ТТТ ГУВ ГМЧ КА специалисты СКБ разработали вставку для стрельбы трофейными немецкими снарядами калибра 300 мм с помощью установок БМ-31-12. вставка надевалась на снаряд и легко вставлялась вместе со снарядом в направляющую через ее казенную часть. Вставки были предохранены стопорными устройствами от перемещения при стрельбе и от выпадения после заряжания.

В мае 1944 года специалисты СКБ разработали 6-зарядную установку – “станок М31” облегченного типа. По результатам полигонных испытаний она была принята на вооружение.

Летом 1944 года армейские изобретатели разработали оригинальную ракетную систему. С.М. Штеменко вспоминал: “…на 2-м Белорусском фронте была сконструирована так наетающая торпеда, очень простая по замыслу. На реактивный снаряд М-13 с помощью железных обручей крепилась деревянная бочка обтикаемой формы. Внутрь бочки заливался жидкий тол. … Для устойчивости в полете к хвостовой части прикреплялся деревянный стабилизатор. Стрельба производилась из деревянного ящика с железными полозьями в качестве направляющих…. ” [105].

В источнике [106] представлены фотографии летающей торпеды.

Постановлением ГОКО № 6167сс “О вооружении самолетов ИЛ-2 установки для стрельбы реактивными снарядами М-13” от 11.07.1944 года было дано указание “принять к све­дению сообщение ВВС КА Ворожейкина и Репина, и Наркомавиапрома Шахурдинаи Илью­шина о том, что самолеты-штурмовики Ил-2 с металлическим крылом возможно воору­жить установками для стрельбы штатными реактивными снарядами М-13 путем замены на самолетах Ил-2 подвесных направляющих (балок РО) для снарядов М-8 на направляющие для снарядов М-13, при этом сохраняется, в случае необходимости, возможность использо­вания снарядов М-8 путем переустановки балок” [107].

В 1944 году доработанное шасси автомобиля Willys использовались для монтажа метательной установки горной установки и зарядного ящика. Работы были выполнены армейскими специалистами. Установки успешно применялись в Карпатах.  

]]>]]> Горная установка на шасси автомобиля Willys
]]>]]> Болгарское население сёл Крен, Енина, Казанлешко с интересом рассматривает советский гвардейский миномёт серии М-13 (или М-13Н). Сентябрь 1944 года. (Из экспозиции Военно-Исторического Музея Артиллерии, Инженерных Войск и Войск Связи (ВИМАИВиВС, Россия, г.Санкт-Петербург).

Дальнейшим совершенствованием установок для стрельбы снарядами калибра 132 мм стало создание установки БМ-13-СН со спиральными направляющими в составе метательной установки. Кроме кассет с направляющими и фермы, все остальные узлы были унифицированы с соответствующими узлами боевой нормализованной установки БМ-13Н. С помощью установки возможно было вести стрельбу всеми типами снарядов калибра 132 мм. Установка обеспечивала значительно лучшую кучность стрельбы снарядами М-13 – в 3,2 раза, М-13УК – в 1,1 раза, М-20 – в 3,3 раза, М-13ДД в 1,47 раза. Она была проще, менее трудоемка и дешевле в изготовлении, при изготовлении деталей отпала необходимость целого ряда трудоемких станочных работ.

]]>]]> Рисунок установки БМ-13-СН на доработанном шасси грузового автомобиля серии Studebaker

В 1945 году были изготовлены боевые установки БМ-13-СН для вооружения нескольких дивизионов, предназначенных для штурма Берлина [108]. После завершения войны она была подвергнута войсковым испытаниям, которые показали хорошие результаты, но в связи с предстоящей модернизацией реактивных снарядов типа М-13 она не была принята на вооружение и после серии 1946 года снята с производства. Однако, в 1950 году выпускалось Краткое руководство по боевой машине БМ-13-СН [109].

В 1944 году, после получения положительных результатов по кучности стрельбы снарядами калибра 132 мм с опытных спиральных направляющих, специалисты СКБ по собственной инициативе приступили к разработке спиральных направляющих для пуска снарядов М-8 калибра 82 мм. Преимуществами по сравнению с установками типа М-8 с направляющими типа “балка” были:

  • повышение кучности стрельбы снарядами М-8 и сокращение площади рассеивания при угле возвышения 45º – в 3,7 раза, 25º – в 10,8 раза, 11º – 8,5 раза;
  • возможность вести стрельбу через кабину в диапазоне от +12 º и выше;
  • упрощение производства;
  • удешевление изготовления, т.к. отпал целый ряд трудоемких станочных работ.
]]>]]> Рисунок установки БМ-8-СН на доработанном шасси грузового автомобиля серии Studebaker

В 1945 году на московском заводе “Компрессор” было изготовлено несколько установок БМ-8-СН, которые использовались для обучения номеров расчета. В связи с окончанием войны и снятия с вооружения снаряда М-8 установка не была принята на вооружение [110].

В период с декабря 1944 года по февраль 1945 года на главном Артиллерийском Краснознаменном Полигоне ГАУ КА производился баллистический отстрел реактивных снарядов М-13-УК. Целями стрельб были: изучение влияния температуры заряда на дальность и кучность снарядов М-13-УК; изучение влияния веса снаряда на дальность полета и величину деривации. Количество произведенных выстрелов – 384 шт. В процессе проведенных испытаний было установлено:

“1. С повышением температуры заряда дальность снарядов увеличивается. Изменение температуры заряда на 10°С, при стрельбе под углом возвышения 45°С, изменяет дальность на 33 м. или 0,42% дальности.

Боковое рассеивание снарядов с повышением температуры зарядов уменьшается. При увеличении температуры заряда на 45°С, боковое рассеивание уменьшается, примерно, на 20%

2. С уменьшением веса снарядов, дальность их возрастает.

Уменьшение веса снаряда на 1% при стрельбе под углом 45° вызывает увеличение дальности на 60 м. или 0,78% дальности от дальности.

3. Величина деривации снарядов М-13-УК, по сравнению с величиной рассеивания, незначительна”[111].

В 1945 году были продолжены работы по трофейным реактивным боеприпасам [112].

В январе 1945 года на Артиллерийском полигоне Артиллерийской Академии (ст. Алабино) было проведено учение по разведке реактивных минометов противника. Задача учений – “сбор опытного материала по оптической и звуковой разведке реактивных минометов с последующей обработкой его и составление войсковой инструкции для засечки реактивных минометов средствами АИР” [113] (артиллерийской инструментальной разведки).

“В выводах по алабинскому учению, на основании полученного богатого опытного материала, утверждается полная возможность не только оптической, но и звуковой разведки реактивных минометов, причем, даже при наличие записей с плохими или отсутствующими началами. Точность звуковой  засечки цели получена в пределах 14-30 малых делений угломера” [114].

В одном из документов ЦАМО имеется следующая информация по упомянутому вопросу.

“В ходе Великой Отечественной войны, и главным образом, сразу же после её окончания у нас в СССР начались работы по отысканию средств разведывания реактивных установок. С этой целью, по заданию Командующего Артиллерией Советской Армии, Артиллерийский Стрелково-Тактический Комитет /ныне НИИ-1 А.А.Н, МВС/ провел два больших учения: первое – на Алабинском Полигоне под Москвой в 1945 году и второе на Лужском Полигоне в 1946 году с привлечением всех средств артиллерийского инструментального разведывания. Кроме того в 1947 году в несколько меньшем об”еме, подобные учения провела Высшая Офицерская Артиллерийская Школа /ВОАШ/.

Выводы этих учений еще раз подтвердили то положение, что существующие методы и приборы АИР не пригодны для разведки реактивных установок. Для этого необходимы новые методы и приборы.

Отыскание новых методов разведывания реактивных установок /РУ/ невозможно без знания тех явлений, которые можно использовать для разведки реактивных систем. Вначале эта работа была поставлена в НИИАП /ныне НИИ-5 ААН МВС/, а затем в 1947 году на ГНИАП”е. Ввиду того, что НИИАП поставленную задачу решил недостаточно полно, комплексное исследование всех физических явлений, возникающих при реактивном выстреле, было поставлено и практически, впервые, начато в 1947г. на ГНИАП”е” [115].

Развитие реактивной артиллерии в годы Великой Отечественной войны поставило перед учеными артиллеристами задачу по изысканию для нее способов стрельбы. Такая задача была поставлена Н.Н. Вороновым и Ф.А. Самсоновым. Проведенные исследования показали, "что для реактивной артиллерии приемлемы и достаточно эффективны те же основные способы, что и для ствольной". Это было подтверждено в ходе войны [116].

Далее приведем статистические данные о производстве снарядов М-13, М-8, М-20, М-30, М-31. “За время Великой Отечественной войны 1941-1945гг фактический выпуск ракетных снарядов, в среднем за месяц составлял:

                             для       М-8 – 110.000 шт.

                                          М-13 – 114.000 шт.

                                          М-20 – 12.000 шт.

                                          М-30 – 7.000 шт. и

                                          М-31 – 23.000 шт.

Максимальный выпуск этих снарядов по отдельным месяцам, уже при развернутом производстве составлял:

                             для       М-8 – 153.000 шт.

                                          М-13 – 168.000 шт.

                                          М-20 – 8.000 шт.

                                          М-30 – 600 шт.

                                          М-31 – 41.000 шт.” [117]

Подробнее о производстве снарядов и их элементов смотрите галереи на нашем сайте (1,2,3,4).

Как во время войны, так и после нее стали формироваться новые требования к образцам реактивной артиллерии. Достаточно, для общего понимания этого вопроса, представлена информация по этому вопросу в Соображениях по докладу генерал-лейтенанта артиллерии т.Дегтярева и сборах зам.Командующих Артиллерией по ГМЧ групп войск и военных округов

СООБРАЖЕНИЯ

По докладу генерал-лейтенанта артиллерии т.Дегтярева
и сборах зам.Командующих Артиллерией по ГМЧ групп
войск и военных округов

   1. Снимать системы М-8 с вооружения ГМЧ преждевременно. Системы М-8 являются эффективным средством борьбы с открыто расположенной пехотой, а также при действиях в горно-лесистой местности. Снаряд М-8 легок, прост в изготовлении, недорог и может производиться в больших количествах.

Для улучшения кучности отработана и испытана боевая машина М-8 СН. Кучность снарядов М-8 при стрельбе с этой боевой машины улучшается в 4 раза на предельной дистанции.

Отрабатывается новый снаряд М-8 с более мощной боевой частью. Снаряд этот будет иметь толщину стенки около 14 мм (при коэффициенте наполнения 12%) и давать осколочное действие равное 85 мм зенитному снаряду ствольной артиллерии.

Для действия в горах был разработан, испытан и применялся в минувшей войне легкий и удобный тип горной установки М-8 переносимый бойцами или перевозимый на вьюках. В случае принятия решения об организации горных ГМЧ производство горных установок можно быстро восстановить.

Все проводимые работы по улучшению снарядов М-8 и созданию установок для действия в горах дают полное основание считать, что система М-8 на вооружении ГМЧ должны еще сохраниться.

   2. Для действия в горных и полевых условиях будет создаваться универсальная система М-11, позволяющая производить стрельбу непосредственно из прочной, картонной укупорки. Создавать для горных условий систему М-13 нет необходимости, так как такая система будет громоздкой и тяжелой.

   3. Разработана, испытана и находится в стадии приема на вооружение боевая машина БМ-13-СН, более простая в изготовлении, обеспечивающая кучность при стрельбе снарядами М-13 равную кучности снарядов М-13 УК.

БМ-13 СН позволяет вести стрельбу снарядами М-13, М-13 УК, М-20 и М-13ДД.

При стрельбе снарядами М-20 из системы БМ-13 СН боковая кучность увеличивается в 3 раза. При стрельбе снарядами М-13ДД из БМ-13СН боковая кучность увеличивается в 1,6 раза по сравнению со стрельбой этими же снарядами со штатной боевой машины БМ-13.

   4. Создавать снаряд М-13 с дальностью 30-40 км. не имеет смысла, так как мощность снаряда М-13 мала.

Запланированы работы по созданию снаряда с дальностью 20-25 км. и мощностью снаряда М-31. Этот снаряд наиболее близко подходит к требованиям выдвинутым совещанием.

   5. По улучшению системы М-31 проделана следующая работа: создана и принята на вооружение боевая машина М-31-12 с повышенной маневренностью, позволяющей сопровождать наступающие войска и действовать в прорывах.

С целью улучшения кучности (до 1/100) и увеличения дальности до 6-7 км. 4-е Управление ГАУ ВС ставит перед собой задачу по модернизации снарядов М-31.

   6. Вопрос о создании боевой установки М-13, позволяющей стрелять прямой наводкой без подготовки специальной аппарели поставлен правильно. При разработке  ТТТ на модернизацию систем М-13 и М-31 этот вопрос будет предусмотрен и боевые установки такого типа будут разрабатываться.

   7. В данное время (кроме уже изданных) находится в печати и будут в ближайшее время рассылаться следующие руководства и наставления:

     а) руководство службы при БМ-8-48

     б)        -″-                      -″-     БМ-31-12

     Вышли из печати и разосланы в июле 1946 года:

      а) инструкция по хранению и сбережению боеприпасов в арсеналах, на базах и окружных складах;

      б) немецкие пороховые реактивные снаряды. Краткое описание и инструкция по обращению.

   8. Снаряды М-20 на вооружении ГМЧ следует сохранить, как снаряды дающие хорошие результаты по кучности, при стрельбе с боевых установок М-13СН, и весьма эффективное действие у цели.

   9. Возможность построения параллельного веера путем взаимной отметки боевых машин будет предусмотрена при модернизации БМ-13 и БМ-31-12.

   10. Предложения о разработке станков для стрельбы снарядами М-13, М-20 и М-31 в условиях городов и крупных населенных пунктов, а также приспособлений для переноски этих снарядов в условиях уличного боя, будут включены в план работ 4-го Управления ГАУ ВС.

   11. Предложения о создании прибора для правильного расположения эллипсов систем М-13 и М-31-12 при решении стрелково-артиллерийских задач будут включены в план работ 4-го Управления ГАУ ВС.

     п/п ЗАМ. НАЧАЛЬНИКА 4-го УПРАВЛЕНИЯ ГАУ ВС
             генерал-майор инж. арт.службы -
                                                                                       (КУЗНЕЦОВ)

     ″25″ июля 1946 года. [118].

В предложениях Главного Артиллерийского Управления Вооруженных Сил к единому плану опытных и научно-исследовательских работ по реактивным порохам на 1946-1947 годы была предусмотрена “…отработка пороховых зарядов к штатным снарядам М-8 и М-31 по рецептурам пороха на мирное время…”. В результате проведенных работ должны были “…быть разработаны пороховые заряды к снарядам М-8 и М-31, не содержащие в своем составе окиси магния в качестве стабилизатора и пригодные для длительного хранения в складских условиях…”. При отработке требовалось “…исследовать возможность добавок специально прокаленной окиси магния для обеспечения устойчивости горения…” [119].

О других послевоенных планах развития реактивной артиллерии смотрите на нашем сайте: ЦАМО РФ: Из планов развития реактивной артиллерии в России после Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

В период с 23-29 января 1947 года “в 1-м учебно-испытательном артиллерийском дивизионе ГАУ ВС” планировалось “провести испытания клиньев для уменьшения наименьшего угла возвышения направляющих боевых машин БМ-13 и БМ-31-12″ [120].

Работы в области реактивной артиллерии в целом в рассмотренный период стали предпосылками к созданию новых образцов рассмотренного класса вооружения, противотанковых ракетных комплексов, зенитных ракетных комплексов, многоствольных установок для вооружения кораблей различного водоизмещения и авиационного ракетного вооружения.

В завершении статьи приведем основные тактико-технические данные установок (боевых машин) и реактивных снарядов из различных источников.

Таблица тактико-технических данных боевых машин гвардейских минометных частей СВГК КА [121]

Наименование характеристики БМ-13 на автомаш. БМ-13 на СТЗ-5 НАТИ БМ-8 на Т-60 БМ-8 на ЗИС-6
Количество направляющих 16 16 24 36
Количество снарядов одного залпа установки 16 16 24 36
Максимальная дальность стрельбы, м:        
а/ снаряд норм.дальности 8470 8470 5030 4800
б/ снаряд уменьш.дальн. 4780 4780 - -
Вес окончательно снаряж. снаряда в гр. 42750 42750 7025 7025
Марка взрывателя ГВМЗ ГВМЗ АМ-а АМ-а
Установки  взрывателя оскол./зам. оскол./зам. оскол. оскол.
Габаритные данные снаряда, мм:
       - длина
       - диаметр

1500
132

1500
132

500/550
82

500/550
82

Действие снаряда у цели при установке взрывателя на осколочное действие:        
       - глубина/диаметр воронки 20/140 20/140 10/80 10/80
       - зона сплошного поражения, м2 3300 3300 1000 1000
       - дальность разлета средних осколков,м до 150 до 150 до 35 до 35
       - дальность разлета крупных осколков,м до 250 до 250 до 100 до 100
Действие снаряда у цели при установке взрывателя на замедленное действие:        
       - глубина воронки, м 0.85 0.85 - -
       - диаметр воронки, м 2.80 2.80 - -
Минимальное время для производства залпов, с 5-7 5-7 5-7 5-7
Время, необходимо для приведения установки “к бою”, с 45-70 45-70 30-45 30-45
Время, необходимое на перезарядку (без переездов), мин 8-10 10-12 10-12 15-20
Вес установки, кг 5700 7800 5600 5300
Вес заряженной установки с расчетом, кг 7000 9000 4500 6200
Габариты,м
       - длина
       - ширина
       - высота

6.40
2.28
2.80

5.00
2.10
2.70

4.10
2.30
2.40

6.90
2.30
2.60

Предельная скорость заряженной установки, км/ч 40 15 25 40
Время, необходимое для занятия ОП с 4.5 километровым маршем, мин 40-60 60-80 40-60 40-60
Время необходимое для перемены ОП на расстоянии до 600 м с перезарядкой установок, мин 25-30 35-40 25-30 25-30
Время, необходимое для дивизиона ГМЧ на занятие боевого порядка, при условии предварительной разведки местности и удовлетворительного состояния дороги, час 2-2,5 2,5-3 2-2,5 2-2,5
Время, необходимое на открытие огня по вызову /при занятом боевом порядке/, мин 1-2 1-2 1-2 1-2
Вес ящика со снарядами, кг 130 130 65 65

 

Основные характеристики снарядов М-31 и М-8 [122]

  М-31 М-8
Вес в начальный момент Gо, кг 91,5 7
Вес в конце горения Gкон, кг 80,2 6
Время горения заряда tay, с 0,8 0,4
Средний весовой расход, кг/сек 14,1 2,5
Экваториальный момент инерции Jо при t=0, кг•м•сек2 2,18 0,0133
Экваториальный момент инерции Jкон при t=тау, кг•м•сек2 0,04 0,0124
Изменение экваториального момента инерции в  единицу времени, кг•м•сек 0,175 0,00225
Средняя реактивная сила, кг 2780 520
Среднее реактивное ускорение j, м/сек 380 740
Длина направления l (вероятно имеется ввиду длина направляющей-прим автора статьи), м 2 2
Скорость снаряда при выходе из направляющей υо м/с  28,6 55
Скорость снаряда в конце активного участка /приближенно/, м/с 300 300
Площадь меделева сечения S,м2 0,0707 0,00528

Основные характеристики снарядов [123]

Индекс снаряда М-8 М-13 М-13УК М-31 М-31УК
Балистический индекс ТС-34 ТС-13 ТС-53 ТС-31 ТС-52
Калибр, мм 82 132 132 300 300
Диаметр реактивной камеры, мм 140 140
Вес окончательно снаряженного снаряда с взрывателем АМ-А, кг 7,92
Вес окончательно снаряженного снаряда с взрывателем ГВМЗ, кг 42,5 42,5
Вес снаряженной боевой части с взрывателем, кг 2,79
Вес снаряженной боевой части, кг   21,9 21,9 91,5 91,5
Вес разрывного заряда, кг 0,6 4,9 4,9 28,9 28,9
Вес снаряженного реактивного двигателя, кг 5,13 20,6 20,6 39,7 41,3
Вес порохового заряда, кг 1,18 7,05-7,13 7,05-7,13 11,15-11,3 11,15-11,3
Длина снаряда без взрывателя, мм 675 1415 1415
Полная длина снаряда без взрывателя, мм 1760 1760
Размах крыльев (лопастей) стабилизатора, мм 200 300 300 300 300
Время горения реактивного порохового заряда, с 0,6 0,85 0,85 0,95 0,95
Средняя реактивная сила, кг 400 1650 1550 2320 2180
Скорость схода снаряда с направляющей (дульная скорость), м/с 50 70 65 40 35
Среднее ускорение снаряда, м/с2 630 500 470 285 275
Наибольшая скорость снаряда, м/с 315 355 335 255 245
Длина активного участка траектории, м 80 125 115 115 110
Наибольшая дальность стрельбы, м 5515 8470 7900 4325 4000
Радиус сплошного поражения осколками, м 3-4
Радиус сплошного поражения осколками (при установке взрывателя на “О”), м 8-10 8-10
Радиус действительного поражения осколками, м 12-15
Радиус действительного поражения осколками (при установке взрывателя на “О”), м 25-30 25-30
Размеры воронки в грунте средней твёрдости (при установке взрывателя на “З”), м:          
    диаметр 2-2,5 2-2,5 7-8 7-8
     глубина 0,8-1 0,8-1 2-2,5 2-2,5
Срединное отклонение по дальности – Вд (при угле возвышения 45°), м 105 105 75 105 55
Срединное боковое отклонение – Вб (при угле возвышения 45°), м 220 200 95 255 75
Тактико-технические данные снаряда М-30 увеличенной дальности чертежа ТЗ-0081 (опытный) [124]
Вес корпуса головки, кг 10,8
Вес ракетной части, кг 30,680
Вес корпуса снаряда, кг 41,48
Вес ракетного заряда, кг 10,0
Вес разрывного заряда в амматоловом снаряжении (подчеркнутая фраза зачеркнута), кг около 28
Вес неокончательно снаряженного снаряда, кг 79,48
Ожидаемая дальность, км 4,0-4,5
Кучность Вд/Х = 1/50;   Вб/Х = 1/30
Головка корпуса снаряда изготавливалась из 4 мм листа. Ракетная камера представляла собой блок камеру-сопло и изготавливалась из трубы. Ракетный заряд состоял из 6 одноканальных цилиндрических шашек нитроглицеринового пороха размеров 40/8-900 мм и воспламенителя из дымного пороха весом 75 гр.

Также смотрите электронные облики некоторых постановлений Государственного Комитета Обороны (ГКО).

Дата внесения последних изменений: 04.01.2016 г.

Сокращённый печатный вариант статьи опубликован в источнике: Гуров С.В. Развитие реактивной артиллерии в России в 30-х – 40-х годах ХХ века // Труды Пятой Международной научно-практической конференции (14-16 мая 2014 года) “Война и оружие. Новые исследования и материалы”. В четырёх частях. Часть 1. – Санкт-Петербург: ЦОП ФГБУ “ВИМАИВиВС” МО РФ, 2014. – С. 439-456.

Источники: 
  1. Автореферат диссертационной работы О.С. Воротникова “Развитие ракет полевых реактивных систем залпового огня в XX веке”, – М.: ИИЕТ им. С.И. Вавилова РАН, 2007. – С.4,6.
  2. С.Н. Резниченко “Реактивное вооружение Советских ВВС”. – М.: Издательская группа “Бедретдинов и Ко”, 2007. – С.932.
  3. С.Н. Резниченко “Реактивное вооружение Советских ВВС”. – М.: Издательская группа “Бедретдинов и Ко”, 2007. – С.932, 938-939.
  4. Кузнецов К.М. История ракетного оружия и его боевого применения. МО СССР, М.: 1972.
  5. С.Н. Резниченко “Реактивное вооружение Советских ВВС”. – М.: Издательская группа “Бедретдинов и Ко”, 2007. – С.928.
  6. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12035. Д. 347. Л. 1,3,17-18.
  7. Ракетные пусковые установки в Великой Отечественной войне. О работе в годы войны СКБ при московском заводе “Компрессор”//А.Н. Васильев, В.П.Михайлов. – М.: Наука, 1991. – С.12-13.
  8. Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне. На правах рукописи. М.: 1955. – С. 17,18.
  9. Ракетные пусковые установки в Великой Отечественной войне. О работе в годы войны СКБ при московском заводе “Компрессор”//А.Н. Васильев, В.П.Михайлов. – М.: Наука, 1991. – С. 16.
  10. Афанасьев Н. Первые залпы легендарных "Катюш". Подвигу четверть века // Правда. - 14.07.1966г. - №195 (17512). - С.4.
  11. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12200. Д. 49. Л. 180-182,184.
  12. ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 2. Л. 139,140.
  13. ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 2. Л. 177.
  14. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12084. Д. 13. Л. 18.
  15. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 26. Л. 12.
  16. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12084. Д. 13. Л. 33-34. 
  17. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 13. Л. 114.
  18. Ракетные пусковые установки в Великой Отечественной войне. О работе в годы войны СКБ при московском заводе “Компрессор”//А.Н. Васильев, В.П.Михайлов. – М.: Наука, 1991. – С. 12-13.
  19. Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне. На правах рукописи.:М.: 1955. – С. 22.
  20. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12084. Д. 13. Л. 11.
  21. Первов М. Рассказы о русских ракетах. Книга первая. – Издательский дом "Столичная энциклопедия". – Москва, 2012. – С. 257.
  22. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 4. Л. 247.
  23. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12084. Д. 13. Л. 25.
  24. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 119120сс. Д. 27. Л. 99-101.
  25. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 10. Л. 113-151.
  26. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 119120сс. Д. 28. Л. 118-119.
  27. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 119120сс. Д.28. Л. 118-120.
  28. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12084. Д. 13. Л.25. 
  29. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 16. Л. 175,177-182,187.
  30. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 7. Л. 45.
  31. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200 .Д. 7. Л. 36,37.  
  32. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12104. Д. 654. Л. 50.
  33. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12104. Д. 654. Л. 51.
  34. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12104. Д. 654. Л. 56.
  35. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 404.
  36. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 276. Л. 5.
  37. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 623.
  38. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12094. Д. 312. Л. 25.
  39. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12204. Д. 4. Л. 406-407,414,418.
  40. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 11. Л. 38.
  41. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 5. Л. 114.
  42. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 49. Л. 99,100.
  43. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 12.
  44. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 21-23.
  45. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 450.
  46. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12106. Д. 682. Л. 5.
  47. Foedrowitz Michael. Stalin Organs. Russian Rocket Launchers. На английском языке. Перевод с немецкого Dr. Edward Force (Central Connecticut Statae University) // Schiffer Military/Aviation History Atglen,PA. - P. 11-12.
  48. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 21. Л. 50.
  49. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 21. Л. 47.
  50. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 566864с. Д. 15. Л. 33.
  51. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 11. Л. 44.
  52. ]]>http://img15.nnm.ru/e/3/c/3/e/f9a278c98851026ccf8cceaf77f.jpg]]>
  53. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 24.
  54. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 10. Л. 180-182.
  55. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12104. Д. 654. Л. 64.
  56. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 23. Л. 2.
  57. Гуров С.В. Реактивные системы залпового огня. Обзор. Электронный вариант. Дата последнего обновления 21.03.2010 года. – Тула.: ФГУП ГНПП “Сплав”, 2010. – С. 60-61.
  58. Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне. На правах рукописи.:М.: 1955. – С. 17.
  59. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 10. Л. 180-182.
  60. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12104. Д. 654. Л. 64.
  61. ]]>http://img-fotki.yandex.ru/get/21/valiant-17.51/0_f0cc_eb59cf6a_orig]]>
  62. ]]>http://fotki.yandex.ru/users/valiant-17/view/61644?page=113]]>
  63. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 27-28.
  64. ]]>http://www.soldat.ru/doc/gko/gko1941.html]]>
  65. Краткие таблицы стрельбы систем М-8. Для осколочных снарядов ТС-11, ТС-12. Военное издательство Народного Комиссариата обороны, 1942. – обложка.
  66. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11358. Д. 65. Л. 5,6,7,11.
  67. Покровский Вл. Краткий очерк деятельности автомобильного подотдела // Известия Главного Комитета по Снабжению Армии. - №25 – 1 сентября 1916 года. Доверительно. На правах рукописи. Всероссийские Земский и Городской Союзы. – С. 56,59.
  68. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 28,30,39-40.
  69. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 79.
  70. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 38. Л. 89.
  71. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 316 и 321.
  72. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 213.
  73. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 331.
  74. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 49. Л. 1-3.
  75. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12042. Д. 414. Л. 306.
  76. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12196. Д. 564. Л. 2.
  77. Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне. На правах рукописи.:М.: 1955. – С. 49-50,130.
  78. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12196. Д. 594.
  79. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 323. Л. 45.
  80. Сизов Игорь. Секретное задание // Вольная КУБАНЬ. – 2005. – 25 февраля. – С. 6.
  81. Белащенко Е. Ленинградская крупнокалиберная // Техника-молодежи. – 1985. – №5. – С. 26.
  82. Техника-молодежи. – 1985. – №5. – С. 22.
  83. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 239.
  84. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 254.
  85. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. ДД. 279-280.
  86. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 332.
  87. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 365.
  88. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 468.
  89. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 497.
  90. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12050. Д. 82.
  91. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 48.
  92. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 98.
  93. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 624.
  94. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 627.
  95. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 645.
  96. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 657.
  97. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 709.
  98. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12042. Д. 414.
  99. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12042. Д. 575.
  100. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12042. Д. 577.
  101. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12042. Д. 696.
  102. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 658.
  103. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 263. Л. 34-35.
  104. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 50-51.
  105. Ракетные пусковые установки в Великой Отечественной войне. О работе в годы войны СКБ при московском заводе “Компрессор”//А.Н. Васильев, В.П.Михайлов. – М.: Наука, 1991.
  106. ]]>http://news.bcm.ru/gallery/15]]>
  107. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 276. Л. 204.
  108. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 52,53,55.
  109. Боевая машина БМ-13-СН. Краткое руководство. Военное министерство Союза ССР. - 1950.
  110. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 55,58.
  111. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12038. Д. 539. Л. 1.
  112. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12204. Д. 416. Л. 49,51-52.
  113. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 170760. Д. 2432. Л. 8.
  114. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 170760. Д. 2432. Л. 15.
  115. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 170760. Д. 2502. Л. 16-17.
  116. Чернухин В.А. Анализ деятельности центральных органов управления артиллерией по развитию теории стрельбы и управления огнем (1941–1945) // Сборник исследований и материалов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. Выпуск IX. – СПб.: ВИМАИВиВС, 2010. – С. 18. Ссылка на электронный вариант Сборника: ]]>http://www.artillery-museum.ru/press-ebooks.html]]>
  117. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 119120сс. Д. 27. Л. 92.
  118. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 566853с. Д. 2. Л. 119-121.
  119. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 160818cc. Д. 14. Л. 21.
  120. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 802855. Д. 4. Л. 36.
  121. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12196. Д. 565. Л. 20-22.   1942 год.
  122. ЦАМО РФ. Ф. 81. Оп. 12042. Д. 414. Л. 210-211.   1944 год.
  123. Боеприпасы гвардейских минометных частей. Краткое руководство. Издание второе. Воениздат. М.: 1948. - С. 8,9,12,13,16,17.
  124. ЦАМО РФ. Ф. 59. Оп. 12200. Д. 79. Л. 104. Документ отпечатан 5 ноября 1942 года.
  125. Краткая история СКБ-ГСКБ Спецмаш-КБОМ. 1 книга. Создание ракетного вооружения тактического назначения 1941-1956 гг. – М.: Конструкторское бюро общего машиностроения, 1967. – С. 25,27,29,39,49,52,56.
  126. Неизвестная “катюша”. // Армейский сборник. – №1, 1999. – С. 56.
  127. Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне. На правах рукописи.:М.: 1955. – С. 12,37,46,50,534.
  128. ]]>http://img15.nnm.ru/e/3/c/3/e/f9a278c98851026ccf8cceaf77f.jpg]]>
  129. ]]>http://www.aviapress.com/book/trn/trn145_6.jpg]]>
  130. Гуров С.В. Рождение реактивной артиллерии. Журнал "Грузовик Пресс". Москва. - №7. - 2011. - С. 67-71.